aif.ru counter
113

Село под крылом. В Тверской области инвестор возрождает сельхозпроизводство

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ в Твери 27/06/2018
Дмитрий Бойков / АиФ

В тверской глубинке много проблем. В некоторых деревнях уже не осталось постоянных жителей, только дачники. Во многих других есть и фермы, и сельхозкооперативы, но крестьяне там зачастую работают за копейки: деваться некуда.

Село сегодня может оживить лишь грамотный инвестор. Яркий тому пример - агропредприятие «Никольское» в Кесовогорском районе.

Тяжёлая земля

Компания образовалась в 2014 году на базе колхоза «Россия». Некогда крупнейшее хозяйство района находилось в процессе банкротства. Чтобы расплатиться с долгами, коров пускали на мясо, здания - на стройматериалы, техника и инвентарь шли на металл. Люди сидели без работы и без денег. Но одному московскому бизнесмену приглянулся этот живописный край. Он выкупил то, что осталось от кооператива, - в основном животных и инвентарь. Теперь хозяйство развивается. Планы у инвестора далеко идущие: вдохнуть новую жизнь в село, где будут не только современный животноводческий комплекс, но и новые дома для работников и их семей. Казалось бы, власти всех уровней должны держаться за таких благодетелей и всячески им содействовать. Но в реальности руку помощи предприятию протягивать не спешат.

«Хоть у нас и не увидишь заброшенных участков, собственной земли в хозяйстве нет. Свои паи и доли бывшие колхозники распродали, земли ушли непонятно кому, - говорит директор «Никольского» Александр Климов. - Как бы абсурдно это ни звучало, некоторые участки числятся как виноградники. Но у нас суглинок, виноград расти здесь не будет никогда».

Агропредприятие обрабатывает более двух тысяч гектаров земли. Из них двести - арендованные, остальные - неизвестно чьи. Были бы эти поля осиротевшими и заросшими, их изъяли бы согласно федеральному и региональному законам, которые приняли в 2016 году. В этом случае хозяйство могло бы их выкупить или арендовать. Но оно их активно возделывает либо использует под пастбища. Мер, которые позволили бы решить проблемы с землёй, государство, к сожалению, не принимает. Это ограничивает возможности для развития агропредприятия. Например, на бесхозных участках нельзя возводить постройки. В хозяйстве сейчас 1150 коров, 350 - дойных. У руководства есть серьёзные планы увеличить поголовье в полтора раза, разместить стойловые боксы для беспривязного содержания скота с механизированным кормлением и уборкой. Будет новая работа для деревенских жителей. К тому же трудиться в современных коровниках людям гораздо приятнее. Через какие административные барьеры придётся пройти, чтобы осуществить задуманное, остаётся только гадать.

Требуют ремонта и старые постройки - наследство от развалившегося кооператива. Но кто будет вкладываться в бесхозную собственность? Это приносит и другие хлопоты. Чтобы оплатить электроэнергию, затраченную на них, нужны документы о собственности, которые давно утеряны. Хозяйству грозит обесточивание. А это - конец всему. Результат колоссального труда будет сведён на нет. Агропредприятие беспрестанно судится, пытаясь заполучить в собственность производственные здания. Отсудить удалось лишь животноводческий комплекс, мастерскую и зерносушилку - одну из немногих в регионе, работающую на газе.

Фото: АиФ/ Дмитрий Бойков

Молоко сворачивается

Большая часть зерна, выращенного в деревне Никольское, идёт на корм скоту. Фермеры Кесовогорского и соседних районов в основном развивают мясное животноводство. Молочное - более капиталоёмкое, медленнее окупается. Но предприятие всё-таки решило взять такой курс. По словам Александра Сергеевича, проблема мелких производств сейчас в том, что в регионе некуда сдавать молоко. Ещё лет пятнадцать назад почти в каждом райцентре Тверской области был свой молокозавод. Сегодня в регионе их осталось лишь двенадцать. Молочный завод в Кесовогорском районе давно закрылся, недавно прекратило своё существование аналогичное предприятие в соседнем Кашинском. Рынок захватили крупные агрохолдинги. Поэтому одни местные хозяйства развалились, другие ищут, куда сбыть продукцию. Но туда, где её принимают, молоко невыгодно сдавать из-за низких закупочных цен. Чтобы держаться на плаву, хозяйства должны составить конкуренцию холдингам. Однако это практически невозможно. У производства молока есть сезонность: летом удои растут, зимой падают. Хозяйства также сильно зависят от природных факторов: неурожайный год, засуха или, наоборот, ливни. По холдингам это бьёт куда меньше.

«В регионе неправильная ценовая политика. Сегодня закупочная цена сырого молока - в среднем 18 рублей за литр. Столько же, сколько и несколько лет назад. Но ведь солярка постоянно дорожает. Растут тарифы на газ, электроэнергию. Поэтому нет рентабельности производства, - объясняет директор агропредприятия. - В советские времена молоко стоило дороже топлива».

Производителям молока дают субсидии из областного бюджета - около 1 рубля 30 копеек за литр реализованного продукта. Но такую помощь в основном получают крупные производители, а не мелкие. Сдавая молоко на молокозавод в небольших объёмах, можно остаться в убытке. Если же его перерабатывать самостоятельно, толка будет больше. Агропредприятие Кесовогорского района так и поступило. Оно открыло собственный цех по производству сыра. Продукция под брендом «Никольское» уже поставляется в Москву. Возможно, их сыр появится и на тверских прилавках. В сутки цех выпускает от полутонны до тонны продукции. На это уходит 5-10 тонн молока. Пока налажено производство сыра сулугуни и «косичек», но в планах выпускать и твёрдые сорта сыров.

Как развиваться?

С прошлого года некоторые банки стали напрямую выдавать аграриям кредиты на приобретение сельхозтехники под 5% годовых и ниже. Выплачивать их можно по индивидуальным графикам в зависимости, например, от сезонной деятельности. Но количество таких кредитов ограничено. Да и выдают льготные кредиты банки охотнее опять-таки крупным производителям. Поэтому последние три трактора «Беларусь» хозяйство приобретало по обычной ставке.

По мнению Александра Климова, реальная государственная финансовая поддержка сельского хозяйства - это субсидии на гектар возделываемой посевной площади. За посев гектара зерновых культур дают 1300 рублей, за гектар кормовых - тысячу. Но и эти средства небольшие. Агропредприятие в деревне Никольское, например, получило в этом сезоне чуть больше двух с половиной миллионов рублей. Однако только на посевную топлива затратили на три миллиона. При этом, если то или иное хозяйство сократило своё производство, помощи оно уже не получит. Как в таком случае провести посевную в срок и с высоким качеством?

Колхозник может жить богато

Кадровая проблема в сельском хозяйстве остра, как ни в одной другой отрасли. В «Никольском» сейчас на постоянной основе трудятся порядка сорока человек. Есть те, кто работает вахтовым методом: на посевной либо при уборке урожая. Используется и труд мигрантов: иностранные граждане обычно работают пастухами или на дойке. Горожане, бывающие в деревнях, замечают: здесь очень мало молодёжи. Ребята уезжают в город, где много событий - можно пойти в кино, театр, на выставку... Но главное - отправляются за заработками. Слишком долгое время они наблюдали, что деревня - это низкий уровень жизни. Однако грамотные инвесторы доказывают: колхозник может жить богато. На агропредприятии зарабатывают не меньше, а порой и больше, чем в городе. В уборочный сезон профессиональный механизатор может получать здесь до 40 тысяч рублей в месяц. По мнению Александра Климова, чтобы люди трудились в сёлах, платить им нужно именно такие зарплаты.

«При этом работа должна быть круглогодичной. Выращивание овощей и зерна, производство мясомолочной продукции - не единственные сферы деятельности на селе. Можно, например, открыть пилораму и наладить собственный деревообрабатывающий бизнес», - уверен Александр Сергеевич.

На карте Тверской области много серых точек разрухи и неустроенности. После развала колхозов и совхозов некоторые поселения стали обузой для муниципалитетов, земли там заброшены, превращаются в новую целину. Бизнесмены - единственное спасение для хозяйств. За них нужно держаться, всячески им способствовать, стараться не спугнуть. Если власти сами не могут возродить село, позвольте сделать это бизнесу.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах