aif.ru counter
380

Забытые и больные. Волонтёр из Торжка о стариках и их «детях-инкассаторах»

Николай Романенко / Из личного архива

«Пожилые люди в нашей стране – самая незащищённая категория», – считает волонтёр из Торжка Николай Романенко. Уже шесть лет благодаря его акции «Подари дрова» в дома многих бабушек и дедушек приходит тепло. Казалось бы, что такое телега дров? Но для некоторых стариков это роскошь. К зиме им нужно скопить 30 тысяч рублей, что зачастую в два–три раза больше их пенсии.

Вместе с другими добровольцами Николай также доставляет продукты одиноким и малоимущим, организует концерты в домах престарелых, но главное – помогает им чувствовать себя нужными.

Фото: Из личного архива/ Николай Романенко

Дефицит тепла

Екатерина Евсеева «АиФ в Твери»: Николай, какая поддержка сегодня больше всего нужна старикам?

Николай Романенко: Самое главное – общение. Дрова, продукты, лекарства – всё это нужно, но всё-таки второстепенно. Помню, когда я только начинал заниматься своей деятельностью и приносил пожилым людям продукты, они всегда просили остаться и попить с ними чай. Но я спешил уйти. Думал: они и так бедно живут, а я тут ещё объедать их буду. Со временем понял, что возможность пообщаться для пожилых – самое ценное. Они иногда даже говорят: «Что это за жизнь, когда ты никому не нужен, скорее бы умереть».

К сожалению, в почтенном возрасте люди не всегда нужны своим детям и внукам. У бабушек даже есть термин – инкассаторы. Так они называют детей, которые заходят к ним лишь раз в месяц, в день пенсии. Выходит, и ухаживать за такими пожилыми некому. За одинокими пенсионерами могут закрепить соцработника, но они часто отказываются от его услуг: дорого. Дело в том, что на определённые виды работ по дому есть прайс, при этом взять надо не одну, а несколько услуг. Для большинства бабушек и дедушек с обычными пенсиями это накладно.

– Так сложилось, что на помощь детям и животным люди откликаются быстрее. Почему вы решили помогать именно людям в возрасте?

– Я просто увидел, как они живут. Не говорю про пенсионеров из Москвы: многие из них неплохо себя чувствуют, активно путешествуют. Но вы посмотрите на бабушек и дедушек из глубинки, которые всю жизнь вкалывали в колхозах: как они выглядят и что заработали?! Забытые, нищие, больные… При этом некоторые чиновники мне говорили, что не видят смысла помогать пожилым, потому что те уже отжили своё и никакой пользы обществу не принесут, налоги не заплатят. Только ничего, что мы в принципе сегодня живём за счёт труда и прошлых заслуг наших бабушек и дедушек?!

Подарить дрова

– Вашу акцию «Подари дрова» переняли в других регионах. Настолько остро стоит проблема с отоплением?

– В некоторых деревнях единственный способ согреться – заготовить дрова и топить печь. Машина колотых поленьев в десять кубов стоит около 10–15 тысяч рублей, но на зиму нужно почти в два раза больше, ведь отопительный сезон длится около пяти месяцев. Чтобы быть в тепле, старики экономят на еде. Говорят: «Лучше недоесть, чем замёрзнуть». При этом и на дровах тоже экономят: закидывают, например, не десять, а пять поленьев.

Акцию «Подари дрова» я начинал в Смоленской области, где тогда жил. Просто в какой-то момент обратил внимание, что многие бабушки и дедушки ходят в своих домах в тулупах. Организовал сбор средств – и уже за первый месяц удалось собрать даже больше, чем планировал. Когда вернулся в родной Торжок, решил продолжить начатое дело. Здесь оно оказалось не менее востребованным: в Верхневолжье из 36 районов 13 не газифицированы. Мы сотрудничаем с органами соцзащиты, они нам помогают собрать списки нуждающихся. Многие бабушки и дедушки плачут от радости, получая дрова, а мы готовы рыдать от того, в каких условиях они вынуждены жить.

– Вы помогаете жителям всей Тверской области?

– Мы бы рады охватить все районы, но, к сожалению, столкнулись с большой проблемой. В регионе почти нет официальных поставщиков дров. В основном этим занимаются частники, которые не берут безналичную оплату. Поскольку мы зарегистрированы как некоммерческая организация, можем работать только с юридическими лицами. У нас в Торжке, например, есть лишь один официальный поставщик, с которым мы имеем право сотрудничать. Он доставляет дрова бабушкам и дедушкам в Торжокский, Лихославльский, Вышневолоцкий и Селижаровский районы. Больше охватить уже нереально. Нам звонят из других муниципалитетов, просят помочь, а мы не можем из-за отсутствия поставщиков. Впрочем, эти трудности есть и в других областях: Смоленской, Тульской и т.д. Более того, из-за отсутствия официальных поставщиков многие жители нашей страны не могут получить и субсидию на дрова. По закону малоимущим гражданам государство может компенсировать часть затрат на покупку дров. Но один из главных документов, подтверждающих сделку, – чек с печатью. А какой частник вам его даст? Вот и получается, что люди зачастую остаются без господдержки.

Сейчас в стране активно обсуждают предложение президента газифицировать к 2030 году за счёт государства все деревни. Общаясь с чиновниками на местах, я понимаю, что это трудновыполнимо. Они говорят, что в вымирающие деревни, где стоит по пять–десять домов, вести голубое топливо экономически невыгодно. Тем более тогда нужно подумать, как сделать субсидию на дрова более доступной!

Все состаримся

– Вы помогаете и домам престарелых. Что нужно там?

– Те же общение, забота и внимание. Потому что старики сидят в четырёх стенах и редко куда-либо выходят, а лежачие так и вовсе целыми днями в потолок смотрят. Очереди из посетителей там тоже выстраиваются только в день пенсии, когда «инкассаторы» вспоминают о своих родных… Мы с волонтёрами взяли под опеку два дома престарелых: в селе Таложня под Торжком и в деревне Ульянково Ржевского района. Приезжаем туда раз в три месяца. Общаемся, устраиваем концерты, привозим парикмахеров и бесплатно стрижём пожилых.

Три года назад родился проект «Бабушка вяжет» и, на удивление, оказался одним из самых востребованных. Однажды я обратил внимание, что баба Валя из дома престарелых рвёт целлофановые пакеты и пытается связать из них коврик. Спросил, что за странная технология. Она ответила, что пряжу взять негде, а вязать хочется. С тех пор мы всегда привозим мотки разных цветов. Теперь бабушки заняты: они вяжут носки, платки, игрушки и многое другое для своих родных, сотрудников дома престарелых, что-то передают в детские дома.

– Интересно, почему в нашей стране, где считается аморальным отдавать родителей в дома престарелых, эти заведения не пустуют?

– В Тверской области около 40 домов престарелых, в которых проживают порядка 5–6 тысяч человек. Это достаточно большие цифры. Конечно, в жизни всякое бывает. На казённую кровать может привести что угодно: авария, болезнь, бедность… Но много случаев, когда родственники намеренно отказываются от пожилого человека. Я довольно скептически отношусь к государственным учреждениям, потому что там невозможно обеспечить индивидуальный уход, который так необходим старикам. Принесли еду и ушли – вот и вся забота.

При этом я видел, как работают частные дома престарелых в Подмосковье. Это небо и земля. Дети туда не сдают своих родителей, а привозят, так как знают, что их мамам и папам обеспечат хорошие условия и качественный уход. В частных домах за услуги платят дети, а в государственных проживание оплачивают сами старики из своих пенсий. Понятно, что ничто не может быть лучше родного дома и жизни с близкими людьми. Но иногда дом престарелых становится неизбежностью. И задача государства и общества сделать так, чтобы оказаться там было не страшно. Чтобы людей не списывали в интернаты на доживание, а дарили там ласку и радость. В конце концов, все мы когда-то будем старыми.

Обратная сторона добра

– В любой профессии есть вероятность перегореть. А вы не устали от добрых дел? Ведь всем не угодишь…

– Ещё в начале моей волонтёрской деятельности один из чиновников мне сказал: «Николай, запомните важные слова. На вашем пути они очень пригодятся. Сколько бы добрых дел вы ни делали, да и что бы вы вообще ни делали, всегда будут те, кто за и против». Так и есть. Поначалу я болезненно реагировал на какой-либо негатив, опускались руки. Но потом понял, что прошу не для себя, а для других. И подвести тех, кому помогаю, просто не могу.

Досье

Николай Романенко.

Родился в 1990 г. в Торжке. Окончил Заокский христианский гуманитарно-экономический институт. Волонтёрской деятельностью занимается с 2007 года, имеет региональные и национальные награды. Лауреат всероссийской премии «Я – гражданин» в номинации «Волонтёрство».

Кстати

Пожертвовать можно следующими способами: отправить смс со словом «ДРОВА» на номер 3434, комиссия – 0 рублей; перевести на номер карты Сбербанка: 4276 1609 3805 5440 (указать «на дрова»), через сайт www.podari-drova.ru.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах