232

Судьбоносный тайм-аут. Что могут дать миру женевские переговоры?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ Тверь 22/06/2021

«Договорённость о затишье – главный итог саммита лидеров России и США, состоявшегося 16 июня. Все, у кого есть совесть, должны в это время содействовать снятию напряжённости в отношениях сверхдержав и ни словом, ни делом не провоцировать её нарастание. От этого зависят судьбы народов планеты, особенно тех, что страдают от нищеты и региональных конфликтов», – уверен политолог и общественный деятель Рами Аль-Шаер.

Он имеет огромный дипломатический опыт, прекрасно знает и любит как Ближний Восток, так и Россию. Сейчас живёт со своей семьёй в Конаковском районе Тверской области.

Мы обсудили с Рами итоги женевской встречи Владимира Путина и Джозефа Байдена, которую аналитики называют событием года, под особым ракурсом. А именно: рассмотрели, как результаты этих переговоров способны повлиять на ситуацию в арабских странах. По всем вопросам Аль­Шаер излагает личное субъективное мнение и освещает информацию, исходя из собственных данных.

Больше чем успех

– Рами, российские эксперты сходятся в том, что саммит прошёл успешно. Вы разделяете это мнение?

– То, что произошло, на мой взгляд, даже нечто большее чем успех. До саммита отношения между Россией и Америкой были очень напряжёнными на всех направлениях: политическом, экономическом, военном, информационном. Фактически велась гибридная война. Теперь же достигнуто соглашение о затишье и даже определён его срок: шесть месяцев. За это время стороны обсудят острые вопросы на экспертном уровне: встречаться и разговаривать друг с другом будут экономисты, военные, дипломаты и т.д. Уверен, что с таким подходом мы найдём выход из ситуаций, в которых между нашими странами существует недоверие и непонимание.

Особо хочу отметить высокую ответственность и дипломатичность, которую проявили на саммите российское руководство и Владимир Путин. В ходе переговоров было видно, что американская сторона не готова дать убедительные ответы о причинах проблем, возникших у наших двухсторонних отношений. При этом у россиян были весомые аргументы, услышав которые, становится ясно, что вина за обострение отношений лежит на американцах. Однако российский президент не заострял на этом внимания, не пытался использовать это как козырь. Вместо этого он предлагал организовать встречи специалистов в каждой конкретной сфере.

Российское руководство почувствовало со стороны американцев заинтересованность в том, чтобы искать пути решения разных проблем, в том числе связанных с региональными конфликтами. Во время затишья им однозначно следует уделить внимание, ведь, если договориться по тем или иным вопросам, можно облегчить участь миллионов людей.

И, конечно, результат, которого ждал весь мир, – озабоченность лидеров сверхдержав глобальными стратегическими проблемами безопасности. Она была выражена обеими сторонами.

– Президенты говорили о том, как предотвратить усиление терроризма в Афганистане. Незадолго до саммита американцы решили начать выводить оттуда свои войска. Своевременное решение?

– Нельзя просто так взять и уйти из Афганистана, где огромные гуманитарные проблемы, разрушена инфраструктура. Американские войска находились там почти десять лет, но за это время не смогли добиться примирения афганских движений, противостоящих друг другу. Когда американцы уйдут из этой страны, там возобновятся столкновения и бои, от которых погибнут люди. Вопрос об этом нужно ставить в Организации Объединённых Наций: возможно, временно заменить войска США международными силами, пока местные группировки не придут к согласию.

Но главное, нужно помочь Афганистану вернуться к нормальной жизни. Россия в этом очень заинтересована, так как мы не хотим повторения того, что было раньше: действий террористических группировок, угрозы нашей национальной безопасности. Афганистан не относится к государствам Ближнего Востока, но находится от них в непосредственной близости и влияет на ситуацию в регионе. Хорошо, если ему протянет руку помощи всё мировое сообщество. Но доля Соединённых Штатов должна стать здесь самой существенной. Вливать в экономику Афганистана предстоит миллиарды.

– В Ираке также несколько лет находится американская армия. Планируется ли выводить оттуда войска?

– Руководство США может принять такое решение, после чего тоже возникнут проблемы. В Ираке неспокойно, ситуация с каждым днём становится всё более напряжённой, процветает коррупция. Люди страдают, хотя Ирак со своими природными ресурсами мог бы быть самодостаточным и благополучным государством. Вместе нам нужно подумать, как поднять экономику Ирака. Россия, в отличие от США, поддерживает хорошие отношения с разными иракскими политическими силами, и в этом её преимущество.

– В ближневосточном регионе только Иран имеет свою ядерную программу. Как лучше взаимодействовать с этим государством?

– Садиться всем вместе – иранцам, американцам и россиянам – за стол переговоров и договариваться. Диктат и давление извне для иранцев неприемлемы. Таков их национальный характер, и это нужно учитывать. Политику усиления санкций против Ирана американцам продолжать нельзя, тем более что мы чувствуем, что ситуация внутри Ирана меняется, власти идут навстречу усилиям международного сообщества в плане решений по их ядерной программе.

Всё дело в Асаде?

– Как Путин, так и Байден заявляют о том, что Сирии необходимо оказывать гуманитарную помощь. Так в чём же дело? Почему сирийский народ её не получает?

– Дело в разном отношении лидеров сверхдержав к президенту Сирии Башару Асаду. Американцы не хотят оказывать гуманитарную помощь сирийскому народу через официальное правительство. Говорят, что не верят, что она дойдёт до простых людей. Россия же, наоборот, считает, что, если Асад – избранный президент, значит, именно с ним и нужно взаимодействовать. Это соответствует международным нормам.

Штаты, как в стену, упёрлись в то, что нужно непременно избавиться от Башара Асада. Но это недальновидная позиция, свидетельствующая о том, что они недопонимают ситуацию. Судите сами: конфликты в Сирии начались в 2011 году. Американцы там появились в 2014 году, Россия – в 2015­м. И за всё это время сменить Асада так и не удалось. Почему? Дело в том, что у действующего президента Сирийской Арабской Республики около 5 млн сторонников, причём это люди разных национальностей и религий. Им близко и понятно то, что он делает. Из них минимум 1,5 млн – представители армии и спецслужб, вооружённые организованные люди. Они будут защищать себя и свою позицию. Любые попытки свергнуть режим приведут к гражданской войне: широкомасштабной, в которой могут быть разрушены Дамаск, Алеппо, Пальмира и другие города, погибнуть свыше миллиона человек. Россия спасла от этого Сирию. Да, там была война, большая трагедия. Но, поверьте, это нельзя даже сравнивать с тем, что могло бы случиться.

Нет в Сирии другой силы, имеющей хотя бы 10% от возможностей действующей власти. Американцы в своё время попали под влияние некоторых стран Залива и оппозиционных группировок, которые их убедили, что стоит им оказать немного поддержки, и они свергнут режим Асада. Не вышло. Избавиться от президента Сирии тем же способом, как это было сделано в Ливии и Ираке, тоже не получится: после тех событий сирийцы обрели очень серьёзный опыт. Теперь Байден говорит, что Асаду нельзя доверять, потому что он прибегал к использованию химического оружия. Но нет ни одного доказательства, что это так. Химическое оружие в Сирии было уничтожено по просьбе российской стороны, но отнюдь не из­за Асада, а для того чтобы оно не попало в руки организаций, признанных террористическими.

Поэтому, когда Путин спрашивает американцев, на кого можно заменить Асада, звучит ответ: «Не знаем». И это действительно невозможно знать. Поэтому российским и американским специалистам по Сирии, представителям министерств обороны и иностранных дел крайне важно встречаться друг с другом: это позволит прийти к полному и глубокому пониманию ситуации. Думаю, мы сможем найти общий язык с американской стороной. Это откроет двери и для поставок гуманитарной помощи. Лишать её голодных сирийцев бесчеловечно. Это стыд и позор. В целом же, для того чтобы восстановить экономику Сирии, требуется не менее 350 миллиардов долларов.

Где взять деньги?

– Откуда возьмутся такие средства? Лишних денег ни у кого нет…

– В то, чтобы разрушить Сирию, по моим данным, было вложено порядка 157 млрд долларов. На расширение НАТО тоже не жалко тратить огромные средства. А на то, чтобы облегчить страдания людей, денег не находится?! США, богатые страны Залива, некоторые европейские государства – все, кто участвовал в том, чтобы довести Сирию до её нынешнего положения, обязаны подключиться к восстановлению разрушенной страны. Кроме того, у Сирии есть и свои внутренние ресурсы. Их надо освободить. Отменить санкции и прекратить использовать в своих целях сирийскую нефть, выполнить резолюцию ООН 2254 по Сирии. Дать возможность всем сирийцам участвовать в политических процессах своей страны, в том числе в выборах и принятии новой Конституции. Надеюсь, американцы это скоро поймут.

– Гуманитарная ситуация в Йемене ещё тяжелее. Есть ли выход?        

– Он в том, чтобы местные противоборствующие движения договорились между собой и занялись созиданием, а не разрушением. Для этого нужно прибегнуть к помощи Организации Объединённых Наций. Именно такой позиции придерживается Россия. Америка, к сожалению, изначально и здесь поддержала одну сторону против другой. С тех пор прошло несколько лет, и сейчас американцы, возможно, уже поняли, что одной стороне не победить другую. Тем временем в крупной стране Аравийского полуострова миллионы людей остались без еды и лекарств, без элементарных условий для жизни. Это вызывает беспокойство всех стран Залива, особенно граничащих с Йеменом – Саудовской Аравии и Омана. Богатейшие нефтяные государства получили нищего неблагополучного соседа.

Катастрофа «арабской Швейцарии»

– На берегу Средиземного моря, рядом с Сирией и Палестиной, расположен маленький Ливан, куда раньше любили ездить отдыхать состоятельные арабы. Там есть даже горнолыжные курорты! Почему в «ближневосточной Швейцарии» теперь нищета и бунты?

– Серьёзнейшая гуманитарная катастрофа Ливану грозит даже не в ближайшие месяцы, а в ближайшие дни. Это государство тесно связано с Сирией, её проблемы сильно отражаются на ливанцах. Экономика Ливана держалась в основном на банковской системе, а она рухнула. Люди потеряли все свои сбережения, национальная валюта обесценилась. Во внутренней политике согласия нет, чем опять же пользуется Америка. Ливан её интересует, скорее, как площадка для давления на Сирию. В стране может начаться гражданская война.

Выход из ситуации был предложен ещё в прошлом году – это создание нового правительства специалистов. Именно специалистов, а не представителей партий и не чьих­то родственников. Кандидат на пост его главы – бывший премьер­министр Ливана Саад Харири. Я уверен: в сложившейся ситуации альтернативы ему нет. Его примет большинство населения и разные силы хотя бы из уважения к отцу – известному политику, убитому в результате покушения. Под руководством Харири правительство специалистов начнёт выводить страну из кризиса, сможет рассчитывать на помощь Всемирного банка и мирового сообщества. Но Америка тормозит создание такого правительства. Если же у нас начнётся сотрудничество с американцами, эту проблему, честно говоря, можно будет решить буквально за одни сутки.

– В североафриканской Ливии правительство, во многом благодаря усилиям ООН, уже сформировано. Действует режим прекращения огня, но мира и согласия полностью не достигнуто. Почему?

– Потому что внешним игрокам следует взаимодействовать со всеми ливийскими политическими силами, а не только с теми, кто нравится лично им. Именно таким образом России совместно с Турцией, сыгравшей здесь очень большую роль, удалось добиться режима прекращения огня. Ливия примерно на 40% состоит из общин и племён, которые в основном являются сторонниками убитого лидера ливийской революции, бывшего главы государства Муаммара Каддафи. Их ни в коем случае нельзя игнорировать, иначе примирения не достичь. Надеюсь, американцы услышат это из уст наших специалистов.

Что со «сделкой века»?

– Наконец, ваша родина – Палестина. Её взаимодействие с Израилем очень сильно зависит от поведения сверхдержав. Что может измениться после женевских переговоров?

– Нужно чётко понимать: палестинцы никогда не согласятся с решением американцев о признании Голанских высот израильской территорией и Иерусалима полностью столицей Израиля. Такие решения и «сделка века», которую активно продвигал Дональд Трамп, только усугубили и осложнили ситуацию в регионе. Действия Трампа вообще противоречили международным правилам, решениям Совбеза ООН, понятиям о суверенитете государств и уважении их границ. Таким способом не решить арабо­израильский конфликт! Последствия «сделки века» по разделу территорий между Израилем и Палестиной необходимо аннулировать, вернуться к работе квартета по ближневосточному урегулированию, выполнить резолюцию ООН по решению палестинской проблемы, создать палестинское государство в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме. По­другому не получится. Россия поддерживает эту позицию, и есть хорошие предпосылки к тому, что новое руководство США нас услышит. Действия Байдена отличаются от политики Трампа: например, недавно он поручил своему госсекретарю принять мены для остановки военных действий между Израилем и сектором Газа. Проблема данного региона – трёхсторонняя: она касается Палестины, Сирии и Израиля.

Главная беда Палестины ещё и в том, что там нет политического единства. Москва не раз призывала палестинцев преодолеть разногласия и восстановить роль Организация Освобождения Палестины как единственного представителя палестинского народа, официально признанного на международном уровне. Отсутствие ООП ослабляет позицию России в переговорах с Америкой. Сейчас Палестину очень легко устранить от участия в важных процессах, заявив, что её некому представлять на международном уровне.

Против кого дружим?

– Должны ли союзники России и США активно участвовать во взаимодействии сверхдержав во время тайм­аута?

– Работа «один на один» стала бы гораздо спокойнее и продуктивнее. Нам нужно не усиливать союзничество друг против друга, а искать совместные решения. Заметьте: перед саммитом Джо Байден сначала встречался с представителями Евросоюза, потом НАТО для разработки совместных планов. Россия тоже могла бы организовать встречи с Китаем, Индией, странами БРИГС, но она не стала этого делать, потому что не хочет усиления конфронтации. Китай тоже занимает мудрую позицию: лишний раз не хвастается хорошими отношениями с Россией. Представьте лишь на минутку, что будет стоить НАТО, если Россия и Китай объявят о военном союзе друг с другом?! Но мы на него не идём, потому что не собираемся никому угрожать. Но вообще­то такие вещи США и Европе следует понимать.

– Американская пресса критикует Байдена за то, что на саммите он был недостаточно жёстким, не указал России «её место». Как быть с такими агрессивными настроениями?

– Ситуация внутри Америки тоже непростая. Политика предшествующего лидера привела к расколу общества, утрате доверия к Белому дому. Тем не менее в такой развитой стране, как Соединённые Штаты, существует разум. На него и следует делать ставку. Байден понимает, что сейчас очень важно предпринимать разумные шаги и делать разумные заявления. Именно это позволит повлиять на американское общество и покончить с конфронтацией с Россией. В этом плане на саммите Байден выглядел как солидный, ответственный лидер.

Вообще, я считаю, что в эти шесть месяцев все, у кого есть совесть, должны способствовать снятию напряжения между двумя нашими странами, а не его нарастанию. И пресса здесь играет огромную роль.

Оправдывая надежды

– Но существуют ли способы проиграть красиво? Признать свою неправоту и не потерять при этом лицо?

– Знаете, иногда признание ошибки поднимает авторитет страны и её лидера. Это не признак слабости, а признак силы. Думаю, американцы уже поняли, что санкции, например, не имеют смысла, их пора отменять. Ставка на «цветные революции» не оправдалась. Насильно внедрить американские ценности в странах с другой культурой тоже не получилось: это не находит поддержки у значительной части населения.

Впрочем, Россия не ставит вопрос о том, чтобы США признали свои ошибки. Лишь бы двигались в сторону мира и согласия.

– Выходит, вы не зря назвали Байдена «президентом надежды», несмотря на то, что он пришёл к власти с резкой антироссийской риторикой?

– Он очень опытный политик, и он нас услышал. Мы тоже его услышали. Думаю, по истечении шести месяцев американцы придут к выводу о том, что Россия – это не враг. И мы этого очень ждём.

Справка

Квартет по ближневосточному урегулированию – это объединение Евросоюза, России, США и ООН для консолидации усилий по решению арабо-израильского конфликта. Его основали в 2002 году в Мадриде.

Кстати

Режим прекращения огня в Сирии действует благодаря усилиям «астанинской тройки»: Ирану, Турции и России. Для урегулирования сирийского конфликта Россия также организовала конгресс национального диалога в Сочи и конференцию по решению проблем беженцев в Дамаске.

Досье

Рами Аль-Шаер.

Родился в 1955 году в Палестине. Получил высшее военное образование в Москве. В 1975 году во время палестинского конфликта в качестве военного атташе был направлен в Россию налаживать дипломатические связи. С 1983 по 1986 год был послом Палестины в Советском Союзе и считался личным представителем Ясира Арафата. В 1992 году получил российское гражданство, но оставил и гражданство Палестины. Указом Президента РФ награждён орденом Дружбы, в мае 2015 года – орденом Почёта.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах