Примерное время чтения: 8 минут
392

Разные судьбы. Тверской однокашник Гагарина – о первом космонавте

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ в Твери 11/04/2023
Звено Николая Морозова
Звено Николая Морозова / Николай Морозов / Из личного архива

Николай Морозов учился в лётной школе вместе с Юрием Гагариным – именно там началась профессиональная жизнь будущего первого космонавта Земли. А жизнь нашего героя сложилась совсем по-другому.

Накануне Дня космонавтики 87-летний ветеран труда поделился воспоминаниями о тех славных и героических временах, когда рождалась космическая отрасль, а каждый мальчишка мечтал полететь, как Гагарин, к звёздам.

Фото: Из личного архивa/ Морозов Николай Васильевич

«Тебе в колхоз»

Денис Кузнецов, tver.aif.ru: Николай Васильевич, как получилось, что судьба свела вас с Юрием Гагариным? Вы лётчик?

Николай Морозов: Я был им в молодости: налетал 360 часов. Но затем моя судьба изменилась. Это длинная история.

– Так расскажите её краткую версию.

– Я родился и вырос в деревне Квакшино под Тверью. Был хулиганом. Мой отец погиб в 1943 году на Ленинградском фронте, мать одна воспитывала нас с братом. В пятом классе школы нас обоих оставили на второй год. В знак протеста мы бросили учёбу, я устроился колхозным пастухом. В 16-летнем возрасте всё-таки окончил семилетку и вступил в комсомол, потому что очень хотел выбраться из деревни в город и научиться серьёзному ремеслу. Председатель колхоза меня не отпускал, говоря, что «селу нужны рабочие руки», но общее собрание колхозников постановило: отпустить.

Для того чтобы жить и учиться в городе, требовался паспорт, который сельским жителям тогда не выдавали, и подпись секретаря райкома КПСС на заявлении. Красным карандашом он наложил резолюцию «возражаю», добавив устно: «Тебе нужно работать в колхозе». Тогда я пошёл в обком КПСС – только тогда райком снял свои возражения.

Я перебрался в Калинин и поступил в ремесленное училище экскаваторного завода (впоследствии лицей № 16, ныне Тверской политехнический колледж. – Ред.). Хотел учиться на электрика, но деревенских парней принимали туда только на формовщиков-литейщиков. Общежития не дали: снимал жильё в посёлке им. Крупской и ежедневно ходил в училище пешком за пять километров. Тогда же окончил шофёрские курсы автомотоклуба и получил водительские права. Меня приняли на экскаваторный завод, где я обязан был отработать три года, но отработал только две недели и сбежал – не буду говорить, почему. В те времена за это полагалось серьёзное наказание. Меня спас председатель колхоза, сообщивший на завод, что колхозу нужен шофёр, и меня оформили обратно туда переводом. Именно в этот период я решил стать пилотом.

– Почему?

– Ездить по земле – одно, а летать – совсем другое, так я думал, поступая на учёбу в аэроклуб на Пролетарке. Полгода штудировал теорию, изучал самолет Як-18. Сдал на «отлично», и меня сразу же направили в Аткарский авиационный учебный центр ДОСААФ – учиться летать. Уже потом выяснилось, что вместе со мной там учился и первый космонавт Земли Юрий Гагарин. Он был двумя годами старше меня и уже имел среднее образование, а у меня только семилетка в деревне Квакшино. Наше звено не знало Гагарина: он летал в другом звене. Да и вообще тогда никто друг друга толком не знал – курсанты и курсанты. Но я уверен, что мы неоднократно пересекались, питались в одной столовой, внимали одним инструкторам.

Прочитал и ахнул

– А когда вы поняли, с кем именно учились?

– Вы не поверите, но это случилось совсем не 12 апреля 1961 года. В тот день я лишь узнал, как зовут первого космонавта, но не ассоциировал его со своим однокашником. А впоследствии прочитал о нём книгу-фотоальбом, в которой есть раздел об учёбе в аэроклубе, и ахнул: мы не только учились в одном и том же году, но и летали на одном и том же самолёте Як-18. В книге написано, что свой первый полёт на учебном Як-18 Гагарин совершил 3 августа 1955 года. У меня сохранилась моя лётная книжка, в которую заносились все учебные полёты и выставлялись оценки. Открываю её и вижу, что я свой первый полёт совершил 27 июля 1955 года. На фото с Гагариным в книге – мой Як-18. Перепутать было невозможно: свои самолёты мы знали досконально, каждую царапину. Ничего себе поворот, думаю.

Потом часто вспоминал это. И понял, что до определённого момента наши судьбы были поразительно похожи. Оба окончили ремесленные училища. Оба женились в 1960-м. У обоих по двое детей: у него две девчонки, у меня двое мальчишек. Даже подумалось однажды: поженить бы их друг с другом.

Фото: Из личного архива/ Морозов Николай Васильевич

– Расскажите об учёбе в Аткарском аэроклубе. Что запомнилось больше всего?

– Думаю, досталось тогда всем, и Гагарину тоже. Многих отчислили за неуспеваемость или за то, что не справлялись с нагрузкой. В нашем потоке я один имел водительские права, из-за чего мне поручили возить радиостанцию для управления полётами. Летал я много, выполнял все фигуры высшего пилотажа: бочки, штопор. Налетал там 163 часа: 68 самостоятельных полётов и 33 контрольных, с инструктором. Все оценки отличные.

Лично мне всегда запоминалось то, что случалось впервые. Первый полёт с инструктором. Первый самостоятельный полёт, в котором всё зависит только от тебя. Первая посадка, когда нужно суметь определить на глазок расстояние до земли, а если ошибся в расчётах, то суметь выполнить «скачущего козла» – это когда самолёт, чтобы удержать равновесие, садится подпрыгиваниями. Первая фигура высшего пилотажа. Первая аварийная ситуация. Первый экзамен. Первый прыжок с парашютом.

Однажды пришлось поволноваться. Мы сдавали экзамен. Я взлетаю метров на 30 над землёй, всё идёт отлично, и вдруг экзаменатор выключает мне двигатели, то есть создаёт опасную ситуацию. Хотел посмотреть, что я буду делать. Под шасси уже лес, в такой ситуации надо не просто приземляться на фюзеляж, а садиться на кроны, как на поле. Стиснув зубы, я начал осторожно садиться, и тут он включил двигатели. А уже на земле сказал: «Молодец, отлично».

Стремитесь к звёздам

– Почему же вы не пошли по лётной стезе?

– Очень хотел, но отсутствие среднего образования и наличие водительских прав, точнее, нехватка водителей в те времена, вышли боком. После аэроклуба меня хотели направить на учебу в военно-морское авиационное училище, но с семью классами образования дорога туда закрыта. Если б я его окончил, то мог бы поступить в отряд космонавтов и, возможно, полететь в космос. А так оказался на срочной службе в армии, где меня направили в Камскую воздушную школу стрелков-радистов.

Сначала всё шло нормально, но вдруг командир узнал, что у меня есть водительские права. На экскаваторном заводе они помогли мне, а в Канске оказали медвежью услугу. Меня сразу направили в Сталинградское училище лётчиков, но не летать, а возить автопусковой агрегат для самолётов: я запускал их в небо. Уже позже выучился на стрелка-радиста и отправился служить в Грузию. Летал вдоль турецкой границы на реактивном Ил-28 – это самолёт-носитель атомных бомб. На этом моя лётная жизнь закончилась.

– И уже никогда не имели дело ни с авиацией, ни с космосом?

– Ещё как имел. 15 лет я, как сотрудник «ЦентрСпецАвтоматики», налаживал электронику станков с ЧПУ Савеловского машиностроительного завода, который во время войны выпускал самолёты. По работе объездил весь СССР, а это бесконечные перелёты (смеётся), налаживал аппаратуру на военных заводах, выпускавших самолёты и ракеты. Трижды был в длительных командировках на космодроме Байконур: работал на испытательном полигоне для космического корабля «Буран». Там посетил музей Гагарина, в котором сразу же нахлынули воспоминания о нашей учёбе в школе ДОССАФ.

– Большое спасибо за интервью!

– И вам спасибо за внимание. Желаю «АиФ в Твери» всего самого лучшего. Стремитесь к звёздам!

Досье

Николай Морозов. Родился 31 марта 1936 года в селе Квакшино Калининского района Тверской области. В прошлом лётчик, водитель, электрик, наладчик станков с числовым программным управлением. Ныне пенсионер.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах