aif.ru counter

Высший пилотаж

Алексей Михайлович был в числе лётчиков, атаковавших берлин © / Аргументы и Факты в Твери
Лётчик-бомбардировщик Алексей Трофимов о войне, памяти и молодёжи

«Каждый раз, взмывая в небо, мы мечтали быстрее одолеть врага. Отомстить за кровь детей, за слёзы матерей, за погибших товарищей. В День Победы нас охватило счастье, но тогда же мы заметили и то, как резко повзрослели, хотя были ещё совсем молодыми», - вспоминает Алексей Трофимов, ветеран Великой Отечественной войны, лётчик-бомбардировщик. На своём самолёте он атаковал фашистские войска, а за месяц до Победы бомбил столицу врага - Берлин. 

О войне Алексей Михайлович помнит всё в малейших деталях и лишь однажды запинается… Самым горьким воспоминанием для него навсегда останется утрата младшего брата. Два очень близких человека так и не смогли вместе порадоваться общей победе, за которую боролись. Похоронка пришла ещё в середине войны... 


В рубашке родился

- Алексей Михайлович, вам было всего 19, когда началась война. Вы помните этот день? 
- Незадолго до начала войны я поступил в лётное училище. Многие мальчишки тогда грезили авиацией. Нам всё казалось, что не успеем налетаться. Если бы мы только знали, насколько сильно судьба нас свяжет с небом, что кружить будем днями и ночами… 22 июня 1941 года я был в казарме. Это было воскресенье, такое солнце стояло! В полдень разразился пронзительный и тревожный вой сирены. Забегали командиры, застучали по лестницам сапоги. Мы бегом на аэродром, в толпе уже возмущаются, мол, кому вздумалось испортить выходной. И тут объявляют - война. Фашистская Германия напала на Советский Союз. Сообщение ошеломило неожиданностью и тяжестью, нас будто ошпарило кипятком. Мы были совсем мальчишками и не знали, что такое война, но нам быстрее захотелось пойти в бой. Такая ненависть к врагу и обида за страну взяла. На фронт я отправился сразу после окончания училища. Перед вылетом бывалый пилот бомбардировщика посоветовал: «Хочешь выжить - держи строй». Это целая наука для пилотов, вылетающих на боевые задания звеньями. Никакой самодеятельности! Вражеские истребители специально охотились за теми, кто отклонился от курса. Севастополь, Западная Украина, Беларусь, Польша, Кенигсберг… Всякое случалось в полётах. Порой приходилось пробираться сквозь грозовые облака, молнии, дождь. Мы должны были появляться внезапно и сбрасывать на врага бомбы. Немцы палили в ответ. Грохот, взрывы, огненные вспышки. Страшные языки пламени озаряли всё вокруг! Это был какой-то фейерверк взрывающихся снарядов. Не увернёшься - погибнешь. Бомбардировщики всегда летали в связке с истребителями, но иногда приходилось идти в бой без их прикрытия. В одной из такой схваток мы потеряли пять экипажей сразу. На Люблинском направлении чуть было не убило меня. Тогда наша эскадрилья немного отстала от основной группы полка, а в моём самолёте ещё и пулемёт отказал. Враг атакует, а обороняться нечем! Немецкий снаряд пробил мою кабину и пролетел буквально в двух сантиметрах от головы, попав в надголовник на кресле. Я затылком почувствовал холод смерти. Посчастливилось уцелеть и тогда, и потом. Видимо, в рубашке родился. 

- Что было самым страшным? 
- Знаете, за себя не страшно было. Молодой что ли был… На тот случай, если подстрелят мой самолёт, я заранее знал, как вывернуть штурвал, чтобы упасть на территории наших войск и ни в коем случае не попасться в лапы немцам. Но война - это не только героизм. Это боль людей, их слёзы, кровь, смерти… Невыносимо вспоминать, сколько товарищей погибало на глазах! Дыхание смерти всегда было рядом. Помню, как после трагических рейсов плакал командир. Как было страшно видеть эти слёзы. Крупные, они стекали по неподвижным скулам… Неимоверно тяжело навеки прощаться с теми, с кем ещё вчера ты виделся, смеялся. Мне кажется, после каждой такой утраты на сердце оставался шрам. Помню, как узнал о похоронке младшего брата. Он погиб при форсировании Днепра. Всю душу выворачивало. А сколько взрослых и детей погибали в тылу, страшно намучившись перед смертью! Это нас, лётчиков, кормили хорошо, а они умирали от голода, холода, непосильного труда. Я часто писал маме с фронта, пытался её приободрить. Она была совсем без сил. Когда получалось, отправлял посылки с едой или деньгами. На эти деньги она покупала молоко, оно помогало хоть немного восстановиться. 

За слёзы матерей! 

- Готова ли была к войне советская авиация? 
- Поначалу немецкие самолёты превосходили по мощности и скорости советские. Войск и боевой техники у противника было так много, что порой не верилось, что у нас хватит сил для уничтожения вражеской группировки. Страшные потери терпел Советский Союз в первые годы войны. Мы тогда летали на небольших деревянных самолётиках И-16. Сильно высоко на них не поднимешься, а в кабинах так дуло, что пилоты часто обмораживали лица. Однажды в Кривом Роге немцы захватили аэродром и уже собрались воспользоваться нашими И-16. Только самолёты эти были сложными и строгими в управлении, малейшее «перетягивание» ручки - они сваливались в штопор. В общем, не смогли немцы с И-16 справиться. Разозлились и сожгли в итоге весь аэродром с нашими самолётами. Надо отдать должное советской промышленности. Заводы быстро перестроились, и уже к середине войны мы стали летать на хорошей технике. Позже нам поставляли американские «Бостоны». Они не раз выручали нас в боевом небе.

- Вы могли бы стать участником первого Парада Победы. Что помешало? 
- Известие об окончании войны застало наш полк, когда мы готовились к очередной операции. Мы кричали, обнимали и поздравляли друг друга и были счастливы оттого, что сумели защитить Родину. Это был великий день окончания великой битвы. Но тогда же мы заметили и то, как резко постарели, хотя были ещё совсем молодыми. Война подарила нашей стране свободу, но забрала у нас родных, друзей, юность… После войны я продолжил летать. Около 30 раз принимал участие в Параде Победы в Москве. Жаль только, что на самый первый не попал. Тогда для участия в нём брали при росте от 170 см, а я 167 см. 

Не хлебните горя! 

- Как вы считаете, не обделены ли сейчас вниманием ветераны? 
- Мне нравится, что сегодня 9 Мая считается главным праздником в стране. Сколько приятных писем, открыток и слов благодарности мы получаем в этот день. В прошлом году медаль в честь 70-летия Победы мне вручал лично губернатор региона, а 9 Мая за нами с супругой из правительства Тверской области прислали такси. Кстати, мы с моей Нонночкой вместе уже 68 лет. Как познакомились на танцах ещё в Западной Украине, так с тех пор не расстаёмся…Во время Парада к нам подходили простые жители, благодарили, фотографировались, дарили цветы, плакали и обнимали. Когда сегодня говорят про потерянное поколение, я не верю. Знаете, многие из нас тоже были шалопаями, а когда началась война, взяли оружие в руки и пошли воевать за страну. Но я от всей души желаю, чтобы нашим ребятам не пришлось пройти через такие испытания и хлебнуть горя. Пусть мы, ветераны, останемся единственными свидетелями той страшной войны, а наши внуки лишь читают о ней. И сделают всё, чтобы никогда больше земля не горела под ногами. Это будет лучшей наградой для тех, кто не вернулся из боя. 

- Глядя на конфликты в Сирии, Европе, Украине, не обидно ли, что сегодня мы вновь живём в неспокойное время? 
- Любая война - это политика. За рубежом нашу страну давно обвиняют во всевозможных бедах. Но что бы ни происходило, я уверен, что с нашим руководством и той технической мощью, которой обладает Россия, нам ничего не страшно. Да и не допустят сегодня войны, какая бы провокация не велась. Слишком дорогую цену за мирную жизнь заплатило наше поколение. Думаю, в нашем государстве об этом помнят. 

Досье: 
Алексей Трофимов. Родился 10 марта 1922 г. в г. Кушве Свердловской обл. Окончил Кировобадскую школу пилотов. Подполковник. Имеет медали «За боевые заслуги», «За Победу над Германией», «За освобождение Белоруссии», «За взятие Кенигсберга», «За освобождение Варшавы». Награждён орденом Ленина, двумя орденами Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды. Женат, двое детей, трое внуков, шесть правнуков.

Топ 5 читаемых