159

«Будущее не так ужасно». Политолог Рами Аль-Шаер – о судьбе Афганистана

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ Тверь 07/09/2021

События в Афганистане обсуждает весь мир. Люди поражены: не успели американцы полностью вывести оттуда своих военных, как власть в государстве практически молниеносно захватили исламисты. В интернете и по телевидению мы наблюдали за тем, как афганцы, пытаясь улететь из страны, в отчаянии хватались за шасси самолётов и падали с огромной высоты, как взрывы в аэропорту Кабула унесли жизни почти двухсот человек… Что будет дальше? Этот вопрос волнует весь мир.

«Мне хочется верить, что будущее Афганистана не так ужасно, как представляется большинству европейцев и россиян. Возможности для мирного развития и добрососедства с другими странами у этого государства есть», – уверен политолог и общественный деятель Рами Аль­Шаер. О сложившейся ситуации мы поговорили с ним как с экспертом, глубоко понимающим психологию исламского мира, ситуацию на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. По всем вопросам он излагает личное субъективное мнение и освещает информацию, исходя из собственных данных.

Чужие ценности

– Рами, вопрос об Афганистане мы с вами впервые затронули в июне этого года, сразу после женевской встречи Владимира Путина и Джозефа Байдена. Тогда вы сказали, что нельзя просто так взять и уйти из этой страны: там тут же возобновятся конфликты и бои, вновь будут гибнуть люди. Собственно говоря, так и получилось. Как же расценивать вывод американских войск из Афганистана – как зло или как благо?

– Вывод войск – это благо. У афганского народа появилась возможность самому решать, как ему жить, а не танцевать под чужую дудку. Иное дело, что за двадцать лет своего пребывания в Афганистане американцы не смогли добиться ни примирения местных противоборствующих сил, ни экономического подъёма, ни улучшения условий жизни простых людей.

Можно ли было в таких условиях ожидать, что всё пройдёт гладко? Конечно, нет. Вывод войск нужно было сочетать с прибытием в Афганистан международных миротворческих миссий, с гуманитарной помощью его народу, с участием в переходном процессе Организации Объединённых Наций. Но сделано то, что сделано.

А выводить войска было необходимо, и в этом Байден абсолютно прав, тем более что под видом «восстановления страны», «подготовки и тренировки армии» и т.д. в Афганистане отмывались колоссальные финансовые ресурсы. На ситуации наживались представители военно­промышленного комплекса и некоторые организации «гражданского общества». Этому давно пора было положить конец.

– Почему исламистам удалось так быстро захватить власть?

– Потому что ненависть афганского народа к американцам, по моему мнению, зрела многие годы, от их присутствия все устали. Невозможно так долго мириться с тем, что тебе навязывают абсолютно чужие ценности, другое мировоззрение, другой – непонятный и чуждый для тебя – образ жизни.

Вашингтон двадцать лет пытался внедрять свои стандарты в Афганистане, но результатом стали только трагедии и потери: как для Соединённых Штатов, так и для афганского народа. Как раз об этом в первый день сентября говорил Президент России на встрече со школьниками во Владивостоке. «Двадцать лет пытались «цивилизовывать» людей, которые там живут, а по сути – внедрять свои нормы и стандарты в самом широком смысле этого слова. Результат нулевой, если не в минус всё пошло», – сказал Владимир Путин.

Действительно, невозможно «осчастливить» людей вопреки их желанию, не пытаясь понять их культуру, не уважая многовековые традиции. У русского народа есть об этом две замечательные поговорки: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят» и «Насильно мил не будешь».

– Поняли ли это сами американцы?

– Если говорить о Байдене, полагаю, что да. Объясняя решение о выводе войск, президент США сказал в своей речи: «Мы предоставили афганцам все возможности определить собственное будущее, но не смогли дать им волю бороться за это будущее». Собственно говоря, это признание того, что афганский народ не принял те ценности, которыми так гордятся США.

Счастливое будущее миллионы афганцев представляют себе совсем по­другому. И это вполне объяснимо: Афганистан – самобытная страна, далёкая от Запада как в географическом отношении, так и по образу мышления. Так был ли смысл пытаться «переформатировать» афганский народ и пенять ему, что он, дескать, «могильщик демократии»?! Думаю, что новый лидер США, в отличие от своих предшественников, поддерживавших военную миссию в Афганистане: Джорджа Буша­младшего, Барака Обамы и особенно Дональда Трампа – это осознал.

Почему так боятся новой власти?

– Но к власти в Афганистане пришёл «Талибан»*, которого в мире очень боятся. Он уже правил в 1996–2001 годах: запретил в стране музыку и шахматы, запретил женщинам выходить из дома без сопровождения мужчин даже за продуктами…

– «Талибан»* действительно признан террористической организацией во многих странах, в том числе и в России, и на то, безусловно, были причины. Однако, на мой взгляд, и среди талибов есть вполне адекватные люди. Я лично общался в 1988 году в Пакистане с муджахидинами (для арабов это означает «борцы за веру, совершающие духовное усилие»). Произошло это при посредничестве экс­президента страны Мухаммеда Зияя­уль­Хака (руководил Пакистаном с 1978 по 1988 год – Прим. ред.). Позднее муджахидины инициировали и участвовали в формировании в Пакистане афганского движения «Талибан»*, основанного в 1996 году. А в июле представители этой запрещённой организации приезжали с визитом в Москву на переговоры, встречались здесь со спецпредставителем Президента России по Афганистану Замиром Кабуловым. Предшествовали ему контакты, которые проходили в течение последних двух лет в Дохе – столице Катара, где базировалось руководство «Талибана»*, и при посредничестве государства Катар.

Рами Аль-Шаер и Мухаммед Зия-уль-Хак.
Рами Аль-Шаер и Мухаммед Зия-уль-Хак. Фото: Из личного архива/ Рами Аль-Шаер

Да, талибы строго придерживаются норм шариата. Но, по моему мнению, их жестокость и мракобесие сильно преувеличены средствами массовой информации. Военная операция американцев сопровождалась серьёзной пропагандистской кампанией – всё это время афганцев пытались представить настолько дикими, что в итоге многие в это поверили. Целью такой пропаганды было оправдать действия американцев и их длительное пребывание в Афганистане.

Действительно, в некоторых районах страны отмечались явления, которые вы назвали, и это было явным перегибом. Но, что касается женщин, то, на мой взгляд, в Саудовской Аравии, с которой США предпочитают дружить, до недавних пор к ним относились так же жёстко, как в Афганистане. И в Афганистане довольно много образованных людей, способных адекватно себя вести и развивать своё государство.

– Есть ли вероятность, что талибы изменят свою политику и дадут людям больше прав и свобод?

– Талибам необходимо признание мирового сообщества, и они будут к нему стремиться. Я уверен, что нынешний «Талибан»* настроен развивать Афганистан, бороться с бедностью, строить добрососедские отношения с другими государствами. Абсолютно не исключено, что им удастся объединить в правительстве представителей разных политических сил, что они будут учитывать интересы всех слоёв афганского общества и соблюдать права женщин. Новый министр информации правительства движения «Талибан»* Забиулла Муджахед уже заявил, что «оно будет делать всё для того, чтобы доказать, что не является орудием убийства и расправы».

Конечно, среди талибов есть разные люди, и внутри организации могут быть разногласия, может даже произойти раскол. Но в целом новые афганские власти, на мой взгляд,  понимают, что не смогут полностью контролировать ситуацию в стране, действуя в одиночку. И пример тому – то, что они не смогли предотвратить теракты в международном аэропорту Кабула. Ответственность за взрывы взяло на себя «Исламское государство» – ещё одна террористическая организация, запрещённая в России. «Талибан»* эти теракты осудил. В конце августа пакистанское телевидение сообщило о соглашении между этим движением и силами оппозиционного Северного альянса, базирующимися в Панджшерском ущелье. Это очень важно для того, чтобы отвести угрозу новой гражданской войны. Так что я не был бы столь пессимистичен в прогнозах судьбы Афганистана.

Нужно ли менять традиции?

– Каждый народ, безусловно, имеет право соблюдать свои традиции. Но как быть, если эти традиции устаревшие или даже жестокие? Должно ли вмешиваться мировое сообщество и каким образом?

– Широкий вопрос, и в отношении Афганистана, на мой взгляд, в сознании европейцев очень раздутый. Такие традиции действительно могут быть, но они постепенно уходят в прошлое, изменяются, народы от них освобождаются. По этому поводу очень мудро высказался Владимир Путин, заметив, что необходимая ситуация должна созреть. «А если кто­то хочет, чтобы она созрела быстрее и качественнее, надо помогать людям. Да, можно и нужно это делать, но цивилизованным способом, аккуратно, поддерживая положительные тенденции. Нужно набраться терпения», – сказал российский президент.

Мировое сообщество может помочь тому или иному народу избавиться от устоявшихся традиций, которые тянут его назад. Но без учёта исторических факторов и особенностей национального характера, без глубокого изучения культуры этого народа, без попытки посмотреть на мир его глазами это невозможно.

И, опять же, обратите внимание на двойные стандарты. Разве бомбардировка Хиросимы или гибель сотен тысяч людей на Ближнем Востоке от невыносимых условий жизни – это не жестоко? Сегодня государство, которое считает себя цивилизованным, занимается тем, что можно назвать «экономическим терроризмом» по отношению к миллионам людей. Я имею в виду санкции. А разве не страшно, что в Йемене от голода умирают дети?!

– Нужно ли сейчас оказывать афганскому народу гуманитарную помощь и как вытянуть его из кризиса, чтобы такая помощь не требовалась ему вечно?

– Конечно, гуманитарная помощь необходима, как и содействие в восстановлении разрушенной инфраструктуры и экономики страны. Невозможно не задумываться о том, как дальше будут жить порядка 37 млн человек.

Поддержать мир и безопасность

– Появилась ли для внешних границ России новая угроза с приходом к власти талибов в Афганистане?

– У талибов, по моему мнению,  иные заботы – это нищета и конфликты в родной стране, необходимость добиться признания на международном уровне, так сказать, «легализоваться». Руководство «Талибана»* подчёркивает, что не стремится к экспансии в страны Центральной Азии или в направлении границ России, выступает за установление дипломатических отношений с другими государствами. И, вероятнее всего, это действительно так. Нормальные отношения будут выстраиваться прежде всего с приграничными территориями: Ираном, Пакистаном, Таджикистаном и Туркменистаном. Июльский визит представителей движения в Москву, на мой взгляд,  говорит о том, что его руководство настроено на хорошие взаимоотношения и с нашей страной.

Мы знаем, что движение «Талибан»*, появившееся в Афганистане в 1994 году, уходит своими корнями к исламистским группировкам, сражавшимся против советских военных в 1980­е годы. В то время за ними стояли силы, направленные против СССР, террористические настроения во многом подпитывались из­за рубежа. Советский Союз в то время помог Афганистану с этим справиться. И, если взять старшее поколение афганцев, мы увидим, что большинство из них жалеет, что воевали с русскими, и признаёт положительную роль России в развитии их страны.

– А как быть с другими угрозами – такими, как терроризм и наркотрафик?

– В Афганистане сейчас очень важно поддержание мира и безопасности, налаживание межафганского диалога, формирование правительства национального единства. Нужно, чтобы люди увидели перспективы для лучшей жизни, для развития. Иное приводит к появлению «одиноких волков», то есть террористов­самоубийц, которых воспитывают террористические организации из разных районов мира. Напомню, что таких организаций несколько. Считаю, что в борьбе с терроризмом и наркоугрозой также целесообразно использовать возможности Шанхайской организации сотрудничества.

Фото: pixabay.com

– Возможно ли, чтобы запрещённую организацию признали на международном уровне?

– Думаю, в ближайшее время этот вопрос обязательно встанет как в ООН, так и в разных странах. Особенно после формирования нового афганского правительства. Скорее всего, будет рассматриваться, можно ли исключить «Талибан»* из списка запрещённых террористических организаций.

Международное сообщество, скорее, пока наблюдает за развитием событий. А надо не просто наблюдать, а проявить добрую волю. На мой взгляд, сейчас появился хороший шанс, чтобы сделать поворот в истории такой проблемной страны, как Афганистан.

Торжество разума

– Обращаясь к нации 31 августа, Джо Байден заявил, что уход американских войск из Афганистана завершает для США эру попыток переустроить другие страны. В сознании американцев произошла революция?

– «Решение об Афганистане – не просто про Афганистан. Оно об окончании эры крупных военных операций, направленных на переустройство других стран», – эти слова американского президента свидетельствуют о том, что в головах тех, кто отвечает за внешнюю политику США, начинает торжествовать разум. На меня недавно вышли представители одного из американских аналитических центров и сообщили, что решили добиваться от власти смягчения санкций в отношении Сирии, поскольку они имеют трагические последствия для сирийского и ливанского народа. Я очень рад, что бывшие дипломаты, люди, имеющие вес в обществе, наконец­то стали об этом задумываться.

Последние решения Байдена я бы назвал правдивыми и смелыми. Я не согласен с теми, кто называет его выступления «речью величайшего поражения». Напротив, это путь к спасению США, шаг к осознанию иной роли великой державы в нынешнем многополярном мире. Это попытка исправить ошибки, которые совершили Соединённые Штаты, пытаясь прогнуть мир под себя, сделать его однополярным. Результаты этих ошибок, излишних амбиций плачевны: миллионы людей на планете оказались в бедственном положении. Во многих странах, мягко говоря, не любят американцев, а по правде сказать, их ненавидят. Америке предстоит сложный и долгий путь исправления репутации «всемирного жандарма», и движение в эту сторону началось.

– А как же военные, погибшие во время эвакуации? Америка фактически предала их…

– Согласен, что процесс вывода войск провели топорно. Но, ещё раз повторю, сам вывод войск был неизбежен. За двадцать лет в Афганистане погибли порядка 2500 американских граждан, в основном военных, более 20 тысяч получили ранения. Байден озвучил, что затраты его страны на подготовку и оснащение вооружённых сил Афганистана превысили 1 триллион долларов.

Недавно в интервью телеканалу RT («Россия сегодня») главный редактор сайта «WikiLeaks» («ВикиЛикс», от англ. «wiki» и «leak» – «утечка» – Прим. ред.), исландский журналист Кристинн Храфнссон рассказал, что крупнейшие производители вооружений в Соединённых Штатах получили в течение прошедших двадцати лет десятикратную прибыль. Это всё не могло продолжаться до бесконечности.

Отказ от иллюзий

– Какими вы хотели бы видеть дальнейшие шаги Америки?

– Мне бы очень хотелось услышать заявления об уходе американских войск из Сирии, Ирака, Иордании и стран Персидского залива, о демонтаже американских военных баз в странах Восточной и Западной Европы и других районах мира. Эти базы создают очаги напряжённости, возрождают атмосферу «холодной войны». Не говоря уж о том, что их содержание ложится тяжким бременем на плечи американских налогоплательщиков. Наверное, эти средства можно было бы потратить с большей пользой, например, погасить часть непомерно разросшегося внешнего долга США.

В идеале хотелось бы услышать о планах по роспуску НАТО, миссия которого была завершена после распада Советского Союза и роспуска Организации Варшавского Договора. Байдену и его союзникам пора уже прекратить, подобно Дон Кихоту, бороться с ветряными мельницами, то есть с несуществующей российской угрозой. А западным спецслужбам – покончить с авантюрами, приводящими к катастрофическим последствиям.

– Какой вывод из последних событий можно сделать для мира в целом?

– Последние события убедительно доказывают, что однополярный мир, как говорится, приказал долго жить. На смену ему пришёл другой, многополярный. Он продолжает формироваться на наших глазах. Идёт отказ от иллюзий искусственного насаждения западных ценностей и принципов как якобы «единственного пути», обеспечивающего народам устойчивое развитие. Уверен, что в многополярном мире будут спокойно сосуществовать разнообразные культуры и уклады жизни.

Справка

Северный альянс – это объединение, противостоявшее талибам во время их правления в 1996–2001 годах. Как прежний, так и новый «Северный альянс» базируется на севере Афганистана в провинции Панджшер, населённой этническими меньшинствами, в основном таджиками. Сейчас во главе сопротивления стоит Ахмад Масуд, сын известного полевого командира Ахмада Шаха Масуда (1953–2001) по прозвищу Панджшерский Лев, который в своё время был лидером Северного альянса.

Кстати

Шанхайская организация сотрудничества основана в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. С 2017 года её полноправными членами стали также Индия и Пакистан. Общая площадь государств, входящих в ШОС, составляет порядка 60% территории Евразии, на которой проживает порядка 3,4 млрд человек – это половина населения планеты. Главными задачами организации провозглашены укрепление стабильности и безопасности, борьба с терроризмом, экстремизмом и наркотрафиком, развитие экономического партнёрства, научного и культурного взаимодействия стран-участников.

*Террористическая организация, запрещённая на территории Российской Федерации.

Досье

Рами Аль-Шаер. Родился в 1955 году в Палестине. Получил высшее военное образование в Москве. В 1975 году во время палестинского конфликта в качестве военного атташе был направлен в Россию налаживать дипломатические связи. С 1983 по 1986 год был послом Палестины в Советском Союзе и считался личным представителем Ясира Арафата. В 1992 году получил российское гражданство, но оставил и гражданство Палестины. Указом Президента РФ награждён орденом Дружбы, в мае 2015 года – орденом Почёта. Проживает в Конаковском районе.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах