aif.ru counter

Наломали дров!

Аргументы и Факты в Твери
Лесничих теперь так мало, что не успеть ни на пожар, ни за лесорубами

«Много ли мы сегодня можем, если на всё лесничество только два работника?! Пока с одного конца до другого доедешь, можно не углядеть ни начавшийся пожар, ни чёрных лесорубов», - говорит Владимир Акимов из Западнодвинского района, заслуженный лесовод России. 

В преддверии Дня работников леса, который отмечается 18 сентября, Владимир Михайлович рассказал, почему в отрасли много проблем и как их решить. 

Полный завал!

- От кого и от чего сегодня нужно защищать наши леса? 
- От людей, которые не щадят природы. Настоящее бедствие – свалки. Пластик, целлофан, стекло – чего только не найдёшь на опушках! Обнаружить, кто всё это накидал, практически невозможно. Иногда как охотник сидишь в кустах, поджидая нарушителей. Взывать к совести бесполезно. Да и не все, признаться, устраивают кучи хлама из-за безответственности. У нас в посёлке Старая Торопа раньше был полигон. Вывоз мусора для жителей обходился в 170 рублей. Недавно полигон лишился лицензии и прекратил работу. Теперь отходы возят в Западную Двину, за 40 километров. Тариф подняли почти в два раза, для местных жителей такая наценка ощутима. Получается, что проще бросить мусор в канаву или увезти в лес. В большинстве деревень вовсе нет мусорных баков. Разгребать кучи – задача местных чиновников, но для них это лишние расходы. 
Ещё один удар по лесу – строительство дорог. Чтобы проложить трассу, вырубают кубометры деревьев. Восстановят ли потом природу, зависит от того, как договорятся власти и строители. Когда рядом с нами прокладывали участок трассы Москва – Рига, под топор отправили немало сосен. Однако после завершения работ, к моему удивлению, подрядчик по договору поштучно высадил ровно столько, сколько вырубил. А где-то так и остаются пеньки.

Посадки сладки 

- В новостях часто появляются сообщения о чёрных лесорубах. Ущерб от них - на миллионы. Как бороться с незаконной вырубкой? 
- По сравнению с 90-ми ситуация стала намного лучше: тогда лес рубили – только щепки летели. Творился беспредел! Теперь появились официальные арендаторы леса, все работы выставляются на госзаказ, для каждого разрешения на рубку надо собрать кучу бумаг. Однако некоторым гражданам закон по-прежнему не писан. Мы периодически выявляем случаи незаконной заготовки древесины, в основном вырубки по 20 - 30 кубометров. При этом уголовная ответственность наступает при ущербе от пяти тысяч рублей, это одна спиленная ель или сосна. Но в Западнодвинском районе масштаб вырубок – цветочки по сравнению с тем, что происходит по соседству. Самыми лакомыми для чёрных лесорубов остаются Максатихинский, Селижаровский и Осташковский районы. Пять лет назад неподалёку от истока Волги преступная группировка вырубила лес на 18 млн рублей! 

- Куда смотрит полиция?!
- О нелегальных рубках лесничие сообщают стражам порядка. Проводить расследование и арестовывать - дело правоохранительных органов. Разбирательства по лесу, как правило, длятся долго, реальные сроки получают единицы. Если ты не застал лесорубов на месте, найти концы очень сложно. Да и вор, пойманный с поличным, тут же скажет, что это дерево спилил он, а остальные 25 - не его рук дело. Попробуй докажи! Лесными разборками полицейские занимаются неохотно. У них без нас полно забот: убийства, грабежи, разбои.

- В прошлом году в Кимрском районе чиновники под видом сельхозземель продали в частные руки 455 га лесных угодий. В Старицком районе под предлогом «болезни леса» под топор пустили деревья из охранной полосы. Нечистые на руку встречаются и среди лесничих. Как прекратить махинации в отрасли? 
- В лесничествах достаточно сотрудников, искренне преданных своему делу. Но из-за спекулянтов, которые должны охранять лес, а сами его продают, страдает имидж нашей профессии. Обидно и стыдно! За такие дела надо наказывать реальными сроками, чтобы неповадно было. Государству стоит посмотреть и на другую сторону вопроса. Сегодня обычный лесничий получает чуть больше 15 тыс. руб. в месяц (уточнить про зп?). Не пора ли повысить зарплаты, чтобы работники не задумывались о левых деньгах?! За границей давно так делают, оттого там порядка больше. У нас же, как ещё Пётр Первый сказал, «отрасль сия воровская, жалованья можно не платить», так и повелось. Если не изменить к этому отношения, результата не будет. 

Рук не хватает! 

- После принятия Лесного кодекса России в отрасли сократили много сотрудников. Чем это обернулось? 
- С этим законом наломали много дров. Государство сделало ставку на арендаторов. Им дают право на пользование лесом до 49 лет, они же обязаны охранять свои участки. Но арендаторы прежде всего предприниматели. Что касается лесничих, посчитали, что у нас много дармоедов, разогнали людей. Раньше в Алексапольском лесничестве, где я работаю, было 25 человек. Мы отвечали за свои небольшие участки, обходили территорию, занимались лесовосстановлением, санитарными рубками. Сегодня нас двое: я и мой помощник. И так везде. В помощь нам дают технику, фотоаппараты, мобильники. Мол, фиксируйте нарушения и звоните куда следует. Но от одного конца лесничества до другого ехать почти 30 километров. Случись что, разве успеешь?! 

- А если пожар? Как справляетесь?
- Сигналы о возгораниях теперь поступают в лесопожарные центры, оттуда уже даются указания. В Западнодвинском районе такой центр обслуживает пять лесничеств. Если горит сразу в трёх местах, бригады собрать тяжело. Когда каждый лесничий отвечал за свой участок и штат был больше, реагировали быстрее. Сегодня мы теряем время. Вот вам пример из практики. Два года назад загорелся участок в моём лесничестве. Местные жители позвонили в лесопожарный центр, оттуда мне дали команду разведать обстановку. До очага возгорания добираться час. Приезжаю на место – горит. Я должен отзвониться в центр и подтвердить информацию, а мобильная связь не ловит. Пришлось возвращаться на пять километров назад, где есть сеть. Бригады выехали только после моего звонка, а это ещё час дороги. Но ведь огонь не стоит! Получается, селяне его видят, всё знают, но у нас есть инструкция, как действовать. Отступить от неё нельзя. Вдруг вхолостую машину сгоняешь – нецелевое использование бюджетных средств. 
Леса сейчас горят не чаще, чем раньше, но площади возгораний из-за новых правил растут. Централизация хороша для комиссий и отчётов, а на деле лучше раскидать силы по небольшим пунктам. Чем меньше территория, тем проще за ней следить. Хорошо, что хоть сотрудникам МЧС пять лет назад разрешили выезжать на любые лесные пожары. До этого огнеборцев привлекали только при крупных возгораниях и при угрозе населению. 

Людей не заменишь


- В помощь лесничим вводят мониторинг, спутниковые системы слежения и другие технологии. Насколько это эффективно?
- На мой взгляд, спутниковые системы не всегда нужны. Чтобы из космоса увидеть огонь, возгорание должно быть крупным. Это значит, что его прекрасно видно и в округе. Из соседних деревень уже десять раз успеют позвонить раньше любого спутникового сигнала. Такие приборы хороши для отдалённых, непроходимых и плохо просматриваемых мест. Устанавливать их повсеместно - трата денег. Да и, как ни крути, никакая электроника не заменит людей! Я больше 30 лет отработал в отрасли. Надеюсь, в нашем деле всё-таки наведут порядок. Лес – это главное богатство Верхневолжья. Не надо его разбазаривать и ставить на нём эксперименты.

Факт: Около 55 % территории Верхневолжья занимают лесные массивы.

Цифра: 18 млн руб. - ущерб от вырубки леса в Осташкове.

Досье
Владимир Акимов. 
Родился в 1962 году в пос. Старая Торопа Калининской области. Окончил Лисинский лесохозяйственный техникум. С 1982 года и по сей день работает в Алексапольском лесничестве Западнодвинского района. Женат, есть дочь.

Топ 5 читаемых