aif.ru counter
398

«К гибели людей привыкнуть нельзя». Тверской пожарный - о буднях профессии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ Тверь 30/01/2019
Эрик Минасян / Из личного архива

«У безопасности нет выходных. Нам нужно быть готовыми прийти на помощь в любую минуту», – говорит один из лучших спасателей региона Эрик Минасян из Конаково Тверской области, признанный на районном конкурсе человеком года.

После трагедий в Кемерово, Магнитогорске и Ростове тема безопасности особенно актуальна. В Тверской области этой зимой новостные сводки пестрят сообщениями о возгораниях. «Сухих рукавов!» желают друг другу огнеборцы, но работы – хоть отбавляй. Кто приходит на помощь и как не «выгореть» на службе, Эрик Минасян рассказал корреспонденту «АиФ Тверь».

Не героизм, а работа

Екатерина Евсеева, «АиФ Тверь»: Эрик, только за первую половину января пожарно-спасательные подразделения в регионе выезжали на вызовы 650 раз. Сообщения о пожарах поступают почти каждый день! Почему горим?

Досье
Эрик Минасян родился в 1990 г. в Тбилиси. Через два года семья переехала в пос. Радченко Конаковского района. В 2012 году окончил Ивановскую пожарно-спасательную академию МЧС России. Начальник Конаковского пожарно-спасательного гарнизона (сам тоже выезжает на тушение). Награждён медалью МВД России «За отличие в службе» III степени. Женат, воспитывает сына.
Эрик Минасян: Зима – серьёзный пожароопасный сезон, особенно на селе. В деревнях, где нет газа, люди топят печи, включают обогреватели. Электросети зачастую не выдерживают нагрузки, происходит короткое замыкание. Много ли надо деревянному дому, чтобы полыхнуть? Часто пожары случаются из-за невнимательности. Сколько случаев, когда хозяева варят или жарят на кухне, а потом забывают выключить плиту! Так, мы спасли человека, который что-то готовил, ушёл в комнату и уснул. Рядом с включённой плитой лежала тряпка, которая загорелась. Мы застали хозяина уже в полуобморочном состоянии – он успел надышаться угарным газом. Ещё немного – и было бы поздно.

Выезжать на вызовы приходится почти каждый день, и не всегда это пожары. В моей практике был случай, когда в аварийно-спасательную часть поступило сообщение от мужчины, который не мог дозвониться до своей матери. Дверь в квартиру она ему тоже не открывала. Мы с личным составом подъехали к месту, установили пожарную лестницу, поднялись по ней на третий этаж. Когда я вошёл через окно внутрь квартиры, увидел на полу пожилую женщину. Её взгляд не забуду никогда: в глазах, наполненных отчаянием, вдруг появилась надежда. Ради таких моментов и стоит работать! Знаете, говорят, даже если удастся спасти одного человека, жизнь прожита не зря. В нашей службе мы сталкиваемся с этим каждый день. Я не считаю это героизмом. Это наша работа. При этом надо понимать, что ты ничего не сделаешь, если за спиной нет команды.

Всем по рынде!

– В начале января в Конаковском районе из-за нечищеных дорог врачам пришлось идти на вызов через лес. В другой раз медики добирались до пациента на снегоходе одного из местных жителей. А что делать, если такая ситуация – и пожар?

– Уборка дорог от снега – всегда один из самых острых вопросов. К счастью, нам закупили высокопроходимую технику – проедем даже по сугробам. Кроме того, при пожарно-спасательной части есть надзорный отдел, который проверяет населённые пункты, дороги, работает с сельскими поселениями, при необходимости выносит предписания. Эта ситуация у нас на контроле. В крайних случаях привлекаем любую имеющуюся технику: вплоть до катеров и воздушных подушек инспекции по маломерным судам.

Фото: Из личного архива/ Эрик Минасян

– Несколько лет назад после жалобы блогера из Калязинского района почти в каждой деревне Тверской области повесили рынды. Но нужны ли они? Как обеспечивать безопасность небольших населённых пунктов?

– Конечно, рынды – не панацея от пожара. Но они нужны на селе, чтобы вовремя оповестить всех об опасности, чтобы люди выбежали на улицу. За безопасность жителей в деревнях и посёлках отвечает глава сельского поселения, на дачах – председатель садоводческого товарищества. Летом, например, нужно вовремя проводить опашку населённых пунктов. В первую очередь защитную борозду делают там, где рядом находится лес. Иначе лесной пожар может перекинуться на дома. Но мы просим делать опашку и по границам полей. Это тоже необходимо, учитывая, сколько сегодня заброшенных сельхозугодий.

К смерти не привыкнуть

– Ваша профессия – одна из самых рискованных. Неужели не бывает страшно?

– Нет человека, который бы ничего не боялся. Другое дело, что с этим чувством мы умеем бороться. Пожар – всегда поездка в неизвестность. Но когда прибываешь на место, играет такой адреналин, что уже не до боязни. Единственный страх – сделать что-то неправильно и подвести команду. Каждое решение тщательно взвешиваем. Нельзя забывать, что дома тебя ждут родные, что, если с тобой что-то случится, ты не сможешь помочь другому. Первая задача для нас – спасти пострадавших, потом ликвидировать пожар.

Говорят, человек привыкает ко всему. Но к гибели людей, а особенно детей, привыкнуть невозможно. Всякий раз, когда это случается, мы тяжело переживаем. Два года назад в посёлке Озерки загорелась квартира. Тогда в ванной мы обнаружили пятилетнего ребёнка – ещё живого, но успевшего надышаться дымом. Мальчик умер в больнице. А тот след от маленького тела на покрытой пеплом ванне остался в памяти навсегда.

Мальчик умер в больнице. А тот след от маленького тела на покрытой пеплом ванне остался в памяти навсегда

Однако я заявляю со всей ответственностью: случаев, когда мы могли спасти человека, но не сделали этого, нет. Если есть хоть малейшая возможность помочь, мы её используем: тушим пламя, пробираемся ползком под огнём и т.д. Просто люди в сильных пожарах погибают ещё до приезда спасателей, задыхаясь от дыма.

Фото: Из личного архива/ Эрик Минасян

С одной стороны, пожарный должен быть хладнокровным, суметь зайти в огонь. С другой стороны, психологом, чтобы утешить пострадавших. Иногда тебе нужно набраться сил и позвонить родственникам, сообщить о погибших близких. А сколько случаев, когда дом сгорал в отсутствие хозяев! Люди приходят, а там пепелище. Тяжело подобрать слова поддержки, зная, что человеку теперь негде жить. В Главном управлении МЧС по Тверской области есть психологи, которые следят за моральным выгоранием сотрудников, помогают преодолеть кризисные ситуации.

Спит как пожарный? Ерунда!

– В детстве многие мальчишки мечтают стать пожарными, но, когда вырастают, от былой ретивости не остаётся и следа! В чём дело: не престижно, мало платят?

– Я бы не сказал, что быть пожарным не престижно. Просто это труд не для всех. Про нашу службу есть старый анекдот: «Работа хорошая, но как пожар – хоть увольняйся». Люди, которые не хотят брать на себя ответственность и рисковать, здесь не выдерживают. Слабаков в нашей профессии нет. Эта работа не для тех, кто хочет труд полегче и прибыльнее. Спасатель – такая же профессия, как врач или педагог: сюда в первую очередь идут по призванию. Сам я поступил в институт МЧС случайно, по совету. Хотя в детстве мечтал быть милиционером. У мамы до сих пор хранится сочинение, где я пишу, что хочу ездить на машине с мигалкой и помогать людям. Полицейским, как видите, не стал, но машина с мигалкой есть!

– В народе ходит поговорка: спит как пожарный. А ведь правда: что вы делаете, когда нет происшествий?

– Это стереотип, что, когда нет тревоги, пожарные спят. На самом деле день дежурства расписан по часам. В шесть утра подъём, затем в течение дня тактические занятия, физподготовка, сдача нормативов, обработка документов, уход за пожарной техникой и т.д. И так до одиннадцати вечера, ночью – спецдежурство. Когда поступает сигнал тревоги, на сбор есть всего одна минута. За это время сотрудники должны надеть защитную одежду, водитель – подготовить автомобиль к выезду. Потому пожарная машина всегда находится в помещении, чтобы не замерзала.

Если вызов по городу, с момента звонка до прибытия на место происшествия должно пройти не больше десяти минут. За пределами города норматив – не более двадцати минут. Когда происходят крупные пожары, привлекаем дополнительные силы и средства из соседних районов. Так бывает, если горят торфяники или многоквартирные дома.

Фото: Из личного архива/ Эрик Минасян

– Лётчики никогда не произносят слово «последний», для моряков плохой знак – женщина на борту. А какие приметы есть в вашей профессии?

Мы никогда не прощаемся за руку с теми, кто остаётся на смене, и не говорим «спокойной ночи!». Иначе обязательно встретимся на тушении.

– Мы никогда не прощаемся за руку с теми, кто остаётся на смене, и не говорим «спокойной ночи!». Иначе обязательно встретимся на тушении. А если кто-то из караула во время дежурства начищает свою обувь, жди много выездов. Со стороны звучит забавно, но, как ни странно, работает. Испытано на себе!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах