aif.ru counter
153

«Миру не нужна агрессия». Рами Аль-Шаер о внутренних конфликтах Сирии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ Тверь 21/07/2020
В Сирию продолжает поступать гуманитарная помощь.
В Сирию продолжает поступать гуманитарная помощь. © / Vadim Savitsky / www.globallookpress.com

О том, как невыносимо тяжело сирийскому народу, мы много раз говорили с политологом и общественным деятелем Рами Аль-Шаер. Казалось бы, на Ближнем Востоке происходит много политических событий, но, к сожалению, далеко не все они ведут к позитивным переменам. А если таковые и назревают, то очень медленно.

Досье

Рами АЛЬ-ШАЕР. Родился в 1955 году в Палестине. Получил высшее военное образование в Москве. В 1975 году во время палестинского конфликта в качестве военного атташе был направлен в Россию налаживать дипломатические связи. С 1983 по 1986 год был послом Палестины в Советском Союзе и считался личным представителем Ясира Арафата. В 1992 году получил российское гражданство, но оставил и гражданство Палестины. Указом Президента РФ награждён орденом Дружбы, в мае 2015 года – орденом Почёта.

Рами Аль­Шаер: «Своей миссией как политика считаю достижение мира и благополучия во всём мире, особенно в таких многострадальных странах, как Палестина, Сирия, Ливия и другие. Именно поэтому я и написал книги «Сражающаяся Сирия» и «Сочи­2018: дорога к миру».
Рами Аль­Шаер: «Своей миссией как политика считаю достижение мира и благополучия во всём мире, особенно в таких многострадальных странах, как Палестина, Сирия, Ливия и другие. Именно поэтому я и написал книги «Сражающаяся Сирия» и «Сочи­2018: дорога к миру». Фото: фото из личного архива

В июле в Сирии произошло несколько поворотных моментов. Это ещё одно подтверждение России, Турции и Ирана своих намерений выполнять астанинские соглашения; это оставление одного на всю страну  контрольно-пропускного пункта, через который проходит гуманитарная помощь; и, наконец, это выборы в парламент, состоявшиеся 19 июля. О значении этих событий и о том, что сейчас происходит в Сирии, наша беседа с Рами Аль-Шаер. По всем вопросам он излагает личное, субъективное мнение и освещает информацию, исходя из собственных данных.

Где корни недоверия?

– Рами, 19 июля прошли выборы в сирийский парламент. Они должны были состояться ещё в мае, но сроки перенесли из-за коронавируса. Как вы считаете, появится ли после этих выборов у народа доверие к власти? 

– У меня по этому поводу, скорее, пессимистический прогноз. Создаётся впечатление, что сирийское руководство не предпринимает никаких практических шагов, которые говорили бы о его готовности взять на себя ответственность за ситуацию в стране.

Сейчас, когда экономическое положение в Сирии стало ещё хуже, а уровень жизни народа – ещё ниже, когда все ждут реальных шагов по борьбе с бедностью, голодом и страданиями, президент Башар Асад объявляет о проведении парламентских выборов.

На мой взгляд, это не тот самый мирный политический транзит власти, который действительно нужен. Что могут принести народу выборы, которые наверняка пройдут по тому же сценарию, как это было в течение 50 последних лет? Какие изменения могут произойти, если не меняется политический курс руководства? Откровенно говоря, эти выборы ничего не изменят в жизни простых людей. Большинство из них уже не верят правящему режиму.

– Что происходит в политической жизни, в официальной власти, что могло бы насторожить и разочаровать народ?

– Много чего произошло непонятного. Например, в июне Башар Асад неожиданно отправил в отставку премьер-министра республики Имада Хамиса. Он возглавлял правительство четыре года. Своего решения президент толком не объяснил, о судьбе Хамиса никто ничего не знает. Неизвестно, жив он или мёртв, арестован и находится за решёткой или под домашним арестом.

Ещё была ситуация, когда бывший премьер-министр покончил жизнь самоубийством, как сообщали, «пустив три пули себе в голову». Речь идёт о Махмуде Аль-Зуаби и событиях 2000 года. Аль-Зуаби занимал эту должность 13 лет, однако незадолго до смерти его отстранили и обвинили в коррупции. У него конфисковали недвижимость и более 50 автомобилей.

Как люди должны отнестись к тому, что премьер-министр Рияд Хиджаб в 2012 году «покинул» свой пост и уехал с семьёй за границу, якобы чтобы «продолжить борьбу»? Только делать это он захотел не в родной стране, а из роскошных гостиниц за рубежом. И произошло это, когда более половины территории Сирии находились под контролем отрядов оппозиции. 

Вице-президент Абдель Халим Хаддам, министр обороны Мустафа Тлас полжизни отдали служению Сирии, но покинули родину с большой обидой в серд-цах. Похоронены они в Париже, вдали от Родины. А ведь именно Тлас, выполняя завещание тогда ещё главы государства Хафеза Асада, сделал всё, чтобы его сын Башар Асад стал президентом. И сегодня оба сына Мустафы оказались в оппозиции к официальной власти, несмотря на то, что преданы сирийскому народу. А один из них, Манаф Тлас, даже служил в президентской гвардии.

Не пора ли Башару Асаду понять, что пришло время изменить структуру власти и перейти к осуществлению перемен, так необходимых не только сирийцам, но и жителям других государств арабского мира? Ведь то, что происходит сейчас в Сирии, в тех или иных формах повторяется в Египте, Тунисе, Алжире и других государствах Ближнего Востока.

Народ не верит руководству, так как постоянно слышит сообщения о взятках, коррупции, о многомиллионных суммах, о скандальных разоблачениях людей, приближённых к верхним эшелонам власти. В ходе сирийского конфликта погибли сотни тысяч человек. Но ничего не слышно о том, чтобы среди жертв конфликта были представители политических элит или руководства оппозиции.

Оппозиция – тоже не на коне

– Тем не менее другого выхода пока нет, кроме как взаимодействовать с официальной властью, в том числе на международном уровне?

– Да, потому что она, несмотря ни на что, единственный законный представитель сирийского народа. Взаимодействие с ней подтверждает необходимость сохранения суверенитета и территориальной целостности Сирии и позволяет избежать хаоса. Хотя властям страны в основном не верит и международное сообщество.

– Выходит, такое недоверие должно играть на руку оппозиции. Ей, как говорится, и карты в руки?

– Дела у сирийской оппозиции идут ненамного лучше, чем у режима. В Высшем переговорном комитете продолжаются внутренние дрязги. Коалиция оппозиционных сил получает указания от саудовской и турецкой сторон. Оппозиционеры заняты своими делами, партийными и личными интересами. Их будто не волнует ужасающая ситуация, в которой оказались простые граждане. Убеждён, что для оппозиции было бы лучше занять единую принципиальную позицию, выражающую мнение определённой части сирийских граждан. Тогда ни Турция, ни Саудовская Аравия не вмешивались бы во внутренние дела Сирии.

При этом некоторые оппозиционеры возлагают ответственность за сложившееся положение на Россию. Что уже совсем несуразно и идёт, я считаю, от ненависти к правящему режиму.

Ради мира и безопасности


– Теперь понятно, насколько многообразна сейчас в Сирии политическая палитра. Сколько игроков разного рода, и каждый тянет одеяло на себя. Однако существуют астанинские соглашения, единые для всех. Каково их возможное будущее?

– Значимость астанинских соглашений невозможно переоценить. Благодаря мирным переговорам в Астане в 2017 году обеспечен суверенитет Сирии. «Астанинская тройка»: Россия, Турция и Иран – неоднократно и потом общались по сирийским проблемам. Она и сейчас предпринимает решительные шаги ради мира, безопасности и стабильности. Во многом благодаря этому в Сирии действует режим прекращения огня. Но как правящий режим в Дамаске, так и оппозиция – протурецкая и просаудовская – вносят раскол в российско-турецкие и российско-иранские отношения, чтобы подорвать усилия «астанинской группы».

Оппозиция хотела бы свести на нет её роль, надеясь взамен получить помощь Вашингтона и его союзников. Вероятная цель таких действий – добиться ухода России и Ирана из Сирии и захватить власть при помощи иностранного вмешательства. При этом мало кто задумывается над огромными жертвами, к которым могут привести подобные сценарии. С другой стороны, находятся и те, кто строит иллюзии о возможности сохранения нынешнего статус-кво в Сирии, преследуя при этом свои интересы. Как правило, у этих людей сейчас хорошие «насиженные» места, высокое положение, возможность для извлечения материальной выгоды. Им всё равно, что идёт истощение потенциала страны.

А сирийские власти, по-видимому, рассчитывают на то, что им удастся обойти резолюцию № 2254 Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

На пороховой бочке

– О роли этой важнейшей резолюции мы с вами уже говорили. Давайте напомним нашим читателям, почему необходимо её выполнять…

– Резолюцию № 2254 приняли в декабре 2015 года. Основной её принцип – диалог должны вести сами сирийцы внутри своей страны, без внешнего вмешательства. Предлагается и разумный механизм политического транзита: создание органа переходной власти, военного совета и т.д. Документ предусматривает проведение в Сирии честных прозрачных выборов, которые должны проходить при функционировании прежнего режима, чтобы не воцарился хаос.

Резолюция Совбеза ООН выступает против конфликтов и насилия, требует защиты простых граждан от любых военных действий, создания условий для возвращения домой беженцев. Она же призывает поставлять гуманитарную помощь всем сирийцам, которые в ней нуждаются. 

Если бы всё это было выполнено, жизнь в Сирии стала бы другой. Пока же страна сидит, словно на пороховой бочке, и неизвестно, чем всё закончится. Ситуация такая нагнетённая, что стоит только – специально или неумышленно – «поднести спичку», то есть спровоцировать какой-то конфликт, и может вспыхнуть новое бедствие. Всем – и действующей власти, и оппозиции – сейчас следует проявлять максимальную осторожность, политическую культуру и сто раз подумать, прежде чем что-либо сделать.

Подчеркну, что Россия выступает за полное выполнение резолюции № 2254 Совета Безопасности ООН. А вот в самой Сирии её реализацию зачастую игнорируют.

– Недавно в Совбезе ООН обсуждали ещё один вопрос – о контрольно-пропускных пунктах, через которые в Сирию идёт гуманитарная помощь. Какие решения в итоге приняли и как вы их оцениваете?

– Дело в том, что 10 июля истёк мандат работы пограничных переходов «Баб-эс-Салям» и «Баб-эль-Хава». А до этого, в январе, число пунктов пропуска на границах Сирии и Турции уменьшили с четырёх до двух. За такое решение выступили сама Сирия, а также Россия и Китай.

Западные страны предложили продлить работу обоих контрольно-пропускных пунктов ещё на полгода. Россия и Китай во время голосования по этому вопросу использовали вето. Смысл его в том, что механизм доставки гуманитарной помощи был временным, и ситуация изменилась. В Сирии удалось разгромить международные террористические банды, действует режим прекращения огня. Поэтому для доставки гуманитарной помощи нужно оставить один КПП, находящийся под контролем сирийского государства. Этого достаточно для того, чтобы доставлять гуманитарную помощь всем нуждающимся. И это важно, потому что в некоторых районах рядом с КПП на границе с Турцией неспокойно, там до сих пор действуют боевики.

На сохранении двух КПП изначально настаивали Бельгия и Германия. После долгих споров, через три дня после моей публикации по данному вопросу, вызвавшей большой резонанс, Совбез ООН всё-таки принял резолюцию, продлевающую на год работу одного КПП «Баб-эль-Хава» до 10 июля 2021 года. Он находится под контролем правительственной армии Сирии. На мой взгляд, это правильное решение.

– Тем не менее попытки нарушить сирийские традиции, уклад жизни, суверенитет продолжаются. В чём они выражаются?

– Нынешняя ситуация показывает необходимость сворачивания работы так называемых «независимых комитетов» наподобие «сирийского комитета расследований». Решение о создании таких структур инициировали прежде всего западные страны, проголосовав за это в Совете по правам человека ООН. Их целью, я уверен, был поиск предлогов для обвинений правящего режима и его союзников. Эти «временные комитеты» часто используют в своей деятельности сообщения из соцсетей, отказываются назвать источники информации. Их обвинения зачастую можно назвать фейковыми.

Некоторые отряды оппозиции по-прежнему стремятся к разделу Сирии, чтобы установить контроль над частью её территории. Дошло до того, что на северо-востоке и северо-западе страны вводят в обращение турецкую валюту и американский доллар, запрещая использование местной валюты. В некоторых районах открывают частные школы, где учебные программы отличаются от общепринятых государственных. Преподают там на турецком и английском языках. Такие шаги ведут к сепаратизму, нарушают идентичность и целостность сирийского народа.

Кстати, именно эти оппозиционные структуры настаивают на том, чтобы гуманитарная помощь Сирии постоянно шла через несколько контрольно-пропускных пунктов.

Избежать участи Ливии

– Именно им особенно не нравится вето России и Китая?

– Да, оппозиционеры, вынашивающие сепаратистские планы, обвиняют Россию и Китай в использования права вето. Хотя его применение подтверждает приверженность этих стран международному праву, отстаивает государственный суверенитет и территориальную целостность государств.

Хотелось бы также подчеркнуть, что Турция не стремится к аннексии части сирийской территории. То же самое касается и Ирана: он не намерен превратить Сирию в шиитское государство, как утверждают некоторые. Между тем иранская помощь Сирии и Ливану – это, по сути, помощь Сопротивлению. Но это уже совсем другая тема. Ставка на любую силу, кроме «астанинской группы», приведёт к тому, что Сирию может постигнуть участь Ливии, Ирака и Йемена, а возможно, к иным, но не менее печальным последствиям.

– Недавно власти Турции приняли неординарное и очень спорное решение. Они изменили статус знаменитого собора Святой Софии в Стамбуле, превратив его из музея в мечеть. А ведь в Константинополе этот собор около тысячи лет был крупнейшим христианским храмом мира. Как вы расцениваете такой шаг? Не испортит ли он отношения России и Турции?

– Мне вообще очень не нравится, когда смешивают религиозную, духовную жизнь людей с политикой или экономикой. Это не этично. Многие СМИ пишут, что президент Турции Реджеп Эрдоган сделал это для того, чтобы вызвать симпатию местного населения: не потерять её на фоне серьёзных экономических проблем, растущей безработицы.

Кстати
Решение от 1934 года о превращении собора Святой Софии в музей на прошлой неделе аннулировал Высший административный суд Турции. Сразу после этого президент страны Реджеп Эрдоган подписал указ о превращении собора в мечеть. Мусульманские богослужения должны там начаться 24 июля.

В телефонном разговоре с Владимиром Путиным 13 июля Эрдоган пообещал гарантировать доступ для всех желающих к этому памятнику культуры и сохранность в нём христианских святынь. Мне сложно сказать, как новый статус собора Святой Софии воспримет христианский мир. Но в любом случае на такие шаги идти в принципе не следует, лишний раз провоцируя разногласия либо недоумение среди тысяч, а то и миллионов людей.

– Какой общий вывод можно сделать из сложившейся ситуации по взаимоотношениям Сирии, России, Турции и Ирана?

– Мир и безопасность в Сирии могут быть обеспечены только с помощью стран – гарантов «астанинской группы»: России, Ирана и Турции. Тем более что их руководители в начале июля ещё раз подтвердили свою приверженность суверенитету и территориальной целостности Сирии, сочинским соглашениям, выполнению резолюции № 2254 Совбеза ООН. С этими тремя странами Сирии нужно усиливать сотрудничество. Однако как правящий режим, так и оппозиция, на мой взгляд, действуют слишком вяло и пока не предпринимают шагов, нужных для спасения и процветания своего народа.
Тем не менее именно на действующую официальную власть следует возложить полную ответственность за нынешнюю ситуацию в стране. Правящий режим – это основная сила, которая должна вывести Сирию из кризиса.

– Рами, 22 июля вам исполняется 65 лет. У вас интересная судьба, вы многого достигли в жизни. Палестинец по национальности, долгое время живёте в Конаковском районе Тверской области, увлекаетесь конным спортом. Ваше детище – охотничий клуб дипломатического корпуса. При этом вы по-прежнему искренне переживаете за проблемы Ближнего Востока…

– Я не могу не переживать за судьбу своей Родины и всего Ближнего Востока, даже если сердцем уже сильно прикипел к России. Своей миссией как политика считаю достижение мира и благополучия во всём мире, особенно в таких многострадальных странах, как Палестина, Сирия, Ливия и другие. Именно поэтому я и написал книги «Сражающаяся Сирия» и «Сочи-2018: дорога к миру». Но ещё в 1988 году вышла моя книга «Эти советские… Перестройка глазами иностранца». Мне тогда уже стало понятно, что именно России будет принадлежать главенствующая роль гаранта мира. Всё то, что мне виделось в конце восьмидесятых, реально осуществляется на протяжении десятилетий. Это происходит, на мой взгляд, потому что многие люди видят, что Москва из года в год предпринимает реальные шаги к развитию мирных отношений между государствами. Именно поэтому я так уважаю Россию: несмотря на свои внутренние трудности, она не раз спасала и сейчас спасает планету от глобального зла.

Путёвка в жизнь

– О чём вы вспоминаете накануне юбилея? Что хотели бы сами себе пожелать?

– В первую очередь я с теплотой и любовью вспоминаю своих родителей. Это они мне дали путёвку в жизнь, сформировали меня как личность и оказали огромное влияние на моё отношение к России, к политике.

Отец Рами – Мухаммед Ибрагим Аль­Шаер. Первый посол Палестины в СССР с 1976 по 1983 год. Автор более десятка книг о международных отношениях, России и Ближнем Востоке. Мать Рами – Вафика Хамди Аль­Шаер. Палестинка, получившая диплом по русской филологии. Сделала очень многое для ознакомления арабских стран с русской литературой и культурой.
Отец Рами – Мухаммед Ибрагим Аль­Шаер. Первый посол Палестины в СССР с 1976 по 1983 год. Автор более десятка книг о международных отношениях, России и Ближнем Востоке. Мать Рами – Вафика Хамди Аль­Шаер. Палестинка, получившая диплом по русской филологии. Сделала очень многое для ознакомления арабских стран с русской литературой и культурой. Фото: Из личного архива

Мне хочется сделать всё, что от меня зависит, чтобы мир был многополярным, а каждая страна сохраняла свою идентичность, свои традиции, чтобы процветали дружные семьи и хорошие ценности. В мире, к сожалению, слишком много агрессии. И накануне своего юбилея я бы пожелал себе и всем людям на земле, чтобы в их странах стало больше доброты и взаимопонимания.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах