2532

Тверской священник рассказал о главных пасхальных традициях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ Тверь 27/04/2021

Настоятель тверского храма Рождества Христова, что в Рыбаках, – человек авторитетный, известный и с редкой биографией. Двадцать лет назад тогдашний депутат Тверской городской Думы Сергей Юрьевич Дмитриев неожиданно для многих оставил политику и муниципальную службу и ушёл служить Богу и божьим людям, став отцом Сергием, а впоследствии длительное время жил в Италии.

Журналист «АиФ в Твери» встретился с ним накануне православной Пасхи и поговорил о вере, ковиде и просто о жизни.

Откуда традиция?

– Отец Сергий, приближается светлый праздник Пасхи. В нашей стране почему-то именно в этот день люди посещают могилы своих предков, хотя считается, что делать это нельзя. Или всё-таки можно?

– Традиция посещать кладбища в Пасху родилась в советские времена, когда в храм не особо-то пускали. В годы моей молодости в Калинине, например, действовал только один храм: Белая Троица, и там были заграждения. Вход ограничивали. Молодых людей, желавших попасть на ночную пасхальную службу, просто вывозили на шоссе, и оттуда им приходилось возвращаться пешком, пока длилась служба. В результате люди интуитивно начали искать, где похристосоваться. А кладбища не закрывали. Вот так и сталось: в память об усопших.

Сегодня никаких запретов нет, но Церковь считает, что в этот день не стоит ездить на кладбище и поминать усопших. Лучше делать это в другие дни. Например, накануне и во время Великого Поста есть родительские субботы, специальные дни поминовения усопших. Можно сходить в храм, заказать панихиду, а потом съездить на кладбище. Вообще, для поездок на кладбище можно выбрать любую субботу, ибо каждая из них считается днём поминовения. И, конечно, нужно помнить, что каждое воскресенье всего года – это Малая Пасха, даже во время поста. В воскресенье надо быть с теми, кто живой: с родными, близкими, членами христианской общины – и радоваться вместе с ними.

– Можно ли считать пасхальным куличом обычный кекс из магазина?

– Кулич лучше испечь самому, с молитвой. Пускай он даже будет маленьким и кособоким, зато своими руками подготовишься к великому празднику. Это касается и творожной пасхи. А куличи и пасха, сделанные промышленным, конвейерным способом, по большому счёту должны называться кексами и творожной массой, то есть вкусными и отменными продуктами питания, приготовленными добрыми кондитерами. Но и здесь никаких запретов у Церкви нет. Покупайте, освящайте в храме и радуйтесь, конечно! Важно не то, есть ли у тебя на пасхальном столе кулич или нет. Можно даже одно-единственное яичко сварить и покрасить и больше ничего не готовить. Главное – чтобы это привело к пасхальной радости!

Тут и там

– На протяжении нескольких лет вы служили Богу, людям и православной церкви в Италии – сердце католического мира: сначала в Бари, потом в Вероне, а затем в Риме. Много ли в католической Италии православных и как к ним относятся?

– В Италии верующие католики не переносят догматические различия и отношения между церквями на отношения между людьми, поэтому отношение к православию вполне нормальное, да и православных там теперь немало. Одних только приходов Русской Православной Церкви более 60, они есть практически во всех больших городах. Некоторые православные священники в Италии – этнические итальянцы. Но за границей к храму как таковому относятся не так, как у нас. В России храм – это центр духовной жизни, а в Европе он ещё и центр культурного обмена. Людям разных национальностей, но одного вероисповедания надо где-то общаться, делиться впечатлениями. Поэтому в Европе часто православный храм соединяет Россию, Белоруссию, Украину, Молдавию, Грузию, Сербию и другие страны, в которых есть православные люди.

– Звонят ли колокола в Европе?

– Да, звонят. В Италии это традиция, которая сохраняется веками. В Вероне, например, каждый день в 8 часов утра колокола католического храма святой Ефимии звонят в автоматическом режиме. Огромный колокол расположен и на городской башне, он отбивает каждые полчаса-час, то есть «работает» курантами. Есть там и общественная организация звонарей. Помню, как вместе с коллегами из Ростова Великого веронские звонари устроили флешмоб-перезвон: вручную звонили в колокола на разных храмах, передавая эстафету друг другу. Это было красиво. Но наши русские перезвоны мелодичнее. Например, один знакомый звонарь сам пишет музыку для колоколов и записывает диски, получается прямо-таки фри-джаз. У итальянцев же колокольная музыка более однообразна.

– А что за странная история недавно приключилась с колокольным звоном в вашем храме в Рыбаках в Твери?

– У храма есть колокольня с «электронным звонарём». Помня, как колокол отбивал время в Вероне, я подумал, что и нашей древней Твери не хватает боя курантов. Настроил «электронного звонаря» на удары каждый час с 9:00 до 21:00. Куранты проработали ровно сутки, потом мне позвонили и сказали, что поступила жалоба: «От вас много шума». Я выключил их: не стоит напрягать жизнь людям. Хотя грустно, что человек не позвонил и не объяснил, в чём проблема, а сразу начал жаловаться.

– Прошло уже несколько лет, как вы вернулись в Тверь. Какие воспоминания об Италии, её культуре и людях хранит ваша память?

– Это было замечательное время служения. Там у нас была община из христиан-мирян – важнейшая часть жизни священника. Он ведь не только «машет кадилом»: для него важно иметь настоящих единомышленников. У нас же в Твери развита только монастырская община, а вот общин из мирян почти нет. Более того, если вокруг храма вдруг собирается активная группа верующих, на неё подчас начинают косо смотреть: мол, уж не секта ли формируется? Ещё в Италии нет излишнего чинопочитания. И, наконец, ты просто физически ощущаешь: какие бы варвары не захватывали Европу, культурная традиция там никогда не прерывалась, христианство не уничтожалось.

– А с какими людьми судьба сводила падре Серджио?

– Моё знакомство, например, с римлянами началось с шестичасового сидения в полиции. Даже не знаю, что это было: то ли проверка местных спецслужб, то ли подстава. Но это отдельная история, рассказывать её не буду, потому что она долгая. Среди моих прихожан было много людей с нелёгкой судьбой, приехавших в Италию на заработки, то есть мигрантов и гастарбайтеров. Женщины устраивались уборщицами, нанимались круглосуточно ухаживать за больными и инвалидами, а это очень тяжёлая работа. В русскую церковь они приходили просить у Бога сил и помощи. А ещё бывает, что женщина выходит замуж за иностранца, а потом семья разваливается, да, кроме того, родители начинают делить детей. Община старалась помогать им в трудных ситуациях. Жизнь там на самом деле нелёгкая. На службу часто подают прошения помолиться о болящих, о родственниках, о заключённых. Но самое часто встречающееся прошение – найти работу.

Переболели практически все

– Позади год пандемии коронавируса. Как вы считаете, повлияла ли она на церковную жизнь и на верующих?

– Повлияла, конечно. Сейчас, похоже, идёт «переформатирование» жизни всего человечества, и церковь – не исключение. Люди переходят в информационное цифровое пространство, личное общение уменьшается. Когда в карантины временно запретили очное участие мирян в церковных службах, их начали проводить без них, транслируя видео в интернет. И некоторые люди постепенно перешли из реальной церковной жизни в виртуальную. Появились священники-блогеры, которые проповедуют в Сети. Общинная жизнь – и без того крошечная – угасает. Некоторые прихожане уже привыкли к новому формату и не собираются посещать храм даже после того, как инфекцию обуздают: мол, затем идти, если можно поучаствовать, включив телевизор? Это может не нравиться, но это – свершившийся факт. Но, конечно, так быть не должно. Людям необходимо встречаться, принимать церковные таинства и общаться лично.

– Среди православных клириков по-прежнему много ковид-диссидентов?

– Некоторые из них не дожили до этого дня. Другие переболели, поняли, что всё серьёзно, и изменили свою точку зрения. Да, ковид – это не всемирное помешательство, а реальная и очень опасная проблема.

– Какие людские потери понесла Русская Православная Церковь в Тверской области из-за пандемии?

– Переболели практически все: от епископов до дьяконов. Некоторых уважаемых и авторитетных клириков уже нет с нами. Умер завидовский священник, протоиерей Валерий Ильин: врачи не смогли «вытащить» его. Скончался отец Анатолий Волгин из Кувшиново: сначала вроде бы выздоровел, а потом – осложнения и кончина. Есть и ещё несколько имён. Но самые большие потери – среди прихожан и общинников. До храма в Рыбаках я служил в приходе блаженной Ксении Петербуржской в микрорайоне «Юность» в Твери. В прошлом году был период, когда прошения помолиться за новопреставленных подавались ежедневно. Три, а то и пять имён в день.

– Одобряете ли вы вакцинацию и одобряет ли её Церковь?

– Скажу так: Папа Римский уже привился. Далай-лама привился. Святейший Патриарх Кирилл тоже привился. Я, возможно, привьюсь, когда у меня пропадут антитела: переболел ковидом, и антител пока достаточно.

Недоверие к вакцинации, на мой взгляд, идёт от недоверия к действиям светских властей. Но бывает и иначе. Звонит мне как-то женщина и интересуется, делать ей прививку или нет. Дело в том, что она, грешным делом, выпивает. Отвечаю ей: делай, конечно, только после первого укола 40 дней нельзя будет пить. «Тогда не буду делать», – говорит она. Если для вас алкоголь важнее здоровья, то зачем тогда вообще спрашивать мнение священника?

Спастись от проблем

– За время пандемии жизнь круто изменилась: кто-то потерял работу, а кто-то и здоровье. Как справиться со стрессом?

– В первую очередь, научиться ограничивать свои желания. Прежней комфортной жизни, похоже, уже не будет. Приучимся к новой жизни – станет легче. Ещё надо учиться быть благодарным за любую приятную мелочь, за уроки, что нам преподаны, даже за неприятности, которые на нас обрушились. «Что бы ни произошло – слава Богу за всё». Третье: искать себе позитивное занятие, чтобы «переключиться». Читайте книги, плетите панно, шейте детям одежду, вырезайте по дереву, чините проводку в доме, делайте генеральную уборку, копайтесь в огороде – всё что угодно. Четвёртое: продолжать развиваться, несмотря ни на что. Попробуйте помолиться, подумать о том, что хорошего и плохого сделано в жизни: может быть, пришло время для духовного очищения? Ещё примиритесь с близкими, если вы в разладе. Всех простить, у кого-то попросить прощения. Это сейчас крайне необходимо для спокойной жизни. И поменьше смотреть телевизор и «зависать» в интернете, это серьезный источник для разрушения психического здоровья.

– Давайте вернёмся к тому, с чего мы начали: к Пасхе. Что бы вы пожелали читателям «АиФ-Тверь» к этому светлому празднику?

– Научиться радоваться искренне и сердечно. Если сами не умеете, попросите Бога помочь: «Господи, помоги мне быть в радости!»

Досье

Протоиерей Сергий (Дмитриев).

Родился 26 июля 1953 года. Окончил Тверской политехнический институт и Академию государственной службы. Является одним из создателей и бессменным руководителем «Тверского союза православных мирян». С 2001 по 2013 год – настоятель храма Ксении Петербургской и храма Серафима Саровского в Твери. В 2013–2018 гг. – настоятель Никольского прихода города Вероны в Италии и храма святой великомученицы Екатерины в Риме.

Выноска

Нужно научиться ограничивать свои желания. Прежней комфортной жизни, похоже, уже не будет. Приучимся к новой жизни – станет легче.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах