aif.ru counter
225

За кадром. Геворкян про съемки «Василия Тёркина» под Тверью и кризис в кино

Фото:
Фото: © / Карен Геворкян / Из личного архива

«Наши фильмы застряли на пошлости, предательстве своей культуры и отрицании собственной страны. Когда «чтиво» выдают за кинематограф – это уже яма», – говорит известный российский режиссёр Карен Геворкян.

Его картины глубокие, народные, они о человеке. Про Геворкяна давно известно: плохого кино не снимает. Сейчас он работает над фильмом «Василий Тёркин». Съёмки уже прошли в Белоруссии, под Санкт-Петербургом и в Торжке. О новом фильме и состоянии российского кинематографа режиссёр рассказал корреспонденту «АиФ Тверь».

Режиссер Карен Геворкян.
Режиссер Карен Геворкян. Фото: Из личного архива/ Карен Геворкян

Какой характер!

Екатерина Евсеева, «АиФ Тверь»:  Карен Саркисович, сегодня экранизированы многие литературные произведения о войне, но за «Василия Тёркина» ещё никто не брался. Почему вы обратились именно к этой поэме?

Карен Геворкян: Действительно, кинематограф почему-то прошёл мимо «Тёркина». Правда, насколько помню, был телефильм-спектакль с молодым Олегом Табаковым в роли Тёркина. Был и десятиминутный мультфильм… Я полагаю, что кинорежиссёров отпугивал от «Тёркина» жанр поэмы, её рифмованный текст и вопрос: как обращаться с рифмой в суровых реалиях войны? Как не впасть в театральную условность? Кстати, те же вопросы сегодня стоят и передо мной… Почему я обратился к «Тёркину»? Во-первых, это фундаментальное произведение советской литературы об Отечественной войне. Во-вторых, каждый народ имеет литературного героя, в котором видит отражение своей сути и духа. У французов это Жанна Д’Арк и Д’Артаньян, у англичан – Гулливер и Шерлок Холмс.

Василий Тёркин для нас – самый надёжный русский человек времён Великой Отечественной войны, сам пахарь и солдат, ему не страшна никакая беда… Герой поэмы и она сама позволяют сделать эпический фильм, фильм-антологию о подвиге советского человека, спасшего мир от «коричневой чумы» (фашизма - прим. ред.).

Досье
Карен Геворкян родился в 1941 г. в Ереване. Окончил операторский факультет ВГИК и Высшие режиссёрские курсы. Преподаёт в Санкт-Петербурге в Институте кино и телевидения. За фильм «Пегий пёс, бегущий краем моря» получил Гран-при Московского международного кинофестиваля в 1991 году, а также награды фестивалей Италии, Франции и т.д. Множество призов собрал фильм «Вся наша надежда», в том числе за лучший сценарий.

– У Твардовского Тёркин – ухарь-парень, весельчак. А у вас?

– Поэма писалась во время войны, и она должна была поддерживать дух наших солдат. Но фильм мы снимаем сегодня, поэтому он не только для солдат, а про солдата на передовой. А что такое передовая? Это ад, там человеческая жизнь очень короткая. Если Тёркин будет оставаться исключительно весельчаком, ухарем, то такое кино кончится на 20-й минуте. Для нас Василий Тёркин – не обобщённый литературный образ, который мы должны аккуратно перенести из поэмы в фильм, а абсолютно реальный человек, живущий, страдающий и побеждающий ад войны. Наша картина – неснятая хроника той войны, она предполагает максимально возможное приближение к её «воздуху» и быту. Отсюда – никакой «американщины» и компьютерных забав.

Наша картина – неснятая хроника той войны, она предполагает максимально возможное приближение к её «воздуху» и быту. Отсюда – никакой «американщины» и компьютерных забав.

– В вашем фильме практически все актёры из народа. Где же профессионалы?

– Мы снимаем подлинно народный фильм… Присмотритесь внимательней, ведь живём в самой интересной на свете стране. Это моё убеждение. Вокруг тысячи незабываемых типажей и драматических историй. А теперь найдите в нашем артистическом сообществе новых Бориса Андреева, Алейникова, Вицина, Леонова, Никулина, Евстигнеева, Папанова, Шукшина. Всё это были яркие, острохарактерные личности. Где вы найдёте сегодня таких исполнителей? Выродились? Нет. Такие люди есть в реальной жизни, но не в нашем выхолощенном кинематографе…  А без живых, честных, ярких людей снимать кино невозможно: зритель не поверит. Когда-то в моём фильме «Вся наша надежда» главную роль исполнял настоящий шахтёр, кавалер трёх орденов «Шахтёрской славы» Анатолий Бойко. Я пригласил его на главную роль в картину о шахтёрской семье, потому что от него этой шахтой пахло! И ни один актёр так не сыграл бы. Кстати, в 2016-м Анатолий Бойко вошёл ещё и в тройку лучших артистов года.

А теперь найдите в нашем артистическом сообществе новых Бориса Андреева, Алейникова, Вицина, Леонова, Никулина, Евстигнеева, Папанова, Шукшина. Всё это были яркие, острохарактерные личности. Где вы найдёте сегодня таких исполнителей? Выродились? Нет. Такие люди есть в реальной жизни, но не в нашем выхолощенном кинематографе…

Когда мы искали человека на роль Василия Тёркина, тоже возникли определённые жёсткие требования. В поэме Тёркину 25 лет, и он играет на гармони. Найти молодого актёра, который действительно знал бы этот инструмент, а не имитировал игру, не удалось. Нам встретился сельский учитель из Смоленской области. Оказалось, что он ещё и живёт неподалёку от родительского дома Твардовского. Это уникальный человек!

Кадры со съемок фильма
Кадры со съемок фильма "Василий Тёркин" в Торжокском районе. Фото: Из личного архива/ Карен Геворкян

Зарисовки из провинции

– Какие кадры фильма сделаны именно в Тверской области?

– Мы работали под Торжком на территории местного архитектурно-этнографического музея. Наша огромная благодарность руководителю этого музея. Дело в том, что для картины нам нужны не декорации, а живые деревенские постройки, но домов и построек того времени практически не осталось. Сегодня наш главный враг – шифер и бетонные электрические столбы. К счастью, в этнографическом музее мы нашли нужные нам объекты и интерьеры.

– Проехав в поисках актёров полстраны, что можете сказать о российской провинции, о Тверской области?

– Отвечая на первый вопрос, скажу так: у нас страна талантливых, но мало востребованных людей. И это печально… От людей в провинции у меня самые светлые ощущения. Нас везде встречают тепло, с улыбкой. Но чтобы что-то понять о местности, надо в ней пожить. Что бросается на первый взгляд, так это опустошённые деревни, заросшие сорняками и борщевиком бывшие колхозные поля. Такая картина не только в Тверской, но и в Смоленской, Ярославской, Новгородской, Псковской, Вологодской, Кировской областях… Мы странные люди. Говорим, что у нас демографический провал, но при этом не ищем его реальные причины. Включите голову: где создаётся эта самая демография? В деревне. А у нас её забросили.

Фото: Из личного архива / Карен Геворкян

Кто в роли дурака?

– На съёмки нужны миллионы. Реально ли сегодня получить поддержку от государства? Где вы берёте деньги?

– Я хорошо знаю нравы нашего кино. Когда начиналась работа над «Тёркиным», для получения средств на фильм я вполне мог обратиться в Министерство культуры России и его «Кинофонд», но сказал себе, что принципиально не буду этого делать. Почему? Мне претит система нашего так называемого продюсерского кино. Она «мутная», коррумпированная и бессмысленная. В ней телега поставлена перед лошадью.

Однако как снимать картину без денег? В поисках средств я написал около 40 писем в крупнейшие частные российские компании, по списку «Форбс». Пришёл только один положительный ответ – с Урала. Те средства позволили нам отснять часть материала. Но, к сожалению, масштаб картины больше. Сейчас съёмки временно приостановлены. В этом году в Министерстве культуры сменилось руководство. Надеюсь, прежних безобразий больше не будет. Я подал заявку на получение государственной субсидии. Живём в ожидании второго старта.

теркин
Фото: Коллаж АиФ

– Недавно вышел фильм «Ржев». В тверских кинотеатрах ему дали три сеанса в день, а американскому мультику – 12. Увы, это норма проката отечественных фильмов. Не обидно?

– Не только обидно, но и подло… Эта проблема тянется из 90-х, когда после распада СССР произошло предательство своей культуры. У тогдашнего руководства страны и многих наших соотечественников, простите, съехали мозги. Вместе с американизацией культуры у нас разрушили систему проката: он оказался в руках частников. А у них одна цель – заработать. При этом никто не скрывает, что с отечественными фильмами невыгодно работать. С российских картин прокатчик берёт себе 50% выручки, а с американских – 95%. При этом у нас кино снимают за счёт бюджета, и никто ни за что не отвечает. В прошлом году из 68 картин, получивших господдержку, окупились только восемь. Государство выступает в роли дурака, иначе я сказать не могу: даёт деньги и не спрашивает. Представьте себе такой завод, где 80% его продукции никуда не уходит. Может ли такое предприятие существовать? Нет. А наша система кинематографа именно так и живёт, потому что растоптана логика этой профессии.
Государство выступает в роли дурака, иначе я сказать не могу: даёт деньги и не спрашивает. Представьте себе такой завод, где 80% его продукции никуда не уходит. Может ли такое предприятие существовать? Нет. А наша система кинематографа именно так и живёт, потому что растоптана логика этой профессии.

Сериальный обезьянник

– Каким должно быть современное кино?

– Настоящим. Кино – это документ своего времени. Оно про жизнь и человека в ней. А когда вы у нас в последний раз смотрели хороший фильм о реальных людях? Талантливая страна, а на экране видим одни и те же лица. Между тем в советские годы именно мы были основоположниками направлений в мировом кинематографе. Назвать имена? Довженко, Эйзенштейн, Пудовкин, Калатозов, Параджанов и десятки других. Всё это авторы поэтического, философского, социального кинематографа мирового уровня… Сегодня же нам показывают «чтиво» и называют это художественным кинематографом. Это деградация вкусов и нравов. Я уже молчу про то, что делает телевидение. Руководителей каналов, которые плодят на своих экранах ежедневную «гражданскую войну» и сериально-криминальный обезьянник, можно назвать преступниками. Их задача – развлекать и отвлекать, тем самым закрывать глаза на реальное положение дел в стране. Это работа на разложение общества.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах