Примерное время чтения: 9 минут
508

Танго на колясках. Хореограф из Твери – о занятиях с «особенными детьми»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ в Твери 21/02/2023
Студия Angel Dance / Из архива

Тверской педагог-хореограф дополнительного образования и руководитель студии Angel Dance (танец ангела – англ.) Любовь Каргаполова уже 12 лет учит танцам детей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе тех, кто не может передвигаться самостоятельно. Инклюзивный танец соединяет в себе искусство, реабилитацию и волонтёрство. Это сложный, но очень результативный труд.

Недавно её воспитанники стали лауреатами международного фестиваля Global Asia (глобальная Азия – англ.) в Пекине. Сегодня Любовь Каргаполова – гость «АиФ в Твери».

Первая ласточка

Денис Кузнецов, tver.aif.ru: Любовь Александровна, инклюзивное обучение, то есть совместные учёба, игры и творчество обычных и особенных детей, – это норма или по-прежнему эксперимент?

Любовь Каргаполова: Специализированных учреждений дополнительного образования, ориентированных на инклюзивное творчество, в нашем регионе нет. Мастер-классы для особенных детей проводит Тверской областной реабилитационный центр, а первой в Верхневолжье инклюзивной творческой площадкой год назад стал Дворец культуры «Пролетарка». На конференции, посвящённой этому событию, познакомились и договорились сотрудничать директора коррекционных школ, педагоги и общественники. И уже через три месяца по инициативе межрегиональной общественной организации детей-инвалидов и их родителей «Дети-ангелы» провели тематический праздник в городском саду.

В сентябре меня пригласили на курсы повышения квалификации педагогов тверских школ искусств, где они обсуждали, как теперь вести образовательный процесс. Дело в том, что родители, не сговариваясь, начали приводить на учёбу своих особенных детей, и учителя не знают, как с ними работать. По сути, в региональной системе допобразования «инклюзия» только начинается. Но процесс пошёл, и я думаю, что всё получится.

– А какова ситуация в целом по стране?

– В мегаполисах нормальная. Ещё до того, как я пришла в коррекционную сферу, в Москве открылся некоммерческий центр социокультурной анимации «Одухотворение». Он первым в стране начал обучать работе с особенными детьми педагогов допобразования. Именно там придумали популярный ныне Международный фестиваль инклюзивного танца. Выступления артистов судят профессиональные танцоры, председатель жюри – член Королевской школы балета Великобритании.

– Что приоритетно в инклюзивной педагогике: социальные навыки или учебная программа?

– Изначально это всегда социальная реабилитация: я расцениваю её как средство коммуникации и выражения ребёнком себя, как способ влиться в обычное общество. У некоторых моих воспитанников – тяжёлые заболевания. Так, в нашем коллективе уже три года занимается мальчик с ДЦП, у которого отсутствует речь, при этом он всё понимает и благодаря инклюзии прекрасно общается с окружающими. Но нельзя сказать, что выполнение учебной программы второстепенно или незначимо. Значимо! Когда речь идёт о нас: нет танцевальных навыков – нет и танца.

Фото: Из архива/ Студия Angel Dance

«Пиджак» в Пекине

– Кто они, ваши воспитанники? Какие танцы есть в репертуаре студии?

– В танцевальную группу мы в своё время набрали всех, кто захотел в этом участвовать, в основном это были младшеклассники. А первым серьёзным достижением стал танец «Ты слышишь, море?» – это наша собственная трактовка бессмертного произведения Александра Грина «Алые паруса». Дети росли, репертуар тоже «взрослел»: появились танец «Пеппи Длинныйчулок», сказки, рассказанные танцами, и танцы-сюжеты. Мы никогда не зацикливаемся на одном направлении, как это нередко бывает в обычных коллективах. Например, у нас есть номер «НеоЩелкунчик», основанный на элементах классического и историко-бытового танцев, которые исполнялись на балах XVII–XVIII веков.

Сейчас некоторым участникам коллектива уже по 14–15 лет, и мы постепенно переходим от сказок к выражению эмоций через танец. Наш последний на данный момент номер – «Пиджак»: танго на колясках. Доросли до того, что хотим попробовать себя в формате «перфоманс» на колясках. Раскрывать подробности пока не стану, но это будет современный хореографический спектакль с контемпорари (современный танец, состоящий из разных направлений и техник – ред.) и хип-хопом. Кстати, мы объявили кастинг в Angel Dance: у кого есть желание – приходите!

– В декабре ребята и девчата взяли «серебро» на международном фестивале…

– Каждый педагог хочет, чтобы его ученики блистали и завоёвывали награды, и я не исключение (улыбается). Фестиваль искусств Global Asia – это творческий конкурс уровня Дельфийских игр: там и танцоры, и солисты, и циркачи, и модельеры, и многие другие. В 2022 году на него подали порядка 8 тысяч заявок, в том числе и от коллективов из Тверской области.

Сначала я сомневалась, стоит ли нашему маленькому ансамблю замахиваться на большие проекты. Но коль мы собирались выступать «в записи», во мне победило желание показать своих танцоров профессиональному жюри. Рассудила: ошибки, на которые оно укажет, и рецензии, которые выдаст, будут полезны в дальнейшей учёбе. Мы заявились с танцем «Пиджак» и сразу же заработали диплом лауреата II степени в номинации «Хореографическое искусство». Безусловно, это колоссальная победа.

– Насколько труднее работать с особенными детьми, чем с обычными?

– Приходится учитывать множество нюансов. Так, в жизни ребятишки бойко управляются с колясками, а вот на сцене это получается не всегда. Немногие ведь знают, что коляска повседневная и коляска для выступлений – это две разные коляски. В инклюзивном танцевальном коллективе всегда есть волонтёры – взрослые люди, которые помогают особенным артистам, страхуют их. А лично я руководствуюсь принципом «не навреди».

Перед тем как разучивать с ребятами новый танец, мы проговариваем его, я прошу их просмотреть видеозаписи, а родителей – поискать дополнительный материал. Рассказываю о странах, откуда танец родом, о костюмах и национальных традициях, для того чтобы дети не просто разучили движения, а максимально глубоко погрузились в контекст.

«Прима-балерин» у нас нет: все на равных и стараются помогать друг другу. Соперничество внутри коллектива отсутствует, и это очень важно, иначе в нашей ситуации коллектива не будет. Случаются эмоциональные споры по артистическим поводам: каким должен быть костюм, какое «па» должно быть в таком-то месте танца и т.д. Но это-то как раз хорошо!

Сейчас готовимся к новым выступлениям. Буквально за  полчаса до нашего с вами разговора пришло приглашение к участию в международном танцевальном проекте «Жар-птица», где задействованы 15 стран. Ещё готовим новую постановку на фестиваль в Москву, где на протяжении многих лет прочно удерживаем второе место. У нас также много приглашений из городов России. Очень хотелось бы возить ребят по стране, но, к сожалению, у студии немного возможностей выехать (в первую очередь по финансовым соображениям), и не везде в принимающих городах есть доступная среда для детей-инвалидов. Поэтому чаще выступаем онлайн.

Фото: Из архива/ Студия Angel Dance

Пространства отстают

– Насколько доступна для инвалидов «доступная среда» в Тверской области?

– Пятьдесят на пятьдесят. Так, ДК «Пролетарка» оборудован всем необходимым для приёма людей с ограниченными возможностями вплоть до гримёрок, а вот городские пространства отстают. Для нас крайне важна, например, ширина дверных проёмов, чтобы в них могла въехать коляска, и важно, чтобы гримёрки и репетиционные залы находились на первом этаже. К сожалению, большинство Домов культуры, построенных в советские годы, слабо или вовсе не приспособлены для людей, которые не могут самостоятельно передвигаться.

– Помогает ли вам государство?

– Студия Angel Dance осуществляет свою деятельность как некоммерческая общественная организация, которая, в свою очередь, финансируется из Фонда президентских грантов.

– Что нужно сделать каждому из нас, чтобы люди с ограниченными возможностями могли жить полной жизнью?

– Я не знаю, что нужно в глобальном плане. Зато знаю, чего не надо делать. Ещё лет 10 назад, когда в разговорах заходила речь об инклюзивном образовании детей-колясочников, почти всегда звучал вопрос: а зачем им это? И я всякий раз рассказывала об эмоциях, которые испытывают эти дети, об их горящих глазах во время выступлений, о том, как они переживают за всё, что делают. Теперь мне перестали задавать этот вопрос. Так вот: больше никогда его не задавайте, а просто помогите особенным детям стать счастливыми.

Досье

Любовь Каргаполова. Родилась 13 мая в Твери. Окончила среднюю школу № 32 и Тверской колледж культуры имени Н.А. Львова. Педагог высшей категории, хореограф, член Международного совета по танцам ЮНЕСКО. Её танцевальный коллектив Angel Dance – многократный лауреат и дипломант национальных танцевальных конкурсов, а также областного конкурса «Путь к успеху».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах