aif.ru counter
36

Старший врач полка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. Аргументы и факты - Тверь 25/08/2010

Благодаря "АиФ" Константин Огнев спустя 65 лет нашёл боевого товарища

Константин Огнев открыл бутылку шампанского и поднял тост: "За время, которое нас всё-таки пощадило". Торжества в жизни Константина Михайловича случаются не часто, но тут выпал особый случай. Спустя 65 лет на страницах федерального еженедельника "АиФ" он прочёл боевую историю Леонида Иванова, в которой узнал... самого себя.

- Батюшки, да это же я! - седовласый мужчина, пришедший к нам в редакцию, не мог скрыть волнения, листая газетную публикацию. - Я тот самый матрос, которого вспомнил генерал-майор в отставке, герой ваш! А ведь сколько лет прошло, думал, всё забыто!

И действительно, поражает, насколько тесен мир. Ведь в жизни Леонид и Константин даже не были знакомы. Но Леонид запомнил худого мальчишку в матросских клешёных штанах, который бежал вперёд под звуки интернационала!

Доктор в матросском клёше

- Я был старшим врачом полка, переправлял раненых на другой берег в Керченском проливе. И тут неожиданно лодка взорвалась, - вспоминает Константин Михайлович. - Меня начало засасывать на дно. Холодно было, май стоял на улице. Я скинул с себя одежду и поплыл. Вот только один ботинок снять не успел, и когда до берега уже оставалось метров 150, ногу свела судорога, и я начал тонуть. Из последних сил успел только крикнуть медсёстрам, стоящим на берегу: "Девчата, прощайте!" И девчонки прямо в воду за мной кинулись. Еле меня откачали, я замёрзший, голый. А одёжки-то лишней нет. И кто-то принёс мне широченные матросские штаны, натянули их на меня, бинтом вместо ремня перевязали.

А тут враг бушует, атака. Я на ноги вскочил и босой, в чём был, побежал на немца. Кричу своим: "Братцы, за родину, за Сталина!" И тут вдруг интернационал заиграл, я до сих пор не знаю, откуда! И ринулись наши красноармейцы! Немцев мы тогда отогнали. А я долго ещё ходил в этих штанах.

Ситуаций, когда казалось, что жизнь висит на волоске, у Огнева было так много, что он до сих пор не понимает, как жив остался. Нужен был, наверно, для чего-то, предполагает он.

- Вся моя семья умерла с голоду, - с горечью рассказывает Константин Михайлович. - Мама перед самой смертью сказала: "Сынок, уходи из деревни, мир не без добрых людей". И я ушёл... Залез под вагон поезда, обхватил голыми ногами тормозные трубы и проехал так километров 100 до Волги. Сел тайком на пароход, и там попался мне один парень, очень добрый матрос. Он и научил меня, как не умереть с голоду. Рассказал про базары в сёлах. И я, мальчишка, ходил и побирался. Продавщицы боялись, вдруг украду чего-нибудь, а я всё успокаивал: я голодный, тётя, я есть хочу, я не вор. Кто пирожок даст, кто булку, так и выживал.

И, хотя тяжело приходилось, была у меня мечта, наверно, без неё погиб бы. А мечтал я поступить в медицинский институт, потому что очень этого хотел мой отец. И поступил. И доучился. Оттуда на фронт и ушёл.

Жизнь спас Будённый

После долгих мытарств Огнева назначили старшим врачом полка.

- Стояли мы тогда на Северном Кавказе, и тут меня свои же чуть не расстреляли. Спасибо маршалу Семёну Будённому, спас. А дело было так. После того, как меня откачали и надели на меня клёш, мы отогнали немца, и я начал раненых спасать. Только лодку разгрузили, как два наших молодца меня под руки взяли и давай документы спрашивать. А я ж только в одних штанах, всё утонуло. И повели они меня в камыши, где людей расстреливают. Девчонки-медсестрички бегут за мной, доказывают, что я свой, только без толку всё. И тут они увидали, что маршал Будённый стоит на берегу. Ну, девчонки к нему со всех ног. Будённый их выслушал и громко так: "Догоните и скажите, что маршал приказал освободить". Видать, в рубашке я родился.

На хуторе Сиротском, что в Ростовской области, Константина Михайловича чуть было не убили фашисты, но и тут он остался жив.

- Я попал в плен к немцам, - рассказывает Огнев. - Не успел уйти со своими: надо было солдата перевязать и с собой забрать. Нас загнали в дом гурьбой, выводили из комнаты по два человека и расстреливали. А у окна, рядом со мной, стояли ребята из штрафной роты. И вот мне один из парней говорит: "Давай, когда нас вместе выводить будут, я возьму вот этот утюг хозяйский, что на подоконнике, ударю им немцу по башке и мы убежим". Ну, умирать-то неохота: конечно, я согласился.

Вышли мы, шарахнул он одного. Пока фашисты разобрались, что случилось, паренёк убежал, а я за угол дома успел спрятаться. Хозяйка в это время во дворе была, немцы её не тронули. Пожалела она меня, в печку посадила и закрыла. У казаков ведь летом на улице печка стоит. Я туда еле влез, а потом огородами ушёл.

Прибежал в полк, всего трясёт, пульс, как у воробья. Все смеются надо мной, я ведь в саже, чёрный. Да только вот умылся когда, увидел, что волосы стали все седые ....23 года было мне тогда. Потом, когда немцы ушли, вернулся на хутор, хотел ту женщину отблагодарить, да сожгли её фашисты.

Куда мне без руки?

Война для Константина Огнева закончилась тяжёлым ранением. Ему почти оторвало правую руку, но ампутировать он её не дал:

- Меня семь дней везли от Сталинграда до Саратова, говорили - гангрена. Но я не дался - умру, но с рукой, - вспоминает Константин Михайлович. - Я же врач, как я буду помогать раненым? Главный хирург госпиталя, куда меня положили, оказался отличным специалистом. Осмотрел меня и говорит: "Ну ты герой, что отстоял свою руку, я тебе её пришью, делов-то... Но только смотри, труднее будет, когда ты начнёшь разрабатывать сустав".

Я долго и болезненно реанимировал руку, меня уже хотели вовсе списать с военной службы. Сказали: на фронт ты больше не пойдешь. Как обухом по голове... Мне ведь некуда идти, никого нет и никто меня не ждёт. Тут, в Калинине, как раз формировалась авиационная дальняя дивизия, и я стал работать с лётчиками. Так вот здесь и остался. Тридцать лет проработал авиационным врачом.

Хоть война и давно прошла, всех своих товарищей помню - закрою глаза, и они будто и не уходили... Героем я себя не считаю, делал то, что сердце велело. Но как приятно, что и меня кто-то помнит, помнит тот день страшный, когда под звуки музыки сотни солдат кинулись в бой. С Леонидом Ивановым мы обязательно встретимся, нам есть что сказать друг другу!

Досье

Константин Огнев

Родился в 1918 году, окончил Махачкалинский медицинский институт. В январе 1942-го был призван на фронт. Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени. Получил звание полковника.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах