Примерное время чтения: 10 минут
2400

Заживо на кол. Тверские поисковики восстанавливают хронику военных событий

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ в Твери 21/06/2022
Владимир Стрельников / Из личного архивa

20 лет назад житель Погорелого Городища Владимир Стрельников создал маленький отряд «Звезда», начав поиск погибших воинов. Сегодня на счету поисковиков – более двух тысяч найденных останков и десятки единиц военной техники. Накануне Дня памяти и скорби с командиром встретился корреспондент «АиФ в Твери».

Каски на пнях

Денис Кузнецов «АиФ в Твери»: Владимир Викторович, лично для вас поисковая деятельность – это что?

Владимир Стрельников: Зов души и сердца, который идёт изнутри. Что такое «эхо войны», я впервые почувствовал, когда мне было пять лет. Мы пошли с двоюродным братом в лес за грибами и увидели, что повсюду валялись куски железа, снаряды, ящики. Много касок: немецкие лежали на пнях, а советские были свалены кучками по 15–30 штук. И везде человеческие останки, фрагменты обмундирования. «Что это?» – спрашивал я потом брата. Сначала он молчал, но потом сказал: «Их давно захоронили». Позднее я понял, что он имел в виду. Главная задача была – восстановление разрушенных фабрик, заводов, городов, сёл, деревень, сельского хозяйства...

– Когда вы начали заниматься поиском?

– В экспедицию я впервые попал, опять же, благодаря братьям. Пришёл к этому не сразу, но на моё решение повлияли и военная история Погорелого Городища, Зубцовского района, Верхневолжья, и биография семьи. Село находится на краю Ржевского выступа, в боях за который полегли сотни тысяч наших бойцов. Мой дед, служивший в НКВД, получил тяжёлое ранение в финскую войну и скончался накануне нападения Гитлера на СССР. Когда немцы вошли в село, бабушка и её сестра замаскировали могилу: боялись, что фашисты могут надругаться. Второй дед был военным инженером, наводил понтоны здесь, тоже получил несколько тяжёлых ранений.

– Помните ли первого найденного бойца?

– Тогда ещё не было поискового отряда «Звезда»: мы с семьёй и друзьями лишь помогали другим поисковикам. Близ села есть мемориал «Катюша». В 50 метрах от него мы вскрыли яму с останками. Нашли 40 наших солдат. Среди останков обнаружили два солдатских медальона, которые, к сожалению, были пустыми.

По рассказам очевидцев

– Владимир Викторович, как определяете место, где могут быть останки людей?

– Самый главный источник информации – очевидцы войны и их потомки. В своё время многие из них участвовали в стихийных захоронениях бойцов. В 2003 году местная учительница Наталья Прунова рассказала нам об уничтоженной боями деревне Верхние Сараи, где жил её дед. Здесь в период первой Ржевско-Вяземской операции (8 января – 20 апреля 1942 года) два полка 31-й ударной армии пошли в атаку и напоролись на немецкие доты. Чтобы избежать эпидемии, немцы согнали сюда всех местных жителей, заставили собрать тела и приказали сжечь их. Сжечь не получилось, и тогда погибших стащили в погреба и закопали. Трижды мы выезжали на поиск и только через три года нашли яму, в которой покоились останки 250 солдат. Там же было 18 медальонов, из которых удалось прочитать девять.

– Как ведётся розыск родственников погибших?

– Раньше давали объявления в газеты: боец такой-то, призван оттуда-то, ищем родственников. Делали запросы в военкоматы. Сегодня искать проще. Мы используем информацию с сайтов, таких как «Память народа», размещаем объявления в социальных сетях. Кто-нибудь – краеведы, библиотекари, неравнодушные читатели – обязательно «зацепят» её. Бывает, что уже через два–три дня родственники находятся. Благодаря интернету искать стало намного легче.

– Бывали ли опасные случаи на раскопках?

– Бывало и такое. Как-то наткнулись на два блиндажа с артиллерийскими боеприпасами, пришлось вызывать сапёров. В другой раз при форсировании реки Дёржи развязался узел на одном из тросов. Все оказались в воде. В отряде было много подростков, мне пришлось буквально вылавливать их и выбрасывать на берег. К счастью, всё закончилось благополучно.

– Отряд «Звезда» откопал немало военной техники, особенно лётной. Это ваша специализация?

– Мы подняли больше 25 самолётов. Конечно же, это не случайно. С детства я вёл дневник, записывая воспоминания очевидцев падений самолётов. Как-то, в период моей службы в армии, в одном из номеров «Красной Звезды» вышла статья о том, что в Погорелом Городище поднят истребитель «Як» лётчика-героя. Говорю командирам: «Это произошло на моей родине». Они не поверили, что можно вот так, по рассказам местных жителей, отыскать рухнувший самолёт. Ладно, думаю. Вернулся из армии и начал отрабатывать информацию из своего дневника. Место за местом. Так и поднимаем самолёты до сих пор.

Заживо – на кол

– Ваш отряд нашёл много братских могил. Кто покоился в них?

– Погибшие солдаты и офицеры, которых по объективным причинам боевые товарищи не смогли достойно похоронить. Без вести пропавшие бойцы и умершие от ран и болезней. Расстрелянные пленные. Попадались даже останки со связанными руками и ногами. Командир поискового отряда «Бельский рубеж» Сергей Жаров (он погиб) как-то привёл рассказ одной бабушки, помнившей захоронение десятков солдат, среди которых были медсестра и комиссар. Фашисты всех убили, говорила бабушка, а комиссара заживо посадили на кол. Медсестра пыталась помешать немцам: прыгала в яму с телами. Немцам это надоело, и они закопали её там же живьём. Когда Сергей Жаров начал раскопки, выяснилось, что всё было именно так, как рассказывала бабушка. И осиновый кол, на который посадили комиссара, – как будто его только вчера заточили.

Наши старики рассказывали, что, когда немцы наступали на Москву, они улыбались, а когда в декабре 1941-го их погнали назад, они были злы как собаки. У них тогда проходила акция «выжженная земля». В феврале–марте 1942 года в деревне Хутор Гулимовых фашисты заживо сожгли более 20 взрослых и детей. А в Погорелом Городище расстреляли 37 человек и сожгли заживо ещё около 100. Мы проведём там разведку и, как только найдём точное место трагедии, установим памятный знак.

– Какова программа отряда «Звезда» на этот год? Где ведёте раскопки?

– Сейчас копаем в Погорелом Городище, на улице Школьной: здесь обвалился берег реки и «пошли» останки солдат. Уже подняли более 200 из них, имена четырёх установлены по медальонам. Это Рахим Джумашев, 1923 года рождения, Чкаловская область, Тепловский район, умер от ран 18 августа 1942 года; сержант Любарчук Александр Прокофьевич, 1909 года рождения, умер от ран 17 августа 1942 года; Головачев Пётр Фёдорович, красноармеец, специализация «тракторист», 1908 года рождения, Саратовская область, умер от ран 18 августа 1942 года; Грозный Константин Петрович, 1907 года рождения, рядовой из Киевской области Смелянский район,  умер от ран 14 августа 1942 года. Также здесь найдено много так называемых ранних медальонов, но, к сожалению, бумажные вкладыши в них приварились к металлу, и отделить их от капсулы невозможно. Раскопки продолжаются. Весной мы подняли 14 одиночных лесных захоронений, один медальон прочитан: Банников Максим Иванович, 1906 года рождения, рядовой из Челябинской области, деревня Петропавловское, погиб 4 августа 1942 года. 22 июня, в День памяти и скорби, в Погорелом Городище пройдёт торжественная церемония перезахоронения.

– Погорелое Городище сильно пострадало от войны?

– До войны у нас было около трёх тысяч человек населения. После войны осталось около тысячи, то есть треть. Село было очень сильно разрушено.

– Вашими стараниями в 2016 году в селе открыт воинский мемориал «Стена памяти».

– Этот мемориал существует с советских времён. Там похоронены воины Красной Армии, погибшие и умершие от ран, всего около 550 солдат и офицеров. Мы поставили Стену памяти в честь наших земляков. На Стене увековечено 1800 имён. Ещё сделали здесь аллею Лётчиков: их тут 15 человек. Здесь же похоронены два Героя Советского Союза – Павел Усов и Виталий Смирнов. Последнего мы похоронили в 2013 году, исполнив его завещание: быть погребённым рядом со своими боевыми товарищами.

Люди со стержнем

– Какими качествами должен обладать поисковик?

– В нём должен быть внутренний стержень, выносливость. Поисковая работа – это ведь не турпоход, а тяжёлый безвозмездный труд в снег и в дождь, среди болот и грязи, с форсированием рек и длительными переходами. Каждый боец должен уметь работать с устными и письменными источниками информации, картой, компасом, архивными документами, свободно ориентироваться на местности без GPS-навигатора. Знать военную историю края. Уметь передавать опыт и знания молодым коллегам. И никакого эгоизма: он у нас под запретом.

– Сколько бойцов в отряде «Звезда»?

– Сейчас около 40: школьники, студенты и студентки, отцы и матери семейств. И даже ветераны, некоторым из которых уже по 60–70 лет. Мой 15-летний сын Михаил тоже в отряде. К сожалению, нет уже с нами двух опытных поисковиков Вячеслава Боброва и Геннадия Шатилина. Оба были прирождёнными охотниками, хорошо знали местность. Всех нас объединили дружба, неравнодушие и воспоминания стариков о войне. В этом году отряду исполняется 20 лет, за это время через него прошли около 150 человек.

– Каков распорядок дня на вахтах памяти?

– Подъём в шесть утра, зарядка обязательна, водные процедуры, завтрак. Потом подготовка к работе, проверка оснащения, выдача сухпайка. Затем собираемся в группы по 6–8 человек, получаем маршрутные карты и выходим. На маршрутах и во время земляных работ обязательны перерывы и перекусы. Вечером собираемся в лагере, смываем пот и грязь, обедаем. Затем свободное время, песни у костра. В 22:00 для молодёжи отбой, старшие могут посидеть чуть дольше. А утром – всё снова.

– Какой инструмент используете?

– Испокон веков – лопата и щуп. Но применяем и металлодетекторы, и рамки, и другие современные высокотехнологичные приборы. В арсенале поисковика есть рации и мобильные телефоны. А экипировка у нас, как у всех отрядов, армейская: обувь – берцы или сапоги, одежда камуфляжная, так как они не боятся грязи. Раскопки проводим на гранты, которые получает поисковое объединение «Долина». На эти же деньги закупаем топливо, продукты питания и инвентарь.

«В двадцать лет умирая»

– Вероятно, вам не раз задавали вопрос, зачем тревожить прах бойцов, раскапывая места их упокоения.

– Я отвечу словами поисковика Дениса Яковлева, который в составе отряда «Звезда» впервые участвовал в этом году в раскопках. Он написал в своём блоге: «Это совсем другой уровень осознания, чем любые книги очевидцев, рассказы и любые реалистичные фильмы. Когда проходит всё через руки, через мысли, которые в это время приходят, через образы, которые выстраиваются вокруг с каждым новым хвостовиком, осколком, пулей, когда слово «потери» превращается в конкретного солдата, который, может, даже и выстрелить не успел...Через этот поиск должен пройти каждый российский человек и поднять хотя бы одного... того, кто «жить хотел, в двадцать лет умирая», чтобы я мог «жить за того, кто дожить не успел».

Досье

Владимир Стрельников.

Родился 16 декабря 1967 года. В прошлом директор местного Дома культуры, заведующий Погорельским клубом ветеранов. Создатель, директор и экскурсовод местного музея «Западное направление». С 2014 года по настоящее время – глава Погорельского сельского поселения. С 2002 года – бессменный командир поискового отряда «Звезда». Женат. Два сына.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах