aif.ru counter

Мозговой штурм

Леон Нганкам выполняет сложнейшие хирургические операции © / Аргументы и Факты в Твери
Камерунский доктор вывел детскую нейрохирургию региона на новый уровень

Ещё несколько лет назад на сложнейшие нейрохирургические операции жители Верхневолжья возили своих детей в Москву. Сегодня их проводят в Твери и на очень высоком уровне. Во многом это стало возможным благодаря Леону Нганкаму, главному внештатному детскому нейрохирургу Тверской области. Его маленькие пациенты зачастую находятся на волоске от смерти, однако он берётся даже за самые, казалось бы, безнадёжные случаи. Теперь на приём к этому замечательному врачу, уроженцу Камеруна, едут со всех уголков Верхневолжья и даже из других городов.

Признаться, договориться об интервью с Леоном Патриковичем непросто. Африканский доктор нарасхват: он заведут нейрохирургическим отделением детской областной больницы, проводит плановые и экстренные операции, выезжает в районы по санавиации, преподаёт студентам Тверского медицинского университета. Наконец ему удалось выкроить время в столь плотном графике. В его кабинете множество научных книг, экспонатов и детских поделок, которые маленькие пациенты дарят доктору в благодарность за спасение. Пока мы разговаривали, Леону Патриковичу успела позвонить семейная пара из Москвы, которая хочет оперировать ребёнка именно в Твери.


Большой прорыв 

- Леон Патрикович, вам удалось вывести нейрохирургию Верхневолжья на новый уровень. Что сделано? 
- Самое главное достижение - открытие детского нейрохирургического отделения. Это направление, достаточно редкое в отечественной медицине. В России таких отделений около 32, мы в том числе. Я начинал работать во взрослой областной больнице и хорошо помню, как постоянно мотался на операции и перевязки в детскую больницу. Здесь была обычная операционная, узкоспециализированного оборудования не хватало. После таких сложнейших хирургических вмешательств пациентам нужен особый уход и покой, но отдельных палат для них в больнице не было. В зависимости от наличия свободных мест на восстановление детей определяли в травматологию, общую хирургию или неврологию. В 2013 году нам удалось открыть собственное отделение. Сегодня у нас пять детских нейрохирургов, есть 22 койки круглосуточного пребывания и 10 коек дневного стационара. Несмотря на то что пациенты у нас лежат со всей области и других городов, такого количества мест пока хватает. В операционном блоке хорошее оборудование для нейрохирургических операций: микроскоп последнего поколения, навигационная станция, эндоскопические приборы, аппарат для остановки кровотечения, лазерный прибор для удаления опухолей головного мозга и т.д. Сегодня я могу говорить, что детская нейрохирургия в Твери на хорошем уровне. Теперь хочется, чтобы и в районах качество оказания медицинской помощи повышалось. И дело даже не в оборудовании, а в уровне подготовки врачей. Конечно, для экстренных случаев в регионе работает санитарная авиация. Она позволяет оказать быструю помощь жителям отдалённых уголков. При необходимости я выезжаю на такие вызовы. Каждый раз в районах тебя встречают как последнюю надежду. 

- С какими проблемами к вам чаще всего обращаются? 
- Мы работаем по черепно-мозговым и позвоночным травмам. Оперируем опухоли головного и спинного мозга, спинномозговые грыжи. Последнее время активно лечим водянку головного мозга (гидроцефалию) у детей эндоскопическим методом. При этом заболевании желудочки мозга наполняются жидкостью и увеличиваются до больших размеров. Поскольку оттока нет, ребёнок начинает отставать в развитии. Обычно таких больных лечат через шунтирование, устанавливая под кожей головы клапан давления и трубочку для отвода спинномозговой жидкости из головы в брюшную полость. По мере роста ребёнка их нужно менять, а это крайне непростая процедура. С развитием эндоскопической техники такие операции стали более щадящими. Летом по современной технологии водянку мы лечили у малышки из Ржева, которой не было ещё и полугода. Теперь начинаем работать с краниостенозами у детей. Это коррекция неправильной формы головы у малышей.

Перед операцией - молюсь 

- Даже не верится, что дети страдают от таких взрослых болезней и травм.
- И с каждым годом всё больше! Если в 2013 году мы провели 312 операций, то в прошлом уже 514. И это не всегда тяжёлые врождённые пороки. Мне горько признавать, что большинство наших маленьких пациентов с черепно-мозговыми травмами поступают к нам по вине родителей. Одни не следят за ребёнком, другие занимаются рукоприкладством. Бывали случаи, когда дети у мамочек падали с пеленальных столиков. Обширные внутричерепные гематомы! В октябре мы оперировали трёхлетнюю девочку из Кашина, которая стала жертвой невнимательности своих родителей. Она случайно выстрелила себе в лоб из пистолета, оставленного отцом. С тяжёлой травмой головы местные реаниматологи быстро доставили ребёнка к нам в отделение. Операция по извлечению пули шла два часа. Жизнь девочке спасли. Летом, когда активность детей возрастает, работы у нас ещё больше. Детвора падает с качелей, горок, велосипедов. Бич современности - аварии на дорогах с участием детей.

- Работа нейрохирурга сложная и ответственная. Как быть с безнадёжными больными?
- Даже если вероятность спасения - сотые доли процента, надо бороться до последнего дыхания. Быть хорошим нейрохирургом - это божий дар. Я просто не имею права отказывать в помощи больным людям. До сих пор помню случай, как несколько лет назад в запредельной коме привезли паренька из Рамешковского района. Он попал в аварию на мотоцикле и получил массивную эпидуральную гематому. Честно говоря, такой диагноз - приговор. Конечно, его привезли как безнадёжного. Но знаете, он выздоровел и ушёл из больницы на своих ногах. Вот что для меня самое главное в моей профессии. Я её выбрал осознанно (после того как мама моя перенесла серьёзную операцию по трепанации черепа после аварии в Камеруне) и ни разу не пожалел. А перед каждой операцией, как и в первый раз, я всегда внутренне молюсь. 

Не в деньгах счастье 

- Вы родом из Камеруна. В Африке врачи самые богатые и уважаемые люди, а у нас докторов принято ругать на чём свет стоит. Не возникали мысли вернуться обратно за большими деньгами?
- Конечно, в Камеруне я был бы миллионером, но мне не нужны большие деньги. Я вообще считаю, что медицина должна быть бесплатной. У людей разный достаток, но разве врач, настоящий врач, имеет право кого-то оставить без профессиональной помощи?! Его прямая обязанность - оказать помощь нуждающемуся. Увы, на деле так происходит не всегда. Для меня на первом месте семья и любимая работа. Я хочу развивать и поднимать детскую нейрохирургию в Твери, потому что считаю себя настоящим тверичанином. Здесь я учился и вырос как профессионал, здесь живут мои дети, жена, друзья. Я полюбил этот город, русские зимы и борщ. 

Кстати:
В 2015 году Леон Нганкам во всероссийском конкурсе врачей взял номинацию «Лучший нейрохирург Тверской области».

Топ 5 читаемых