391

Плачут даже камни. Чем обернулось вмешательство США на Ближнем Востоке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ Тверь 26/01/2021
Рами Аль-Шаер / Из личного архива

Этот год начался с политических событий, потрясших мир. Кто бы мог представить, что в Вашингтоне случится штурм Капитолия, а инаугурацию нового президента США будет сопровождать небывалое количество стянутых в столицу бойцов национальной гвардии?

Итоги выборов в Америке, безусловно, повлияют на ситуацию в мире в целом, и на Ближнем Востоке в частности. Слишком уж велико было, и пока, к сожалению, остаётся, вмешательство Соединённых Штатов в жизнь арабских государств. Появилась ли у ближневосточных народов надежда вернуться к миру и процветанию? Об этом наше первое в 2021 году интервью с политологом и общественным деятелем Рами Аль­Шаер. По всем вопросам, изложенным в данной статье, он выражает своё личное, субъективное мнение и излагает информацию, исходя из собственных данных.

Не сдерживая слёз

Елена Семко, «АиФ Тверь»:  Рами, мы вместе посмотрели потрясающий видеоролик, где сирийский скульптор Низар Али Бадр составляет образы из камней горы Сафон. Его картины – словно крик о страданиях своего народа, о беженцах, вынужденных покинуть родную землю. О боли Ближнего Востока заговорили даже молчаливые камни?

Рами Аль-­Шаер: Работы 52­летнего художника и скульптора Низара Али Бадра действительно впечатляют. Люди плачут, когда видят его произведения или наблюдают за процессом творчества. Основные темы его картин из камней и гальки – трагические события, происходящие в Сирии. Мы видим и, главное, чувствуем, что происходит с людьми, покидающими родные дома с котомкой за плечами. С теми, чью жизнь разрушила война, а значит, чьи­то жадность и желание нажиться за счёт других.

На страдания миллионов беженцев обращают слишком мало внимания. Выборы в Америке или, например, проблемы мигрантов многим почему­то кажутся важнее, чем то, что вынужденные переселенцы боятся возвращаться домой, живут в ужасающих условиях, без денег и медицинской помощи, лишённые самого элементарного. А ведь беженцы – совсем не то же самое, что мигранты. Они едут на чужбину не в поисках лучшей жизни, а ради спасения самой жизни – своей и своих детей.

Как греческая гора Афон стала символичной для христианского мира, так камни неизвестной широкой публике сирийской горы Сафон становятся символичными для арабского мира. Они словно плачут о судьбе жителей не только Сирии, но и Ливии, Палестины, Йемена, Ирака и других стран, где разрушена спокойная благополучная жизнь. Где нет возможности созидать, работать, строить семьи, растить детей, заботиться о пожилых родителях. Именно это заставило заговорить даже камни…

– Бывший уже президент США Дональд Трамп не раз хвастался, что во время его правления Америка не начала ни одной войны. Откуда на Ближнем Востоке столько страданий и горя?

– Слова Трампа – это цинизм. На самом деле США никогда не были столь агрессивны, как в последние четыре года. Формально новых войн будто не начиналось. Но то, что сделала администрация Трампа посредством санкций в отношении Сирии – так называемого «закона Цезаря», привело к ужасающим последствиям. Миллионы сирийцев страдали и страдают от голода и холода. При этом Америка блокировала любую помощь Сирии, даже гуманитарную. Отсутствие продуктов питания, топлива и лекарств приводят к тому, что люди умирают медленной мучительной смертью. Подобное происходит и во многих других арабских странах. Это страшнее, чем война! Как расценивать выход США из договоров, сдерживающих гонку вооружений? Росчерком пера Трамп перечеркнул многолетние усилия всего мира по переходу государств от конфронтации к сотрудничеству.

А беженцы! Администрация экс­президента Америки всячески препятствовала решению их проблем. США не только сами проигнорировали конференцию по беженцам, прошедшую в Дамаске по инициативе России, но и призывали другие государства к её бойкоту. Лично я считаю, что это может способствовать новому витку международного терроризма. Политика Трампа была войной против мира.

– Как связаны проблемы беженцев и терроризм?

– Террористические организации могут существовать, если пополняются их ряды. А лагеря беженцев, особенно существующие много лет, для этого плодородная почва. Судите сами: дети там растут в жёстких, суровых условиях, без возможности учиться, без надежды на хорошее будущее, без веры в жизненные перспективы. У них нет понятия Родины: всю сознательную жизнь они провели на чужбине. Когда такие дети взрослеют, что им делать? Они легко впитывают экстремистскую пропаганду и берут в руки оружие. Это страшно! Вряд ли реально уничтожить терроризм, если не ликвидировать его истоки.

Так что убивать можно не только оружием. Можно способствовать гибели тысяч и даже миллионов людей политическими и экономическими решениями. Я убеждён: проблемы беженцев нужно решать, и гораздо более активно, чем сейчас. Это одновременно борьба с экстремизмом и реализация принципов милосердия и сострадания – общечеловеческих ценностей, которые ни в коем случае нельзя растерять.

«Рыбка в мутной воде»

– Конфликтам на Ближнем Востоке много лет, и все эти годы идут разговоры о необходимости их урегулирования. На деле же прийти к миру и согласию не удаётся. Почему?

– Потому что есть те, кому это выгодно. Напряжённая обстановка в арабских странах позволяет, как говорится, «ловить рыбку в мутной воде». Эта «рыбка» – в основном нефть и другие природные, а также человеческие ресурсы. За счёт них прежде всего в американскую экономику закачиваются миллиарды долларов. Поэтому США и их союзники, по крайней мере до сих пор, стремились помешать стабилизации ситуации в арабских странах.

Например, для ликвидации последствий конфликтов и восстановления национальной экономики Сирии необходима помощь порядка 200 миллиардов долларов, Йемену – 100 миллиардов, Ливану – 50 миллиардов долларов. На Ближнем Востоке есть богатые страны, которые могли бы оказать своим соседям такую поддержку. Это Бахрейн, Кувейт, Объединённые Арабские Эмираты. Но их правящие круги, к сожалению, находятся под влиянием Соединённых Штатов Америки. А те не дают «отмашки» на выделение средств. И сами не спешат помогать странам, находящимся в катастрофической ситуации. Хотя по справедливости это была бы даже не благотворительность, а скорее возвращение того, что отняли. Неравноценная компенсация за лишения и потери.

Под пятой Вашингтона

– Богатые ближневосточные страны словно не слышат то, о чём говорят камни… Неужели в арабском мире нет солидарности? Конечно, культура, образ жизни разных народов региона отличаются, и порой значительно. Но ведь куда больше общего, особенно если сравнить с традициями на других континентах...

– Политическая ситуация такова, что согласия в арабском мире нет. И это во многом объясняется корыстными интересами правящих кругов, а не мнением простого народа. Так, совсем недавно администрация Дональда Трампа объявила ОАЭ и Королевство Бахрейн своими главными партнёрами в области безопасности. На территории островного государства Бахрейн сейчас базируется Пятый флот военно­морских сил США и проживает, по моим данным, около 5000 американских военнослужащих. Ещё 3500 находятся на военно­воздушной базе в Объединённых Арабских Эмиратах, а именно в провинции Абу Даби. В маленьких по площади, но очень богатых запасами нефти и природного газа Кувейте и Катаре расположены Центральное командование Вооружённых сил США и его штаб­квартира. Выходит, что «партнёрство в области безопасности» – это разрешение данных стран на присутствие на своих территориях Вооружённых сил США. За это правящие элиты получают от американцев определённые привилегии.

– Зачем Америке размещать тысячи своих солдат, моряков, лётчиков в арабских странах?

– Формально США это объясняли «иранской угрозой», якобы нависшей над арабским миром. Как много лет назад Америка убеждала планету, что её миссия – спасти всех от мнимой «советской угрозы», так же сейчас происходит с «иранской». На самом деле истинной целью американцев было установить контроль над ближневосточным регионом. Усилить эксплуатацию его природных богатств, увеличить собственное обогащение, возложить на других часть своих военных трат. По некоторым данным, богатые арабские страны несут расходы, составляющие около половины от суммы военного бюджета США, а она достигает гигантской цифры – около триллиона долларов.

Это произошло за счёт роста дефицита бюджетов арабских стран, долгов, которые лягут тяжёлым бременем на плечи будущих поколений. Очень жаль, что правящие элиты не задумываются над этим. Как ни странно, их даже не смущает то, что для их стран сложилась, по сути, унизительная ситуация: невозможность самостоятельно распоряжаться ресурсами, делать денежные переводы и устанавливать взаимовыгодные добрые отношения с другими государствами без одобрения Вашингтона. В то же время большинство арабских стран всё­таки стали осознавать ценность независимой внутренней и внешней политики, отходить от излишнего доверия западным посылам и обещаниям.

«Горячие точки»

– Лучше бы арабским странам вместе решать многочисленные проблемы, накопленные годами…

– Конечно, было бы гораздо лучше, если бы все государства Ближнего Востока стремились к одной вполне ясной цели – увеличению благосостояния населения, развитию экономики, медицины, образования каждой из стран. Исторически в арабском мире сложилось так, что между богатыми и бедными существует очень сильное расслоение, порой напоминающее пропасть. В современном мире нужно сглаживать такие резкие противоречия, стремиться к появлению среднего класса, к которому принадлежало бы большинство населения. Именно средний класс может стать основой для развития промышленности, сельского хозяйства и других сфер, а также для сохранения традиционной культуры и национальной идентичности.

Совместными усилиями Ближний Восток мог бы добиться конструктивного решения многих больных вопросов: защиты Палестины от посягательств на её территорию, формирования правительства национального спасения в Ливане, примирения противоборствующих сторон в Ливии и Йемене и т.д. Всё это помогло бы арабским странам освободиться от диктата Запада, восстановить свою экономику, реализовать потенциал.

– На процветание надеяться не приходится, если нет мирной жизни. В Сирии почти прекратились столкновения внутри страны, но горячими точками остаются Йемен и Ливан. Что там творится?

– В Йемене – давний конфликт между северной социалистической и южной капиталистической частями страны, а также между суннитами и шиитами. Интересы последних представляют хуситы, которые не раз поднимали вооружённые восстания. Недавно противоборствующим силам удалось достичь определённых договорённостей. В стране сформировали новое правительство, а с хуситами наконец начался конструктивный диалог. Замечу, что это произошло при содействии Организации Объединённых Наций. Но есть желающие этот процесс сорвать. Так, 30 декабря 2020 года на аэропорт, где приземлился самолёт с членами нового правительства, произошла ракетная атака. По данному инциденту идут разбирательства. Йемен – одна из беднейших арабских стран.

В Ливане тоже огромные экономические проблемы: в прошлом году там объявили дефолт, резко выросли цены, а безработица, по некоторым данным, достигла 25–30%. Страну сотрясают антиправительственные протесты, которые сопровождаются погромами, поджогами, захватом зданий и гибелью людей. Между Ливаном и Израилем регулярно вспыхивают конфликты, в ход идёт оружие. Такая обстановка всегда способствует одному и тому же: обнищанию населения и пополнению рядов террористических группировок озлобленными обездоленными людьми.

Слушать и слышать

– Россия всегда рассматривала страны Ближнего Востока во взаимосвязи друг с другом. В последнее время переговоры со многими из них активизировались. В Москву приезжали с визитами министры иностранных дел Саудовской Аравии и Ливии. Вы лично общались с ними и их коллегами. О чём шла речь на переговорах?

– Очень важно, что с представителем каждой из стран обсуждаются не только её отношения с Россией, но и ситуация в других арабских государствах. Затрагиваются проблемы Сирии, Палестины и т.д. Политики Ближнего Востока понимают всё глубже, что Россия умеет слушать и слышать, вести диалог и способствовать мирному урегулированию как застарелых, так и недавно вспыхнувших конфликтов, которые, на первый взгляд, мирного решения не имеют. Россия – миротворец по своей сути. Недаром она выступает за создание системы коллективной безопасности в районе Персидского залива, безукоснительное выполнение решений Организации Объединённых Наций и астанинских соглашений.

Естественно, с каждым из гостей обсуждались и направления двухстороннего сотрудничества. С министром иностранных дел Саудовской Аравии Фейсалом Бен Фарханом – взаимодействие крупных инвестиционных фондов, координация цен на нефть, сотрудничество в сферах космоса и атомной энергетики. С министром иностранных дел Правительства национального согласия Ливии Мухаммедом Сиялой – выполнение решений международных конференций и форумов по урегулированию ливийского конфликта. Россия чётко выступает за то, чтобы все международные игроки, влияющие на ситуацию в Ливии, действовали под эгидой Организации Объединённых Наций.

– Подводя итоги прошлого года, Сергей Лавров подчеркнул, что Израиль использует воздушное пространство Сирии, чтобы наносить удары по Ливану. Почему это происходит?

– Это длится на протяжении последних четырёх лет. Израиль – союзник Америки. Сложно представить, что он совершает воздушные удары, в том числе по сирийским объектам в Ливии, без её указаний и одобрения. Тем самым грубо нарушается резолюция Совета Безопасности ООН № 2254.

Противостояние Ливана и Израиля длится ещё с 1967 года, когда в Ливане состоялась всеобщая акция протеста в связи с арабо­израильской войной. Первой ливанской войной называют вторжение армии еврейского государства в Ливан в 1982 году для уничтожения баз Организации освобождения Палестины. Второй ливанской войной – вооружённое столкновение в 2006 году между Израилем и шиитской группировкой «Хезболла». Она контролировала южные районы Ливана.

Под эгидой ООН

– На прошлой неделе вступил в должность новый президент США Джо Байден. Несмотря на пессимизм многих политиков, вы на новую администрацию Белого дома смотрите с надеждой. Думаете, американская внешняя политика действительно может измениться?

– Я очень надеюсь на то, что она изменится. Например, буквально сразу после инаугурации Джо Байден заявил о возвращении его страны во Всемирную организацию здравоохранения. Скорее всего, она вернётся и в другие международные организации, выход из которых инициировал Трамп: ЮНЕСКО, Парижское соглашение по климату, Совет ООН по правам человека. Думаю, что администрация Байдена не станет столь нагло игнорировать резолюции Организации Объединённых Наций, как это делал Трамп. Пытаясь приватизировать решения ООН, он, на мой взгляд, словно объявил войну против разума. Ведь именно международные организации способны обеспечить равенство стран, не позволить одним ущемлять других в своих интересах.

Слышно и о намерениях администрации Байдена возобновить диалог с Россией по продлению Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ­3), срок которого истекает 5 февраля. Верю, что новая власть в Америке понимает крайнюю опасность применения ядерного оружия и свою ответственность перед всем человечеством. О недопустимости ядерной войны говорили ещё Михаил Горбачёв и Рональд Рейган. Все политики, даже с абсолютно разными взглядами, понимали, что новая мировая война не должна быть развязана, что в ней не может быть победителей. И только администрация Трампа бросила вызов планете, выйдя сначала из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а затем из Договора по открытому небу.

– Говорят, что отменять решения предыдущего лидера для каждого нового президента США стало традицией. Возможно, Байден просто её продолжает. Стоит ли ждать от него кардинальных перемен?

– Думаю, что они возможны. Ведь Трамп умудрился не только посеять вражду и страдания в других странах. Американское общество тоже раскололось на два лагеря. Это очень опасно для нации. И Байдену предстоит непростая задача – консолидировать свой народ. А может быть, даже избежать гражданской войны, зачатки которой были заложены в период правления прошлого президента.

Да, США сложно в одночасье отказаться от лозунгов «Америка – номер один» и «Американская демократия – образец для всех остальных». Но мир, хочется того Вашингтону или нет, неизбежно формируется как многополярный. И Джо Байден, как опытный политик, не сможет этого не учитывать.

Досье

Рами Аль-Шаер.

Родился в 1955 году в Палестине. Получил высшее военное образование в Москве. В 1975 году во время палестинского конфликта в качестве военного атташе был направлен в Россию налаживать дипломатические связи. С 1983 по 1986 год был послом Палестины в Советском Союзе и считался личным представителем Ясира Арафата. В 1992 году получил российское гражданство, но оставил и гражданство Палестины. Указом Президента РФ награждён орденом Дружбы, в мае 2015 года – орденом Почёта.

Кстати

Главная оперативная база Пятого флота ВМС США расположена в пригороде Манамы – столицы Королевства Бахрейн. Держать там военно-морской флот удобно, так как это островное государство Персидского залива. Так же удобно расположен порт Джебель Али в Объединённых Арабских Эмиратах, где находится много американских военных кораблей.

Справка

На встрече министров иностранных дел России и Ливии также обсуждалась безопасность граждан нашей страны. Сергей Лавров ещё раз поблагодарил Мухаммеда Сиялу за освобождение социолога Максима Шугалея и его переводчика Самера Суэйфана, незаконно арестованных в Ливии. Стороны обсудили, что предпринять, чтобы в дальнейшем подобных инцидентов не происходило.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах