aif.ru counter

Поражение на своём поле

Аргументы и Факты в Твери
Фермеры в глубинке работают не благодаря, а вопреки.

«Большие чиновники красиво говорят с экранов телевизоров о поддержке фермеров, да толку от этих заявлений нет. Мы в глубинке как работали не благодаря, а вопреки, так и работаем», - говорит Елена ХАЗОВА, фермер из деревни Петряево Краснохолмского района.

Договориться об интервью ко Дню работников сельского хозяйства, который отмечался 9 октября, с Хазовыми было непросто. Здесь нет интернета, мобильная связь ловит только на чердаке, а дома фермеры бывают лишь ночью - весь день они пашут в поле. Когда нам всё-таки удалось созвониться, Елена плакала навзрыд: практически весь их урожай, всё то, над чем они работали не разгибая спины, вытоптали кабаны. Какой тут праздник?

Медвежий угол

- В последнюю нашу встречу два года назад вы возлагали большие надежды на санкции. Принесло ли продовольственное эмбарго свой «урожай»?
- Когда грянули санкции, мы думали: скоро заживём. Наконец-то государству будут нужны наши яблоки, груши, вишни, картошка… Раньше в районах работали заготовительные конторы и у населения перекупали продукты. Голова не болела: куда деть своё мясо или молоко? Сейчас фермерам дают другие карты в руки: бесплатные места на ярмарках, возможность сотрудничать с интернет-магазинами экопродуктов и т.д. Всё это, конечно, здорово, но только для тех, кто работает рядом с "цивилизацией", ближе к областной столице. Нам до Твери - двести вёрст, больше на бензин потратишь, чем заработаешь на этой ярмарке. К тому же мы ничего не знаем о таких мероприятиях, нас никто на них не приглашает. Не потому что не хотят, а просто потому, что нет возможности. Наше хозяйство - в медвежьем углу, на самом краю области. У нас мобильный телефон в доме ловит только в одном месте, а об интернете и мечтать не приходится. Когда с нами жили дети, они умудрялись как-то поймать сеть, залезая с модемом на чердак, нам это не под силу. Да и где найти на это время, ведь мы всё делаем своими руками: и коров доим, и картошку копаем, и так по 15 часов в день без выходных.
В Красном Холме недавно налоговую закрыли. Теперь, чтобы решить какие-то вопросы с документами, нужно ехать по 90 км в одну сторону в Бежецк. Это у вас, у городских, есть госуслуги, интернет и прочие блага, а мы в своей глуши брошены на произвол судьбы. Кому нужна деревня, в которой осталось всего три жилых дома и пять человек?

- Где же вы продаёте свою продукцию? Как зарабатываете?
- Выкручиваемся как можем. Спасает соседство с Ярославской областью. До них рукой подать - меньше десяти километров. Есть свои постоянные клиенты, которые звонят и просят привезти пару мешков картошки, молоко или творог. Но мы могли бы продать в разы больше продуктов, только спроса на них нет. Видели бы вы, сколько яблок и груш ушло на корм скоту, а сколько в этом году в лесах было рыжиков. Мы вдвоём с супругом даже собрать их все не смогли. А ведь это ценнейшие грибы! В больших городах за такие экопродукты люди готовы платить очень хорошие деньги, а у нас всё это пропадает. До слёз обидно. 

Охота на землю

- Если верить статистике, то с сельским хозяйством в стране у нас всё хорошо. Только в прошлом году финансирование поддержки начинающих фермеров увеличено на 1,2 млрд рублей. А вы чувствуете эту поддержку? 
- Всё хорошо только на бумаге и в чиновничьих отчётах. Мы пока никакой помощи от государства не почувствовали. Вот вам пример, который год говорят: засеивайте элитное зерно и получайте субсидии с каждой тонны урожая. Мы с супругом влезли в долги, потратили более 200 тыс. рублей на овёс и пшеницу и до сих пор не получили никакой субсидии. Документы на это отправили в региональный Минсельхоз ещё в мае, но никакой весточки так и не пришло. Получим мы эти деньги или нет, до сих пор неизвестно, а ведь у нас только одной пшеницы элитной двадцать гектар посеяно! Надеюсь, что это временные трудности, и деньги нам всё-таки возместят. Урезали и стандартную погектарную поддержку. В прошлом году за каждый гектар пашни фермерам платили около 2 тыс. руб., в этом - тысячу. И чёрт с ними с этими субсидиями, дайте нам просто возможность работать. В 2008 году мы выкупили землю в своей деревне, оформили её в собственность, а теперь оказалось, что она отдана в аренду охотхозяйству. Нас продали, как крепостных, и даже не спросили. Порядка 80% урожая уничтожили кабаны (плачет. - Прим. ред.). Вы представляете, сколько трудов пошло насмарку? Если раньше мы собирали до 90 тонн картошки, то в этом году и десяти не накопали. Я плачу, а владельцы охотничьих угодий смеются надо мной. Конечно, куда нам тягаться с московскими кошельками? 

- Как так получилась, что ваша земля оказалась в аренде?
- Не знаю, мне и некогда с этим разбираться. В местной администрации пожимают плечами: мол, договаривайтесь с охотхозяйством о возмещении ущерба, а если не получиться решить вопрос по-мирному, идите в суд. Я плачу за эту землю по 80 тыс. руб. налога в год, и теперь мне ещё предстоит бегать по судам и отстаивать свои права. Интересно получается: когда наши земли отдавали в аренду, разрешения у нас никто не спросил, а теперь - разбирайтесь сами. Вы же знаете, что такое судебные тяжбы в нашей стране, сколько на это нужно денег и времени. У меня опускаются руки от безысходности, я не знаю, в какие двери стучаться и что делать. Плюнуть на всё и забросить эту землю - придётся платить штраф за неиспользование земли. Работать дальше - опять напрасный труд. Вот ради чего мне с утра до ночи пахать не разгибая спины? Чтобы какой-нибудь богатенький дядя гонялся за кабаном по моей картошке?

Адский труд

- Недавно в России приняли закон о вводе в оборот заброшенных земель сельхозназначения. Только в нашем регионе за шесть лет планируют вернуть к жизни порядка 110 тыс. га. Как считаете, поможет ли это нашему сельскому хозяйству?
- Загляните в интернет и посмотрите, сколько земли у нас продаётся. Что-то я не вижу очереди на эти участки. Спросом будет пользоваться только "пригородная" земля, та, что рядом с цивилизацией. В нашем районе гектар земли стоит 8 тыс. руб. Согласитесь, это не такие большие деньги, бери - не хочу, и на Дальний Восток ехать не нужно. Я сомневаюсь, что этот закон даст какой-то толчок нашему сельскому хозяйству. Если бы люди хотели работать на земле, они бы это делали. Сельское хозяйство - это адский труд, без отпусков и выходных, и много здесь не заработаешь. 

Последнее поколение

- Но ведь не плюнули на всё это, не бросили дело. Почему?
- Мой девиз по жизни: делай что можешь там, где ты есть, и делай это на совесть, с душой, а не для галочки. Конечно, иногда приходишь домой с поля и хочется выть белугой от обиды и безысходности. Мы работаем с утра до ночи и не тратим деньги на Турцию или Кипр, а вбухиваем всё заработанное в развитие своего производства, чтобы хоть как-то выжить. Но всё чаще мне кажется, что это напрасный труд. Ради чего мы надрываемся? Пока нам нужно поднять на ноги детей, помочь им по возможности, а потом будь что будет. За границей фермеры передают своё дело из поколение в поколение, они уверены, что государство их поддержит и работают не за зря. У нас пятеро детей, все они разъехались в большие города и точно не вернутся сюда. Они не понаслышке знают, что такое работа в деревне, и такой жизни для себя не хотят. Да и мы столько лет пахали только для того, чтобы дать им возможность лучшей жизни. Властям глубинка тоже не интересна. Недавно нам предложили скинуться на новый колодец и ремонт медпункта. Разве мы мало платим налогов в местный бюджет? Есть у меня предчувствие, что, если ничего не менять, наше поколение крестьянства будет здесь последним. Нам в пору не праздник сельского хозяйства устраивать, а его поминки. 

Цифра: 80% урожая уничтожили кабаны.

Досье
Елена ХАЗОВА.
Родилась в 1969 г. в Вологодской области. Окончила Вологодский молочный институт и Тверской институт экологии и права. Замужем, пятеро детей.

Топ 5 читаемых