aif.ru counter
357

Лошади учат любви. Палестинская всадница о тверских корнях и конном спорте

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ Тверь 19/05/2020
Лошадь Дианы – грациозная красавица Уназале де Масса редкой породы. Диана говорит, что кобыл в конном спорте немного. Но, если найти к ним подход, преданнее партнёра нет.
Лошадь Дианы – грациозная красавица Уназале де Масса редкой породы. Диана говорит, что кобыл в конном спорте немного. Но, если найти к ним подход, преданнее партнёра нет. © / Диана Аль-Шаер / Из личного архива

«В жизни у меня не раз бывало: то, чего я очень боялась, потом перерастало в большую страсть», – признаётся в любви к лошадям Диана Аль-Шаер. Долгое время талантливая всадница успешно выступала на соревнованиях по выездке за Россию. Сегодня эта хрупкая, но волевая девушка помогает возрождать конный спорт Палестины. 

А начинались первые шаги спортсменки в Тверской области. Диана родилась в семье палестинца и дипломата Рами Аль-Шаер, который уже много лет живёт в Конаковском районе. В этом году она могла представлять честь Палестины на Олимпийских играх в Токио, но пандемия коронавируса изменила все планы. Что это значит для спортсмена, как оставаться в форме и всегда быть на коне – об этом мы спросили саму Диану.

Фото: Из личного архива/ Диана Аль-Шаер

Год в ожидании

Екатерина Евсеева, «Аиф-Тверь»: Диана, этим летом вы могли поехать на свою первую Олимпиаду, но соревнования перенесли на следующий год. Что это значит для спортсмена?

Диана Аль-Шаер: В конце июня этого года мы должны были узнать, кто прошёл квалификацию на Олимпийские игры в Токио. Казалось, оставалось подождать чуть-чуть. Но теперь дедлайн сдвинули, а значит, внутреннее напряжение продлевается ещё на год. Надо понимать, что конный спорт имеет свою специфику. Поскольку наши партнёры – лошади, и они такие же полноправные олимпийские атлеты, мы должны так планировать календарь соревнований, чтобы подвести себя и своего партнёра к главному старту в лучшей форме. Как правило, к Олимпиаде спортсмены начинают готовиться за несколько лет. И, конечно, сейчас непросто морально – быть уже почти у цели и вдруг остановиться.

Поэтому сегодня главная задача – работать не только над физическим, но и над психологическим состоянием, чтобы не наступило эмоциональное выгорание. Я для себя поняла, что нужно жить здесь и сейчас, поддерживать себя и лошадь в хорошей форме и прекрасном настроении. Есть ситуации, которые не зависят от тебя, нужно просто их принимать. Несколько лет назад я тоже готовилась поехать на Олимпиаду в Лондоне в составе сборной России, но моя лошадь захромала. Морально это было очень непросто. Постепенно я научилась относиться к этому философски. Нужно максимально делать всё, что от тебя зависит. Но есть ещё судьба. Значит, тогда для меня было ещё не время. 

– Сложившаяся ситуация психологически для многих стала испытанием. Что помогает вам сохранять жизнерадостность?

– Раз мы не можем изменить ситуацию, нужно самим максимально извлечь из неё пользу и потратить данное время на созидание. Помимо тренировок стараюсь больше читать, развиваться, ставить новые цели. Учёные давно доказали, что важно тренировать свой мозг и читать как можно больше сложной литературы. Сегодня это особенно актуально, поскольку все мы проводим много времени в социальных сетях. Кроме того, я давно увлекаюсь темой нейробиологии и спортивной психологии. Понимание того, как работает наш мозг в целом и как реагирует на стрессовые ситуации, помогает мне справляться с кризисами. В нашей жизни большую роль играет сила мысли, поэтому в первую очередь надо научиться управлять своими мыслями. Также для спортсмена полезна медитация. Иногда нужен момент тишины, чтобы погрузиться в себя, настроиться на предстоящее событие.

С первого взгляда

– Сейчас вы живёте и тренируетесь в Голландии, но ваши первые шаги в конном спорте были сделаны в Тверской области. Расскажите, пожалуйста, с чего началась ваша любовь к лошадям?

– Я была совсем маленькой, когда первый раз на лошадь меня посадил мой отец – 
Рами Аль-Шаер. Это было в Конаковском районе. Сколько себя помню, этих животных я любила всегда. Ещё в детстве мне нравилось смотреть и читать сказки про принцев, которые приезжают на коне и спасают мир. Забавно вспоминать, но даже тогда мне хотелось быть не принцессой, а как этот самый принц на коне. Серьёзное увлечение лошадьми началось, когда мой отец и его друг и партнёр А. С. Джамиль решили построить небольшую конюшню на четыре головы на территории нашего участка в селе Городище. Можно сказать, это стало началом клуба «Альфарес», который потом превратился в большой комплекс, где проводились соревнования международного уровня. Помню тот самый день, когда нам привезли первых лошадей. Мне было лет десять. Я не могла оторвать глаз от красоты и грации этих животных. Стояла на улице и наблюдала за ними целый день. Кажется, у меня даже солнечный удар тогда случился…Так сложилось, что в жизни я стараюсь доверять своему сердцу. В тот момент оно мне сказало: «Да». Я поняла, что хочу заниматься конным спортом. Хотя тогда даже не догадывалась, что это будет настолько серьёзно.

– Вы добились больших успехов в спорте. А что пришлось преодолеть на этом пути?

– Страх. В детстве я была бесстрашная, но в школьном возрасте, когда пришла осознанность, стала крайне осторожной. Я настолько боялась упасть, что не могла поднять лошадь даже в рысь, про галоп и подумать было страшно. Каждый раз, возвращаясь с тренировки домой, уходила в комнату и плакала от досады, что не могу преодолеть это чувство. При этом меня ведь никто не заставлял заниматься конным спортом. Дома не понимали, почему я себя так мучаю. Но насколько велик был мой страх, настолько же огромно было желание ездить на лошади. К счастью, мне повезло встретить замечательного человека, моего первого тренера Ирину Львовну Зуйкову, которая поверила в меня. Понадобился целый год, чтобы справиться с фобией. Это был мой первый в жизни урок. Я поняла, что страх – всего лишь барьер. Преодолев его, ты открываешь бесконечные горизонты возможностей. С 11 лет я уже серьёзно начала заниматься спортом. Прекрасно помню свою первую кобылу. Её звали Прима. Она была далеко не самой спокойной лошадью. Но именно она помогла мне окончательно справиться с неуверенностью в себе.

Какая порода!

– Расскажите подробнее о лошади, которая у вас сейчас. Насколько знаю, она достаточно редкой породы.

– Мою лошадь зовут Уназале де Масса, что в переводе с французского означает Азалия. Она родилась во Франции. У неё интересная родословная: смесь немецкой лошади ольденбургской породы с португальской лошадью лузитано. В последнее время в спорте были популярны преимущественно немецкие и голландские лошади. Но португальская порода лузитано тоже заслуживает внимания. Эти лошади знамениты прекрасным характером, положительной энергией и выносливостью. Как-то одному человеку во Франции пришла идея смешать немецкую и португальскую породы. Эксперимент оказался удачным. Сегодня такие лошади успешно выступают на крупных международных соревнованиях. Я увидела свою красавицу во Франции, влюбилась в неё с первого взгляда и ни разу не пожалела о своём выборе. В ней сочетаются хороший характер, экстерьер и невероятная энергия. На самом деле кобыл в конном спорте не так много. Считается, что у них слишком переменчивое настроение. Поэтому для соревнований чаще берут меринов, они универсальные партнёры. Но я с уверенностью могу сказать: если вам удастся найти подход к кобыле, преданнее партнёра нет. Она будет отдаваться вам полностью. Мы купили Уназале, когда ей было четыре года. Сейчас ей 12. Она уже выросла до уровня Большого приза.

– Сложно было найти общий язык с напарницей?

– Так получилось, что у нас с ней оказались похожие характеры. В чём именно? Несмотря на внутреннюю силу, на соревнованиях у неё были моменты неуверенности в себе. Я сама очень долго боролась с такой проблемой. Когда заметила, что моя лошадь дома ведёт себя как чемпион, а на турнирах теряется и превращается в маленького неуверенного ребёнка, я поняла, что работать над внутренним состоянием прежде надо именно мне. Это всё равно, что взять на себя роль родителя, рядом с которым ребёнку всегда спокойно. Я стала работать над собой – и это отразилось на поведении Уназале. Занимаясь конным спортом, нужно быть ещё и психологом.

Диана вместе с любимой семьёй. Кстати, отец девушки, Рами Аль-Шаер, – основатель клуба «Альфарес» в Конаковском районе, где проводились соревнования международного уровня.
Диана вместе с любимой семьёй. Кстати, отец девушки, Рами Аль-Шаер, – основатель клуба «Альфарес» в Конаковском районе, где проводились соревнования международного уровня. Фото: Из личного архива/ Диана Аль-Шаер

– Вы сами ухаживаете за своей любимицей, без помощников. Как всё успеваете?

– Когда у меня было три лошади, мне помогали коноводы. Но сейчас у меня только одна, я справляюсь сама. Мне нравится ухаживать за лошадью. Это сближает. В день соревнований я сама её чищу, седлаю – это помогает морально настроиться и мне, и кобыле. Всё-таки нам предстоит провести целый день вместе. Такой подход помогает стать настоящей парой, что крайне важно в конном спорте. А когда у тебя есть помощники, коня седлают они. После соревнования всадники дают лошади морковку в благодарность и идут заниматься своими делами. Но это другого уровня взаимоотношения. Я рада, что у меня есть возможность сейчас самой ухаживать за своим большим другом. Когда я готовилась к олимпийской квалификации, я даже специально осталась на базе жить в коневозке, чтобы ничего не отвлекало.

– Говорят, стоит учиться у природы и у животных. Какой урок дают лошади?

– Эти прекрасные животные помогают человеку лучше узнать себя, учат выдержке, терпению и самому главному в этой жизни – любви. Для меня каждая моя лошадь – учитель. Конный спорт – парный. Но у тебя нет возможности общаться с партнёром вербально. Поэтому всаднику приходится развивать свою интуицию, учиться понимать эмоции лошади. Они – как люди: каждая со своим характером и темпераментом. Есть интроверты и экстраверты. Их настроение всегда можно прочитать по глазам или движениям. Когда на конюшню приходит любимый всадник, лошадь может заржать, тем самым приветствуя его, или положить голову на руку. Лошади – чувственные животные. Они хорошо считывают состояние партнёра. Если человек не научится контролировать свои эмоции, ему будет сложно управлять и конём. Поэтому для достижения лучшего результата всадник и лошадь должны стать единым целым. В такой дисциплине, как выездка, это особенно важно. Тонкость в том, что методы воздействия на лошадь почти неуловимы, а зритель наблюдает идеальное послушание коня при выполнении очень сложных элементов – таких, как пируэты, менка ног на галопе, пассаж, пиаффе. Выездку часто сравнивают с фигурным катанием. Судьи смотрят не только на технику и правильность выполнения движений, но и на плавные переходы между ними, на поведение лошади и даже на поведение всадника.

 На кону – традиции

– Имея опыт тренировок в России и в Европе, что можете сказать о системе конного спорта здесь и там?

– Я впервые приехала тренироваться за границу 11 лет назад. В России конный спорт находился тогда на стадии возрождения, поэтому для участия в крупных международных соревнованиях необходимо было тренироваться в Европе. На тот момент именно там проходили все ключевые турниры. За мастерством и опытом приезжали всадники со всего мира, не только из России. В основном все стремились в Германию и Голландию. Конные традиции в этих странах существуют много лет и передаются из поколения в поколение. Немцы и голландцы разработали тренировки, которые стали популярны во всём мире. Это основа основ. Здесь во всём чувствуется системный подход. Развит не только спортивный процесс, но и ветеринария и логистика. А сама индустрия настолько шагнула вперёд, что на конюшнях международного уровня есть даже конный солярий и акватренеры – специальные устройства для лошадей для занятий в воде.

Я рада, что сегодня конный спорт развивается и в России. Здесь построено много конноспортивных комплексов высокого уровня, стали проводить больше международных соревнований. В прошлом году именно в России прошла Генеральная ассамблея международной федерации конного спорта. Неплохие позиции Россия занимает и на мировой арене. Впервые за долгое время квалификацию на Олимпиаду получили не отдельные российские всадники, а сборная страны по выездке.

– Конный спорт – элитарный, аристократичный. За границей клубы спонсируют целые корпорации с мировым именем, в России – отдельные личности. Не обидно?

– Это вопрос популяризации. Если заглянуть в историю, в России тоже сильные конные традиции, есть свои чемпионы. Прекрасные результаты показывала советская сборная. А каких успехов добивалась великая всадница Елена Петушкова! Но из-за политической ситуации, которая возникла в стране в 90-е, та система конного спорта разрушилась. Были распроданы лошади, уволены лучшие тренеры, многое оказалось потеряно. Сегодня Федерация конного спорта России многое предпринимает для возрождения, старается привлекать бизнес. Но пока это действительно дело отдельных людей. В европейских же странах вкладывать деньги в конный спорт давно стало хорошей традицией для бизнеса. Это подчёркивает статус и отчасти отражает даже уровень страны. Например, в Голландии на протяжении многих лет спонсором выступает один из главных банков страны. Правда, в Европе компаниям, которые спонсируют всадника или конный клуб, государство предоставляет льготы по налогам.

– Несколько лет назад вы помогали проводить в Конаковском районе «Кубок Завидово». Об этих соревнованиях знали даже за пределами нашей страны. Можно ли сегодня Конаковский район вновь превратить в международный конный центр?

– У истоков этих соревнований стояли мой отец и его друг А. С. Джамиль. За 11 лет, что проходил «Кубок Завидово», у турнира появилось много партнёров, в том числе в последние годы его проведения (2004–2008 гг.) большую поддержку оказывал губернатор Тверской области. Эти соревнования были действительно крупным событием. Мы пытались популяризовать конный вид спорта. На турнир приезжали не только ведущие спортсмены, но и известные политики и звёзды шоу-бизнеса. Это был большой праздник для всех. К сожалению, экономический кризис не обошёл нас стороной. Конечно, хочется надеяться, что в будущем удастся возобновить «Кубок Завидово». Если понадобится моя помощь, с удовольствием буду участвовать в этом процессе. Перспективы для популяризации конного спорта в Конаковском районе есть. Кроме клуба «Альфарес», в деревне Сажино работает конноспортивный клуб «Конаковские конюшни». Здесь проходят турниры на высоком уровне. Владельцы этого клуба – участник двух летних Олимпийских игр, вице-президент федерации конного спорта России Владимир Туганов и призёр всероссийских и международных соревнований в любительском классе Борис Малиев.

Выбор коня – лотерея 

– В конном спорте большую роль играет родословная лошади. В каких же странах рождаются чемпионы?

– Как правило, лошади, которые показывают лучший результат в спорте, – немецких и голландских пород. Но, какой бы хорошей ни была родословная, всегда есть риск. Даже если выбрать очень талантливого жеребца-производителя и хорошую кобылу, не факт, что родится чемпион. Тут всё как у людей! Не каждая лошадь создана, чтобы быть спортсменом, как и не каждый человек может им стать. Безусловно, гены играют огромную роль, но есть и множество других важных факторов. Может быть конь с идеальной родословной, но с достаточно сложным характером. А может быть лошадь без каких-либо суперданных, но старательная, с хорошими классическими аллюрами – и именно она показывает результат.

Кстати
Как правило, лошадей начинают учить с трёх лет. Чтобы вырастить лошадь уровня «Гран-при» и выступать на крупных международных соревнованиях, требуется 5–6 лет тренировок.

– Некоторые лошади стоят дороже люксовых марок автомобиля. Сколько же стоит чемпионский конь?

– Цены отличаются в зависимости от дисциплины. Если говорить о моей дисциплине – выездке, то одна из самых крупных сделок была несколько лет назад в Европе. Тогда продали легендарного коня Тотиласа, который принёс для сборной Голландии немало трофеев. Известный конный дилер выкупил трёхкратного чемпиона мира для немцев за рекордные 11 млн евро (по нынешнему курсу это больше 850 млн рублей). Но покупка не оправдала себя, под другим всадником лошадь не показала такого же результата. Конечно, столь крупные сделки происходят не так часто, а цены на лошадей разнятся от уровня подготовки. Так, например, конь уровня малого приза стоит 100–300 тысяч евро, а лошадь Большого приза – от 400 тысяч до миллиона евро или больше. Денежная политика – один из тех факторов, который мне не очень нравится в нашем виде спорта. Он стал коммерческим и не всегда доступным. В данной ситуации выход один: покупать молодую лошадь и растить её, как мы и сделали в своё время.

Сердце живёт в двух странах

– Долгое время вы представляли Россию, но сейчас выступаете за Палестину. Конечно, это логично, ведь у вас палестинские корни. Но что для вас значил этот переход?

– Мой отец Рами Аль-Шаер очень любит Россию и многое делает для неё. Я всегда с гордостью представляла флаг России, но всё-таки ощущала в себе восточные корни. Ближе к 30 годам зов крови становился только сильнее. Когда я посетила Палестину и увидела, в каких условиях живут там люди и с какими трудностями сталкиваются, я не смогла отказать палестинской федерации конного спорта в просьбе представлять мою вторую родину на международной арене. Я увидела там много талантливых всадников, у которых есть большое желание и мотивация, но нет возможности. Стараюсь помогать палестинской федерации наладить сотрудничество с международной федерацией конного спорта FEI, у которой разработано много образовательных программ для развивающихся стран. Мы запланировали серию выездных семинаров для палестинских всадников – воплотим их, как только позволит ситуация по коронавирусу. Мне очень хочется помочь и сделать тут всё, что в моих силах. Я по-прежнему с трепетом болею за российских всадников. Но так бывает, когда сердце с рождения живёт в двух странах. Иногда приходится делать выбор.

– Вас называют послом мира и добра. В чём видите свою основную миссию?

– Если у человека есть знания, он должен ими делиться. Мне кажется, в этом и заключается смысл жизни. В дальнейшем мне бы хотелось проводить семинары и давать уроки, а также продолжать заниматься спортивной дипломатией. А вот каких именно усилий требует конный спорт, как подготовиться спортсмену к крупным соревнованиям международного уровня, – думаю, тема для отдельного большого разговора.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах