Примерное время чтения: 8 минут
991

Выдерживают не все. Тверской зоозащитник о волонтёрах и бездомных животных

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ в Твери 14/02/2023
Николай Морозов / Из личного архивa

«Часть бездомных собак и кошек когда-то были домашними. Но они разонравились или надоели своим хозяевам, и их выбросили», – говорит руководитель тверской Инициативной группы по защите животных Николай Морозов.

Каждый день в соцсетях появляется информация о найденных или выброшенных животных. И каждый раз, кажется, нет предела человеческой жестокости. Волонтёры спасают, лечат, пристраивают бедолаг. В Бежецке женщина даже брала кредит, чтобы открыть приют для бездомных собак. Но на улицах их меньше не становится.

Серый рынок

Екатерина Евсеева, tver.aif.ru: Николай, в чём всё же главная проблема: почему у нас до сих пор так много бездомных животных?

Николай Морозов: В том, что в России не до конца выстроена система работы с домашними животными. Одна из мер, которая позволила бы решить вопрос, – их чипирование и регистрация. Всё больше стран идут по этому пути, причём в каждой свои рычаги воздействия на недобросовестных владельцев. Например, в Турции питомца не примут в ветеринарной клинике, если хозяин его не зарегистрирует. У нас же – ни контроля, ни ответственности. Сколько примеров из практики, когда питомца покупали в подарок. Например, жена загрустила, и любящий муж решил принести ей милого щеночка. Только щеночек оказался биглем – охотничьей собакой, с которой нужно много гулять и сложно жить в городской квартире. В лучшем случае его потом отдадут на передержку, в худшем – отправят на улицу.

Вторая проблема – отсутствие регулирования рынка продаж. Да, ввели запрет на продажу животных в неустановленных местах, но места, где ими можно торговать, так и не установили. В итоге мы имеем серый рынок. Да и в принципе в нашем обществе отсутствует культура отношения к животным. Плюс многие искренне не понимают, зачем нужна стерилизация.

– Несколько лет назад приняли федеральный закон об ответственном отношении к животным. Оправдал ли он ожидания?

– Частично. Понятно, что зоозащитники хотели вместить в него намного больше и сделать его жёстче. На деле же некоторые вещи трудноисполнимы, часть формулировок размыта. Например, предусмотрели ответственность за оставление животного, но в административный кодекс наказание за это не внесли, поправки не приняли. Однако плюсов от закона всё равно больше. Так, законодатель, наконец, прописал, что методы отлова и регулирования численности бездомных животных должны быть только гуманными. И это прорыв.

– Есть ли сейчас реальное наказание за жестокое обращение с животными?

– Наказание предусмотрено ст. 245 Уголовного кодекса РФ. Но на практике огромное количество случаев под её действие не попадает. Вот недавно в Твери молодую собаку привязали к дереву и оставили умирать в 30-градусный мороз. Она долго сидела, лаяла и выла, пока неравнодушные люди не отрезали верёвку. Но, чтобы завели дело по 245-й статье, животное должно получить тяжёлое увечье или погибнуть. Да и сама статья написана так, что её можно трактовать по-разному. Поэтому в большинстве случаев такие дела, даже если их заводят, летят в урну.

Что с приютами?

– Работает ли муниципальный приют для бездомных животных в Твери, который построили ещё пару лет назад? И что с приютами, которые власти обещали открыть в Ржеве, Вышнем Волочке, Бежецке? Сдержали слово?

– Тот самый городской приют в Перемерках, который долго не могли открыть, передали расположенному по соседству частному приюту от фонда «Лав Энималс». В тестовом режиме в прошлом году им отдали тендеры по содержанию бездомных животных в Твери. Но пока он работает только в рамках региональной программы ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, возврат), поэтому принимает лишь отловленных бездомных собак. При этом отловом и возвращением в среду обитания после стерилизации, вакцинации и мечения занимается Управление ветеринарии. В Бежецке на областные деньги тоже построен приют, его обещают запустить в ближайшее время. Бездомными собаками там будет заниматься некоммерческая организация «Новая жизнь». Возглавляет её волонтёр Наталья Фёдорова, которая уже на протяжении многих лет даёт кров сотням четвероногих.

В Ржеве и Вышнем Волочке муниципальные приюты также будут курировать некоммерческие организации вместе с волонтёрами – «Шанс» и «Шанс на жизнь». Причём ржевский приют по плану в 2023 году должен стать вторым по количеству принятых собак. Всего в Тверской области в этом году на бюджетные деньги обязаны отловить, стерилизовать и отправить на содержание 1000–1100 собак. Это почти в десять раз больше, чем в прошлом году.

Так что мы можем смело говорить, что совместными усилиями зоозащитников и власти система заработала. Во многих регионах, поверьте, ситуация хуже.

– То, что делает Инициативная группа, удивляет: подбираете, спасаете, ищете дом. Неважно, в какое время суток и даже в каком городе. Чего вам это стоит?

– Это работа вовлечённой, заинтересованной команды. Одни курируют соцсети, другие работают непосредственно «в полях», третьи сопровождают животное на всех этапах: от момента, как подобрали, до того, как пристроили. Также проводим уроки добра, занимаемся просветительской деятельностью. В прошлом году, например, провели акцию, посвящённую борьбе с «коробочниками». Так называют людей, которым приносят на реализацию ненужных котят и щенков. Они берут их за деньги, обещая пристроить в хорошие руки, но вместо этого сажают в одну коробку и продают на рынке. Тех, кого не купят, вывозят в лес, выкидывают в речку или на улицу. Но даже тот бедолага, кого вдруг купит неравнодушный прохожий, вряд ли долго проживёт, потому что за один день, проведённый в тесной грязной клетке с ещё 10–15 животными, можно подцепить смертельные инфекции. В Твери бизнес «коробочников» процветает много лет, причём в самом центре города. Мы пытаемся донести, что это порочный круг и что ответственное отношение к животным выглядит иначе.

Дома – трёхлапое счастье

– Где ваша группа берёт деньги?

– В структуре пожертвований 99% – средства обычных горожан. Кто 10 рублей переведёт, кто побольше. Поступления от юридических лиц занимают минимальный процент. И то, честно признаюсь, одна из организаций – моё охранное предприятие. Но есть фирмы, которые оказывают помощь не финансами, а услугами, и за это мы тоже благодарны. Кроме того, мы участвуем в грантах: в прошлом году завершили реализацию регионального гранта «Кошки в городе» и президентского гранта по стерилизации животных, находящихся под опекой пенсионеров.

В 2022 году экономика группы сложилась так, что серьёзных провалов не было. Мы даже передали в бежецкий приют около 1 млн рублей на покупку кормов и бытовые нужды. Посмотрим, как будет в этом году.

– Сложно ли быть зооволонтёром? Как сами оказались в этом направлении?

– У меня всё началось со сбитой кошки, которую я нашёл. Так я пришёл волонтёрить в группу, а после стал её руководителем. Эмоционально это очень тяжело. Иногда происходят ситуации, когда нет возможности помочь животному и приходится принимать решение о его усыплении. Выдерживают не все. Люди часто выгорают и уходят. Ещё волонтёрская деятельность съедает огромное количество времени. Те часы, которые можно было бы потратить на себя и свою семью, уходят на подвалы и улицы, откуда приходится вызволять животных. А ведь все наши волонтёры – работающие люди разных профессий: от врачей до сотрудников ГИБДД. Поэтому каждый, кто работает в нашей команде, для меня – герой. Вместе нам в прошлом году удалось найти дом для 1120 собак и кошек.

– Что позволяет не выгорать лично вам?

– Мысль, что если ты не будешь этим заниматься, то кто? Понятно, что к нам приходят новые люди, но и уходит, как я говорил, тоже много. Лично для меня отдушина – семья и наши животные, которых мы откуда только не привезли. Это трёхлапая собака Лея из Абхазии, трёхлапая кошка Мона из Болгарии, наши тверские коты и пёс Джери. Глядя на них, всегда хочется двигаться дальше и спасти ещё больше животных.

Родом из детства

– В интернете – уйма живодёрского контента. Как воспитать в обществе бережное отношение к окружающему миру?

– Все начинается с ранних лет. Худшее, что может быть, – купить детям питомца и при этом не объяснить, что его содержание – это ответственность. По мне, начинать знакомство с животными лучше с приютов, чтобы ребёнок видел и понимал: большинство этих кошек и собак когда-то были домашними, но из-за легкомыслия людей теперь всю свою жизнь, скорее всего, проведут в приюте.

Больной вопрос до сих пор – цирки и дельфинарии. За красивой картинкой нередко скрывают жесточайшие условия дрессуры и практически издевательство над животными. Кроме того, цирк формирует у ребёнка восприятие, что животное – это игрушка. Если уж есть желание посмотреть на диких зверей, отведите ребёнка в зоопарк. Только в хороший, а не в те контактные, что приезжают в наши торговые центры и к которым есть большой вопрос по содержанию животных.

Досье

Николай Морозов. Родился в 1981 году в Твери. Образование высшее, юрист. Руководитель частной охранной организации.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах