Примерное время чтения: 8 минут
505

Выкрасть за рубеж не удалось. Детский омбудсмен из Твери – о семье и чуде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ в Твери 07/03/2023
Валерий Христофоров / АиФ

У детского омбудсмена нет выходных, потому что помогать людям в сложных жизненных обстоятельствах приходится постоянно. Накануне 8 Марта мы поговорили с уполномоченным по правам ребёнка в Тверской области Ларисой Мосолыгиной о феминизме, семейной политике государства, формировании мировоззрения и сохранении национальных традиционных ценностей в воспитании подрастающего поколения.

Фото: Из личного архива/ Лариса Мосолыгина

Семья – главное

Денис Кузнецов, tver.aif.ru: Лариса Анатольевна, Международный женский день начался с движения женщин за равноправие. Вы считаете себя феминисткой?

Лариса Мосолыгина: Никогда не задавала себе этот вопрос. Я женщина, я мама. Но знаю, что многие достижения в области прав женщин стали возможными только после событий 1917 года, поэтому с благодарностью отношусь к советской эпохе. Во многих странах мира девочки и девушки теперь могут учиться наравне с мальчиками и юношами, выбирать себе вуз, профессию и работу по душе, голосовать и принимать участие в политической и общественной жизни. То, за что боролись в своё время Клара Цеткин и Роза Люксембург и что затем воплотилось в советской стране, находит отклик в моём сердце. В этом смысле я, вероятно, феминистка. Но прежде всего я семейный человек: мне приятно быть замужем, семья для меня – главное. Чтобы «муж – голова, а жена – шея». Чтобы папа – авторитет, а мама – хранительница очага, чьей первостепенной заботой являются дети. Пожалуй, мне близок патриархальный уклад нашей жизни.

– Недавно отменили уголовное наказание за однократные побои в семье. Не шаг ли это к «Домострою»?

– Я не вижу отката в прошлое. Вместо уголовной ответственности за впервые совершённые побои без физических последствий введена ответственность административная. В случаях, когда причинён ущерб здоровью, ответственность по-прежнему уголовная. Поправки не означают, что теперь можно бить детей. Нет, нельзя! Если это случится – накажут «по полной программе». И рецидивистов тоже накажут, вплоть до лишения свободы.

До принятия законодательных поправок нередко страдали безвинные люди. В нашей практике был случай, когда девочка-подросток убежала из дома, а затем оговорила свою мать, заявив, что та избила её. Женщину хотели лишить родительских прав и наказать в соответствии с Уголовным кодексом. Но потом девочка одумалась, обратилась к нам за помощью и рассказала, что мать не била её, что она хочет помириться, но не знает как. С большим трудом нам удалось тогда урегулировать сложившуюся юридическую ситуацию.

– Что самое трудное в работе детского омбудсмена?

– И у меня, и у моих помощников, много лет работавших с детьми, первая реакция на ситуации часто бывает эмоциональной, буквально до слёз. Но мы быстро берём себя в руки: эмоции сменяет рациональный подход, основанный на законе. Иначе человеку не помочь.

Не звонят – значит, всё в порядке

– Многим ли удаётся помочь?

– Наверное, индикатор здесь – отсутствие новых обращений от тех, кому помогли: раз больше не звонят, значит, всё в порядке. Но некоторые ребята до сих пор на связи, хотя сами уже выросли и создали собственные семьи.

Многие истории зачастую душераздирающие. Однажды обратилась мама двоих детей, рождённых в международном браке: папа – иностранец, мама и дети – граждане России. Получилось так, что она тайком вывезла детей в Россию, то есть поступила противоправно, так как решение суда в той стране оказалось не в её пользу. Желая вернуть детей, отец приехал в Россию и попытался выкрасть их. Эта была настоящая детективная история: с погоней, мигалками и стрельбой по колёсам. Детей в итоге вернули матери, первое время после случившегося они боялись посещать школу и выходить на улицу. Такие ситуации всегда очень сложны: с одной стороны, надо помочь гражданам России, а с другой стороны, мы ведь понимаем, что наши действия могут вступать в противоречия с правовым механизмом другой страны.

Не всегда удаётся решить проблему быстро, ситуации порой длятся годами. Недавно пошла в школу девочка, передвигающаяся в инвалидной коляске, семья живёт на третьем этаже, дом без лифта. Девочке очень нравится в школе, но её матери физически не под силу ежедневно спускать и затаскивать коляску с ребёнком, нужен подъёмник. Пытаясь помочь этой семье, мы столкнулись с тем, что нигде в законах не определено, кто и за чей счёт должен его установить. Выход мы, безусловно, найдём. Но, проанализировав нормативные акты и сложившуюся практику, скорее всего, будем выходить с инициативой о внесении поправок в нормативно-правовые акты федерального уровня, иного решения у проблемы нет. А решать её необходимо, поскольку число инвалидов, которым необходима доступная среда, растёт.

Мы очень радуемся, когда торжествует справедливость. Молодой парень в своё время не получил статуса ребёнка-сироты, так как органы опеки небрежно отнеслись к ситуации. Он и его младшие братья и сёстры родились от разных отцов. Отца младших детей лишили родительских прав, но при этом забыли, что в свидетельстве о рождении старшего в графе «отец» записана фамилия другого мужчины, и он не был лишён прав. Все дети росли в детском доме, а когда встал вопрос о получении старшим бесплатного жилья, то ему отказали, так как он не считается сиротой, ведь родитель жив. Парню отказали в судах дважды, но в кассационной инстанции суд подтвердил, что юноша де-факто сирота, поскольку жил в детдоме, а отец им не занимался. В итоге его право на обеспечение жильём восстановлено. Кроме того, он нашёл своих сестёр (их усыновили в другую страну) и брата в Тверской области, которого теперь хочет забрать к себе.

Бывают чудеса. Девочку с тяжёлым заболеванием, которая после лишения прав матери жила в доме ребёнка, нашли два её родных брата-подростка. Оба выросли в приёмной семье, их приёмная мама случайно узнала, что у них есть сестра, которая родилась позднее. О ней мальчишки ничего не знали. И чудо совершилось: девочку забрали в семью. Так в один день она обрела сразу маму с папой, братьев и дедушку с бабушкой.

История в помощь

– На ваш взгляд, чем крепка тверская семья и где у неё уязвимое место?

– Думаю, она крепка своей традиционностью и консервативностью. Хорошо, что в нашем регионе удалось переломить негативное отношение к многодетным семьям: это заметно уже по тому, что растёт их число. Хотя часть сограждан всё ещё считают, что многие такие семьи рожают ради пособий. Это не так.

Наша «ахиллесова пята» – огромная территория региона и её малая заселённость, отсюда проблемы с отдалённостью учреждений и с кадрами, а значит, и с развитием системы защиты семьи, материнства и детства.

– Какая проблема настолько серьёзна, что нужно бить в колокола?

– Их две. Первая – малая доступность медицинских услуг и недостаток врачей – узких специалистов. Тех же детских стоматологов. Их не хватает уже не только в муниципалитетах, но и в областном центре, куда родители с детьми приезжают со всей области. Вторая – нехватка педагогов, причём педагогов, профессионально одарённых. Формализм в школе недопустим, ведь дети во многом именно там получают не только знания, но и необходимое воспитание и культурное развитие.

– Как воспитать ребёнка, который будет любить Родину?

– Отвечу как многодетная мать. Во-первых, самому любить Родину. Во-вторых, никогда не лгать ребёнку. Дети чувствуют двойные стандарты, когда в одних условиях родители говорят одно, а в других зачастую прямо противоположное. В-третьих, знать историю своей семьи, своей страны и мира в целом. Я убеждена, что знающий историю человек просто не может не любить свою страну.

– Ну и напоследок: все-таки, какую роль должна сегодня играть женщина в семье и в обществе?

– Я считаю нормальным, когда глава семьи сегодня женщина. Но наша основная роль – это жена и мама, а потом уже карьера и всё остальное. В любом случае мы отталкиваемся от основного: когда в семье всё хорошо и все счастливы, то и с любым другим делом женщина справится.

Досье

Лариса МОСОЛЫГИНА. Родилась 17 июня 1975 года. Имеет три высших образования: историк, антикризисный управляющий, юрист. В 2007–2012 гг. – предприниматель, редактор, издатель. В 2012–2013 – руководитель регионального отделения «Русфонда». С 2013 года по настоящее время – уполномоченный по правам ребёнка в Тверской области. Вместе с мужем воспитывает четверых детей.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах