aif.ru counter
290

«Очередная глупость». Герой соцтруда – о введении налога на тунеядство

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ в Твери 26/04/2017
Анастасия Шелепова / Из личного архива

 «Вводить налог за тунеядство - очередная глупость чиновников. Им самим пора заняться трудом, а не пустословием!» - говорит Герой Социалистического Труда СССР Анастасия Шелепова. Она отработала 40 лет на тверском комбинате «Искож»: выпускала продукцию, которая славилась на всю страну. В канун 1 Мая, Дня весны и труда, Анастасия Михайловна рассказала корреспонденту «АиФ в Твери», что такое настоящий труд и почему сегодня его не встретишь.

Какой ценой?

Екатерина Евсеева, «АиФ в Твери»: Анастасия Михайловна, не жалеете, что всю себя отдали работе?

Анастасия Шелепова: По-другому я не могла. Моё детство пришлось на военные годы, трудиться начала с восьми лет. Мы тогда жили в Селижаровском районе. Отца сразу забрали на фронт, откуда он уже не вернулся. Нас у матери осталось трое. Как прокормиться? Целыми днями, не разгибая спины, мама работала на колхозном поле. Не отставали и мы. Для дома носили дрова, воду, в огороде пололи грядки. В колхозе копали картошку, убирали лён. Трудились наравне со взрослыми. Зарплату тогда не платили. Работали за трудодни, которые в конце года меняли на зерно и картошку. Чтобы получить один трудодень, мне нужно было убрать четыре сотки льна. Все руки были изрезаны! Помню, как-то поранила ладонь. Решила повременить со льном и пошла в лес за брусникой. Так бригадир за это оштрафовал меня аж на пять трудодней. Сколько лет прошло, а до сих пор обидно! Но труд в те годы был важнее всего. Мы даже в школу шли только с ноября, после уборки колхозного поля.

В Калинин я уехала в 16 лет. Увидела объявление, что «Искож» организует фабрично-заводское ученичество, нужны работники. Девчонкой я была деревенской, здоровой, поэтому меня сразу определили во вредный цех, который только что открылся. Мы выпускали резиновую продукцию, пропитывали клеем ткани, делали клеёнку, работали с искусственной кожей. Свинец, сера, пары бензина, растворители - вся таблица Менделеева была на нашем производстве! Сейчас это аукнулось: ноги отнимаются. А тогда о последствиях для здоровья даже не задумывалась. Работала посменно, по восемь часов на ногах, некогда присесть. Часто просили выйти в выходные. Но мне нравилось работать, я ни о чём не жалею. Да и все тогда так жили. Мы знали слово «надо» и потому всё делали. Скажи нам сварить кашу из топора, сварили бы!

- Героев Соцтруда на всю Тверскую область - единицы. За что вы получили высокое звание?

Анастасия Шелепова: «Уверена, большинство людей хотят работать. Только негде!»
Анастасия Шелепова: «Уверена, большинство людей хотят работать. Только негде!» Фото: АиФ в Твери/ Екатерина Евсеева

- Наше производство - затратное по материалам. Нужно было уметь экономить и заботиться о высоком качестве изделий. В конце 60-х годов руководство поручило сделать пятилетку за четыре года и восемь месяцев и сэкономить сырьё на 140 тысяч рублей. Мы выполнили план за четыре года и два месяца. Сберегли материалов на 200 тысяч рублей, сохранив при этом качество продукции. Помню, на одном из собраний директор сказал: «На ту прибыль, что дала комбинату бригада Шелеповой, мы в Бобачёвской роще профилакторий построили». Знаете, как приятно было осознавать свою пользу для города! Моей бригаде разрешили пользоваться этим профилакторием бесплатно. Встречали нас там как героев, кормили на убой. Начинаешь возмущаться, а повара отвечают: «Работа у вас лошадиная. Ешьте больше!»

Мы и вправду пахали. Только не ради орденов, а ради города и чтобы было на что содержать семью. Я девчонкам в бригаде всегда говорила: «Хотите деньги получать - работайте как следует!» За медали нам не доплачивали, а зарплату надо было ещё заработать. Так что не расслабишься!

Сколько под замком?

- В советские годы калининские предприятия гремели на весь Союз. Сейчас от многих не осталось и следа. Почему?

- В 90-е годы нас поймали в ловушку, подсадив на импорт. Своё вдруг стало не нужно: ни ценности, ни традиции, ни заводы. А ведь сильная страна - та, где производят собственные ткани, технику, лекарства. Сейчас в государстве опомнились, да только разве всё восстановишь? До сих пор не понимаю, как можно было в Твери закрыть «Химволокно»! На предприятии трудились тысячи человек, оно давало сырьё для военной промышленности. Нет же, довели завод до ручки! Стёрли с карты нашу знаменитую «Пролетарку», которая поставляла ткани по всему миру. Швейная фабрика в разы сократила производство. Едва выживает вагонзавод. В советские годы эти предприятия приносили большую прибыль. На эти деньги в городе строили школы, дома, благоустраивали парки.

Да и мой родной «Искож» уже не тот. Когда в Тольятти построили ВАЗ, именно нашему комбинату доверили делать обивку для отечественных машин. Потому что мы были лучшие в стране по изделиям из резины и искусственной кожи! Несколько лет назад предприятие чуть было не закрыли. Оно устояло, но о былой славе даже речи нет.

В войну не было ни быков, ни лошадей, мы вручную сапёрными лопатками возделывали каждый клочок земли

Умудрились развалить и сельское хозяйство. В прошлом году ездила на родину в Селижаровский район. Со слезами смотрела на заросшие поля. В войну не было ни быков, ни лошадей, мы вручную сапёрными лопатками возделывали каждый клочок земли. А сегодня она никому не нужна. Когда страну переводили на рыночную экономику, обещали большие перспективы. В результате получили кризис. Где промахнулись?

Разве мы - тунеядцы?

- Современное поколение обвиняют в нежелании работать. В стране даже хотят ввести закон о тунеядстве. Правильно ли это?

- Такие меры только озлобят народ. Прежде чем обзывать кого-либо тунеядцем, нужно сначала попытаться трудоустроить человека. Уверена, большинство людей хотят работать. Только негде! Нынче строятся одни магазины. А если торговля - не твоё призвание, куда податься? Многие перебиваются случайными заработками. Официально такие граждане не устроены, значит, не платят налоги. По закону они лодыри, а по факту в такие рамки людей загоняет государство. Пусть чиновники сначала сами потрудятся: создадут рабочие места, наведут порядок в городах и посёлках, а уж потом спрашивают с других.

Прежде чем обзывать кого-либо тунеядцем, нужно сначала попытаться трудоустроить человека.

- Сейчас много говорят про условия труда, но в частных, а порой и государственных организациях не приветствуются даже нормальные отпуска и больничные. Насколько важны социальные гарантии для работников?

Анастасия Шелепова: «Скажи нам сварить кашу из топора, сварили бы!»
Анастасия Шелепова: «Скажи нам сварить кашу из топора, сварили бы!» Фото: Из личного архива/ Анастасия Шелепова.

- Они дают ощущение стабильности. В этом плане в наши годы работать было проще. Физически мы трудились ого-го, зато были уверены в завтрашнем дне. Что положено по закону, всегда исполнялось. Совершенно не переживали по поводу жилья. Знали, что пройдёт определённое количество лет, и получим квартиру от предприятия. Нам регулярно давали путёвки в санатории. Мы не боялись потерять работу, не переживали из-за задержек зарплаты. Если кому-то не хватало денег, на заводах существовали кассы взаимопомощи. Оттуда можно было взять необходимую сумму, а потом вернуть. Бывало, брали в магазинах мебель в кредит. Но всегда знали, что рассчитаемся с долгом: процентов нам не начисляли. На одном месте многие зачастую трудились десятилетиями. Сегодня люди живут в постоянном стрессе. Без работы можно остаться в любой момент. А у многих ипотеки, потому что по-другому жильё не купишь. Как платить, если что случится? Вот над чем чиновникам надо реально задуматься!

Кому домашняя работа?

- Сейчас многие мечтают стать домохозяйками и спокойно растить детей. Как вы считаете, женщине лучше работать или посвятить себя семье?

- Если у современных женщин есть возможность остаться дома, почему бы ею не воспользоваться? Мы в своё время о таком и мечтать не могли. Я ещё застала времена, когда декретный отпуск длился 35 дней. В себя от родов ещё не пришла, а уже пора на работу! Никого не волновало, что ребёнку чуть больше месяца и оставить его не с кем.

Мы с мужем нянчили сына по очереди. Когда смены совпадали, просили соседей посидеть. На кормление с работы отпускали на полтора часа, но бегать до дома и обратно было неудобно. Копила эти часы, а потом меняла на целый день, чтобы больше времени провести с малышом. Ясельные группы начали открывать только в конце 60-х. Это стало настоящим спасением.

Хорошо, что сейчас женщины не знают таких проблем. Некоторые могут позволить себе вовсе не работать. Не разленились бы только! Мамам, которые остались дома, хочется пожелать, чтоб занимались детьми как следует. Не компьютерами развлекали, а книжками, подвижными играми и непременно приучали к труду. Это ещё никому не навредило.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах