aif.ru counter
122

Главный экзамен сессии. Законы областной парламент принимал стремительно

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ Тверь 01/09/2020

Этот год из-за пандемии стал особенным для всех и для областного парламента – тоже. Законы по поддержке жителей и бизнеса иногда приходилось принимать стремительно. Тем не менее итогом весенней сессии, длившейся с января до середины июля, стали 54 принятых новых закона. О том, что удалось сделать и что волнует сейчас граждан и депутатов, мы поговорили с председателем Законодательного Собрания Тверской области Сергеем Голубевым.

Держите пять!

«АиФ Тверь»: Сергей Анатольевич, какие ТОП-5 законов, принятых областным парламентом, стали самыми важными?

Сергей Голубев: В первую очередь, конечно, законы о поддержке малого и среднего бизнеса и социально незащищённых слоёв населения, принятые во время пандемии. Мы в три раза снизили ставки налогов для предпринимателей пострадавших отраслей. Причём мнений о том, что этого не нужно делать, не звучало вообще.

Сюда же можно отнести закон о самозанятых. Специальный налоговый режим в Тверской области, позволяющий упростить жизнь тысяч граждан и получить дополнительную поддержку, начался с 1 июля.

Введены выплаты на детей разных возрастов – как федеральные, так и региональные. Однако в Верхневожье они связаны не только с коронавирусом. У нас теперь дарят хорошие наборы для новорождённых. С этого года многие многодетные семьи могут рассчитывать на 50% компенсации при покупке автомобиля и сертификаты на приобретение школьной формы. Есть и другие меры поддержки.

Далеко не все регионы пошли на такой шаг, как принятие закона «О детях войны». Мы признали их статус. К юбилею Великой Победы впервые в этом году порядка 80 тысяч «детей войны» в регионе получили по 3 000 рублей. Из областной казны на это выделили 233 миллиона. Теперь наша задача – и в следующие годы предусматривать для этого определённые суммы.

И, наконец, транспортная реформа в Твери и Калининском районе. Мы приняли её единогласно, и я смотрю на неё позитивно. Упрощена система оплаты проезда, сам пользовался мобильным приложением, платил в автобусе карточкой. Однако полностью то, что получилось, можно будет оценить с сентября–октября, когда закончатся отпуска и все начнут ездить на работу и учёбу.

– Бюджет Тверской области много лет называли социальным. Он таким и остался?

– К счастью, мы перестали говорить о том, что бюджет у нас носит социальный характер. Потому что это подчёркивало, что у региона почти все деньги уходят на выполнение социальных обязательств, а на другие направления мало что остаётся. В 2014–16 годах около 70% расходной части областной казны уходило на поддержку образования, здравоохранения, социальные выплаты, в том числе малоимущим. Сейчас – 58,8%. Однако суммы на это не уменьшились, но появилось больше возможностей поддержать бизнес, сельское хозяйство, инвестиционные программы.

Четыре года назад на инвестиции в адресные инвестиционные программы у нас было заложено меньше 1 млрд рублей, а сейчас 9–10 миллиардов. Бюджет региона резко увеличился в основном благодаря национальным проектам. Его доходная часть составляет 79 млрд рублей, расходная – 81. Но и собственные доходы растут, мы стараемся всё для этого делать. Всё это – показатели работы региональных правительства и парламента.

Отучился? Отработай!

– Вы много общаетесь с избирателями, жителями районов. О чём они просят?

– Главные «три кита» – это дороги и транспортная доступность, рабочие места, здравоохранение. Дороги мы сейчас ремонтируем очень активно, особенно по нацпроекту. Наличие рабочих мест зависит в том числе от инвестиций. Со здравоохранением же ситуация очень сложная.

– Зачастую, кроме врачей-пенсионеров, людей в районах лечить вообще некому…

– Мы ломаем голову, как изменить ситуацию. Считается, что главные проблемы медицины – это оборудование и кадры. Но, на мой взгляд, есть ещё и третий фактор: менеджмент. Законодательное Собрание выделяет на здравоохранение очень крупные средства. Если смотреть по численности населения, то по финансированию отрасли мы в первой пятёрке Центрального федерального округа. Но приоритеты в заявках определяются слабо. Доктора, становясь главврачами, далеко не всегда могут быть хорошими администраторами. Мы часто сталкиваемся с тем, что в больницах, где есть оборудование, нет кадров, способных его использовать. Тем временем из других больниц уезжают врачи, так как им не на чем работать.

В этом созыве областного парламента много депутатов-медиков. Они говорят, что нужна продуманная система: как в нынешних условиях финансировать и использовать те или иные медучреждения. Например, что делать с ЦРБ Лесного района? Её построили в 1980-е годы, она огромная, а населения осталось мало. Может, ей отчасти нужно придать какую-то специализацию, например, паллиативную помощь… Сложно сказать.

Что касается кадров, на мой взгляд, главное – работать с выпускниками медицинских вузов и колледжей. Если студент поступил на бюджет и государство оплатило его учёбу, пусть молодой человек отработает несколько лет там, где нужны медики. Не хочешь – верни деньги за своё обучение. Так в глубинке появится «свежая кровь», которой там очень не хватает. И для выпускников это будет опыт, им может стать интересно. У нас есть программа «Земский доктор», но людей даже деньгами зачастую не заманишь. Поэтому нужно менять федеральные нормативные акты.

– Может, для молодёжи не менее важны благоустройство, досуг?

– Да, о благоустройстве население спрашивает очень активно. Люди хотят, чтобы их города и посёлки выглядели прилично. Поэтому с 2018 года каждый депутат областного парламента, избранный от территории, получает дайджест, где указано, на что районам дали субсидии из областного бюджета. Тот же список отправляем местным депутатам, чтобы они следили за качеством строительства или ремонта того или иного объекта.

Для успеха должны сочетаться несколько факторов: проект, подрядчик, контроль. Тогда всё получается удачно, как в Старицком районе, где недавно достроили школу в Степурино и детсад «Карамелька». Ещё очень важно развивать общественный контроль за благоустройством.

– Областное Законодательное Собрание иногда обращается с инициативами на федеральный уровень. Какие из них были поддержаны?

– Один из наиболее ярких примеров за последние годы – легализация и возможность строительства заправок на воде. Также отмечу инициативы по ужесточению ответственности за езду в нетрезвом виде, о распределении средств на дороги, поддержке льноводства и некоторые другие. Это были совместные инициативы Совета Законодателей ЦФО.

Очень жаль, что в Госдуме не поддержали нашу инициативу по изменению Земельного кодекса РФ. Речь шла о том, чтобы в городах участки земли, заброшенные более пяти лет, изымались у собственников муниципалитетом и продавались с торгов. Чтобы на них, наконец, началось строительство или благоустройство. Вы же знаете, сколько таких мини-пустырей даже в центре Твери! И пока ничего сделать с этим нельзя.

Разрешите реконструкцию!

– Ещё одна проблема – разрушение исторических зданий. Речной вокзал в Твери, усадьбы в районах – примеров масса. Почему их не восстанавливают?

– Чтобы их восстановить, нужно изменить федеральное законодательство в отношении памятников истории и культуры. Мы очень хотим это сделать, но не уверены, что нашу инициативу поддержат. В Тверской области всего 10 660 объектов культурного наследия, из них 7 634 включены в Государственный реестр. Сравните: в Смоленской области их 550, в Калужской – 340. В 1990-е годы регион их так много поставил на учёт, потому что надеялся на федеральное финансирование. Теперь же эту массу «памятников», многих из которых уже не существует, нельзя продать, нельзя ничего построить на их месте. Содержать и восстановить всё нереально, хотя мы на это выделяем 700–800 млн рублей в год.

К реставрации подходят слишком строго: нужно непременно сохранить первозданный вид не только снаружи, но и внутри. При этом не учитывается, что раньше, например, не везде была даже канализация. Из Речного вокзала в Твери инвесторы хотели сделать гостиницу. Но как? Для этого нужно, чтобы разрешили перепланировку. А в фойе, например, можно было бы развесить фото, каким вокзал был раньше…

Ещё одна история. В селе Холохольня Старицкого района много раз отдыхал Александр Сергеевич Пушкин. Дом, где он останавливался, разрушен. И, представляете, нашёлся инвестор, готовый его восстановить, вложив огромные деньги. Но оказалось, что строить нужно на старом фундаменте, так как сам фундамент – это тоже памятник. В итоге человек отказался от затеи.

– Аренда памятников за рубль на 50 лет, на которую в своё время возлагалась надежда, ведь так и не стала популярной?

– Не стала. Потому что аренда – это всё равно не собственность, средства на реставрацию нужны громадные, а требования – строжайшие. В итоге единственный положительный пример в нашем регионе – восстановление в Зубцовском районе усадьбы Степановское-Волосово. Бизнесмену Сергею Васильеву удалось её купить, а сколько средств он вложил в её возрождение – не сосчитать! Но этим живёт он и его семья, в усадьбе теперь проходят экскурсии для всех желающих. Нужно, чтобы таких примеров стало больше. Мы же все хотим жить в красивом регионе!

Кстати
Во время пандемии налоговые ставки для предпринимателей, работающих по упрощённой системе налогообложения, депутаты снизили с 6 до 2%; для тех, кто платит налоги с суммы «доходы минус расходы» – с 15 до 5%. Самозанятые теперь платят налог 4% с услуг, оказывающихся физическим лицам, и 6% – юридическим.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах