Примерное время чтения: 6 минут
224

«Таких людей уже нет!»: душевная история бабушки из сказки на Селигере

Редакция «СЕЛИГЕР» (Осташков) / Из архива

Душевную историю о Нине Павловне Дешкиной из Осташковского городского округа, которая 40 лет отработала на кожевенном заводе и пела в хоре при заводском клубе, рассказала Ирина Тинус. Об этом сообщает издание «Редакция «Селигер»».

Нина Дешкина была настоящей бабушкой из сказки: лучистые глаза, добрые дела и помыслы, и огромный запас оптимизма. «Таких людей уже нет!», - говорят местные. За что мы ценим уходящее поколение?

91-летняя Пенсионерка проживала в Кулатово (она скончалась в апреле 2022 года). Нина Павловна вспоминает историю спасенного котенка. История простая, но заслушаешься.   

«Весь в машинном масле, худющий. Он был настолько измождённым, что даже мяукать не мог. Забрала его домой, отмыла. Накормила, назвала Рыжиком. Но внучка предложила более вкусный вариант и назвала его Персиком. Вышел как-то Персик на улицу осмотреть территорию, на которой ему предстояло жить, а соседские коты на него так накинулись, что он с лёту на дерево вскочил, а обратно слезть не может. Я целую спасательную операцию организовала по возвращению Персика на землю. Прошло время и Персик превратился в большого пушистого красавца и теперь сам гоняет хвостатых старожилов улицы. Они-то постарели, а он - молод и полон сил. И никто его теперь не осмеливается обидеть», - смеется «солнечная» бабушка.

Жизнь у Нины Павловны была тяжелая. Родилась в многодетную семье в 1930 году, в Кулатово. Два брата – младший и старший.

Она вспоминает, как по улице бежал сосед и кричал, что их сейчас будут немцы бомбить. Младшего братишку (1941 года рождения) завернули в красное одеяльце. Семья бросила бежать в огород, снега по пояс. Нина провалилась с братом, да так и стояла, когда начался обстрел. Отец уже был на фронте.

«С войны пришёл с медалью «За отвагу»», - вспоминает Дешкина.

Нина Павловна рассказывает, что после войны нужно было изучать немецкий, в местной школе его преподавала двоюродная сестра Нины Лида.

«Я училась хорошо, и моя учительница из начальной школы хотела, чтобы я продолжила учёбу в городе. Но в деревню, а тогда там было шестьдесят домов, с войны вернулись только двое мужчин - мой отец и брат. Так вот председатель колхоза не отпускал меня, рабочих рук не хватало. Всеми правдами и неправдами я всё же добилась от председателя справки, с которой и уехала в Осташков», - поделилась женщина.

На лошади отец привёз её, завёрнутую в тулуп, с двумя вёдрами картошки на квартиру к бывшей учительнице начальных классов, которая к тому времени жила в городе. Обуви не было, пока на дворе тепло, Нина ходила босиком. Устроилась на работу в механический техникум уборщицей - холодно, голодно, нужно как-то выживать.

Фото: Из архива/ Редакция «СЕЛИГЕР» (Осташков)

А когда открылось вечернее отделение, то пошла учиться. Днём убиралась, а вечером - на занятия.

Жизнь студентки была полна лишений. Печь есть - топить нечем, надеть, обуть нечего, магазинов продовольственных не было, еды никакой не было, да и денег у девушки тоже практически не было. Выручала стипендия.

Первый курс окончила успешно, а на втором зимнюю сессию завалила. Никак не давался мне сапромат. Ничего в нём не понимала. Лишили меня стипендии, а без неё ну никак не прожить было. Бросила учёбу. Захватив из техникума справку, что проучилась там полтора курса, я пошла в школу фабрично-заводского обучения, где как раз набирали рабочих. После войны надо было восстанавливать страну. В школе ФЗО давали бесплатно кашу, чай и выдавали бушлат, шапку, сапоги солдатские», - поясняет Дешкина.

Вскоре Нина устроилась на кожевенный завод. Официально стала работать, когда её ещё и 18 не было. Почти все операции тогда делали вручную, кожу сами таскали, вешали, работа кипела в три смены, процесс должен был идти непрерывно. Некоторые так уставали, что засыпали прямо за работой. Случилось ЧП.

«В один из бесконечных рабочих смен положила я кожу, нажала педаль, опустила вал, а руки не успела вынуть, прижало мне валом обе руки. Хорошо, что вовремя очнулась, остановила машину», - рассказывает пенсионерка.

В то время шло соцсоревнование между цехами. Рабочие рассчитывали получить переходящее знамя. А ЧП на производстве могло поставить крест на знамени и на премии, которую работники планировали получить. Пришла Нина в медпункт, а врач упросила её не фиксировать травму. Она согласилась, цех получил и знамя, и премию. 

Была Дешкина профоргом, готовила концерты в клубе при заводе, пела.

Фото: Из архива/ Редакция «СЕЛИГЕР» (Осташков)

«От тяжёлой работы у меня случилось воспаление сухожилий кистей обеих рук. К тому моменту я уже семнадцать лет отработала в красильном цехе. А тут как раз в цех дали единицу контролёра - и работа полегче, и зарплата побольше. Я попросила, чтобы меня перевели на новую должность. И в это же время решила окончить механический техникум, ведь повышение по службе требовало диплома специалиста. Так вот, спустя семнадцать лет, я вернулась за парту. Днём работала на заводе, вечером бежала в техникум, а ещё пела в хоре и заботилась о сыне», - делится Нина.

Личная жизнь, к сожалению, со временем не заладилась, с мужем развелась, поэтому девять метров кладовой долгое время делила с сынишкой. И лишь спустя годы от кожзавода ей дали небольшую благоустроенную квартирку.

Некоторое время назад Нина Павловна вернулась в Кулатово в дом родителей. В свои девяносто и один год она сама топила печь, сама себя обслуживала, ни о чем не жалела, ни на что не жаловалась.

Казалось бы, какая сказка? Сказка о том, как люди не теряют себя, человеколюбие и любовь к жизни. Может, чему-то стоит у наших бабушек и дедушек поучиться?

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах