aif.ru counter
6314

Это эксперимент? Главврач Тверской ОКБ о COVID-19 и о том, откуда он взялся

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ Тверь 13/05/2020

«Живём в режиме повышенной готовности, с элементами военной медицины», – говорит о своей работе за последние два месяца главврач Тверской областной клинической больницы Сергей Козлов. Недавно указом президента страны ему присвоили почётное звание «Заслуженный работник здравоохранения РФ».

Правда, сейчас доктору не до праздника. «Всё произошло в такое время, что и радоваться было некогда. Я уже и забыл о награде», – признаётся Сергей Евгеньевич. Нам с ним удалось пообщаться, когда он вышел из той самой «красной зоны». Мы поговорили о том, чему научил коронавирус медицину и общество, какие проблемы нужно решать и о чём сегодня мечтают врачи.

Главврач Тверской областной клинической больницы Сергей Козлов.
Главврач Тверской областной клинической больницы Сергей Козлов. Фото: АиФ

Досье
Сергей Козлов родился в 1963 г. Окончил Калининский государственный медицинский институт по специальности «Лечебное дело», затем Санкт- Петербургский государственный инженерно- экономический университет по специальности «Экономика и управление на предприятии здравоохранения». Хирург высшей категории, доцент кафедры постдипломного образования.

Без выходных

Екатерина Евсеева, «АиФ Тверь»: Сергей Евгеньевич, каково вынести такой режим работы?

Сергей Козлов: Ничего, справляемся, отдыхать только некогда. Но что поделать? Такая наша профессия. Многие из нас уже полжизни лечат людей от разных болезней. Сейчас боремся с коронавирусом, завтра ещё что-нибудь будет. Так что работаем, просто в необычных для себя условиях и без выходных. Тяжело находиться в защитных костюмах: жарко, давит, тяжело дышать. Не снимаем их по четыре–шесть часов, иногда и по восемь. Сложность в том, что люди поступают массово. Ранее мы не сталкивались с таким быстрым распространением вирусной инфекции и тяжёлыми пневмониями. Я усилил дежурства, теперь по очереди дежурят также сотрудники администрации больницы, чего в обычное время не было. Это связано с тем, что каждый больной, который приезжает, – порой настоящая головоломка для нас. Например, поступает пациент с инфарктом, но нельзя исключать, что он также может быть инфицирован коронавирусом. Поэтому тут важно и помощь оказать, и не подвергнуть риску окружающих. Под инфекционных пациентов мы отдали два отдельно стоящих корпуса: гематологическое и неврологическое отделения. Остальные больные проходят лечение в основном корпусе. Ограничили приём для тех, кому можно на два-три месяца без ущерба для здоровья отложить посещение врача или операцию. В остальных случаях пациент получает помощь в полном объёме. Инфаркты, инсульты, язвы, аппендицит – от этих заболеваний мы никуда не уходили.

– Какой урок пандемия коронавируса преподала медикам и обществу?

– Когда речь идёт об эпидемии, проблемы возникают даже в самых развитых странах с хорошей медициной. Если заболевает огромное количество людей сразу, в любом обществе не хватит никаких ресурсов. К счастью, опыт борьбы с коронавирусом в России оказался успешнее, чем в странах Европы. У нас нет таких массовых поступлений, что некуда класть больных или приходится выбирать, кого подключать к аппарату искусственной вентиляции лёгких. Не знаю, что будет завтра. Но сегодня нам хватает коек, оборудования, средств индивидуальной защиты.

Что касается урока пандемии для общества, люди наконец начали ценить и понимать труд медработников. Осознали, что врачи борются за их жизни и здоровье. Ведь в последние годы медицину и сотрудников отрасли чуть ли не с грязью смешали. Хотя основная часть врачей всегда были добросовестными, порядочными людьми. Конечно, в каждом коллективе есть, как говорится, поганая овца. Но их немного, поверьте. И как раз в такие трудные периоды, как сейчас, человек проявляется – видно, кто прячется в кусты, а кто добросовестно выполняет работу. У нас сейчас нет отбоя от волонтёров, помогают студенты-медики. Все понимают, что, раз пришла беда, навалиться на неё надо всем миром.

Вирусная атака

– Многие уважаемые врачи признавались, что за десятки лет работы такая пандемия в их практике впервые. Откуда взялся этот вирус и насколько сложно отвечать новым вызовам времени?

– С трудом верится, что такой достаточно безопасный вид вируса, как коронавирус, который в принципе давно известен, стал вдруг столь опасным и контагиозным сам по себе. Обычный грипп такие эпидемии не вызывает и не поражает весь мир. Возможно, в будущем мы узнаем, в каких лабораториях и на чьи деньги проводились эксперименты. Но сегодня это похоже на орудие массового поражения. Есть химическое оружие, есть атомное, а есть бактериальное. Впрочем, время всё расставит по местам. А пока боремся с инфекцией. Я работаю в медицине около 30 лет. За это время со многим приходилось сталкиваться. Даже сибирскую язву лечили, когда несколько лет назад разрыли скотомогильник. Ничего, пережили. И сейчас справимся. Думаю, со временем произойдёт иммунизация общества, появится вакцина. Конечно, в полной мере мы не можем предугадать, какие последствия вызовет Covid-19. Его свойства предстоит ещё изучить учёным.

Возможно, в будущем мы узнаем, в каких лабораториях и на чьи деньги проводились эксперименты. Но сегодня это похоже на орудие массового поражения.

– Сегодня столько противоречивой информации, что многим сложно не поддаваться панике. Как сохранять спокойствие?

– Если подумать, в нашей стране столько атомного оружия, что за полчаса можно лишиться всего мира. Но истерии по этому поводу нет. С чего вдруг коронавирус вызывает панику? Меньше слушайте негативную информацию, а свободное время лучше посвятите семье, хорошим книгам и фильмам.

– Глядя, как наше население соблюдает самоизоляцию, нам предрекали чуть ли не итальянский сценарий развития. Кажется, обошлось. Но повод ли расслабляться?

– Конечно, нет. То, что в регионе начали работать некоторые предприятия, – риск, но это вынужденная мера. Потому что нельзя уронить экономику. Как дальше люди будут жить, если они потеряют возможность зарабатывать? Эти предприятия обязали соблюдать меры безопасности. Такое поведение требуется и от остальных жителей. Опасность коронавируса в том, что у него нет строгой длительности инкубационного периода. Общаясь с людьми, мы не можем сразу понять, больны они или нет. Поэтому от любого человека по возможности сейчас надо держаться подальше и уж тем более не собираться компаниями. Чем меньше контактов между людьми, тем меньше заражений.

Болевые точки

– При всем уважении к медицине именно в этой отрасли много спекуляции. Казалось бы, мы уже привыкли, что нас часто разводят на деньги в частных клиниках. Но последняя ситуация вновь обострила проблему: в аптеках втридорога стали продавать маски, хлоргексидин и т.д. Почему медицина часто превращается в бизнес?

– Сама медицина – святая вещь. Это сфера, где спасают людей и возвращают им здоровье. А то, что есть негодяи, которые пытаются зарабатывать путём мошенничества, зависит не от отрасли, а от совести самого человека. Есть коммерческие центры, которые работают честно. И, напротив, есть государственные больницы, где встречаются вымогатели. Но равнять всех под одну гребёнку нельзя. Жуликов хватает в каждой отрасли. Просто медицина болезненнее всего это переживает, когда они там заводятся.

– Коронавирус пройдёт – и мы вернёмся к прежним проблемам: нехватка кадров, низкий уровень сельской медицины и т.д. Как спасать здравоохранение?

– Качество медицины в районах области напрямую зависит от наличия кадров. Можно сколько угодно покупать дорогостоящее оборудование, но, если на нём некому работать, что толку? Если на село не приедет молодёжь, в районных больницах так и будут работать пенсионеры, которым уже давно пора на заслуженный отдых. Эту проблему можно решить только одним способом: вернуть распределение. Если человек получает образование за счёт государства – обязан отдать ему долг. Пусть отработает три–четыре года там, где дефицит кадров. Понятно, что условия работы где-нибудь в Молоково и в Твери разные – и ты ничем не заманишь молодого врача в глубинку. Местные-то оттуда разбегаются. Пока у нас не вернули распределение, но в медицинских вузах усиливается целевое обучение. Это отчасти поможет решить кадровый вопрос. При этом нужно воскрешать первичное звено здравоохранения. Из-за нехватки специалистов на местах к нам пациенты зачастую попадают, когда уже поздно.

Что после? Отосплюсь!

– Врач – больше, чем работа. Что помогает вам за столько лет профессионально не выгорать?

– Если ты любишь свою профессию, ни о каких выгораниях не может быть и речи. А если тебе не нравится то, чем ты занимаешься, лучше уйди и не рассуждай. Я не понимаю этого понятия «профессиональное выгорание». Придумали модное словечко и прячутся за него.

– Получается, вы ни разу не пожалели о выбранном пути?

– Я бы даже не стал жалеть и просто ушёл, если бы мне не нравилось. В моей семье не было медиков. В своё время я выбрал эту профессию достаточно случайно и, как оказалось, на всю жизнь.

– Когда закончится пандемия, что первым делом сделаете? О чём мечтаете?

– Наверно, надо отоспаться. Потом можно будет съездить на природу отдохнуть – на охоту или на рыбалку. Пока это невозможно, поступает много больных.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах