Примерное время чтения: 9 минут
674

Любовь к книгам. Митрополит Тверской и Кашинский Амвросий – о пользе чтения

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ в Твери 24/10/2023

Через несколько дней откроется межрегиональный книжный фестиваль «Тверской переплёт». Накануне заместитель редактора «АиФ в Твери» Денис Кузнецов взял интервью у митрополита Тверского и Кашинского Амвросия, который известен многим ещё и как писатель. Поговорили о литературе, воспитании молодёжи, школьной программе и любви к книгам.

Другое «я»

Денис Кузнецов, tver.aif.ru:  Ваше Высокопреосвященство, можно ли сказать, что литературное творчество – это ваше «другое я»?

Митрополит Амвросий: В первую очередь это часть моего служения. Своего рода амвон, с которого я говорю о Христе, Боге и смысле жизни с современными людьми, которые до настоящего церковного амвона ещё не дошли, открываю для них красоту духовной жизни. Своими книгами стараюсь преодолеть неверные стереотипы, несправедливо бытующие в жизни нашего общества.

Я люблю писать от руки, хотя небольшие тексты нередко набиваю на экране планшета. Но бумага, ручка или перо – это лучшее, что придумано для тех, кто пишет: есть время подумать, поразмышлять, что-то вычеркнуть, а потом от этого отказаться, если не понравилось. А когда пишешь сразу да ещё и прямо в онлайн, то сказанного потом обратно уже не заберёшь.

– Какая литература нужна Тверской области, России сейчас?

– Вдохновляющая на что-то доброе, такое как подвиг, любовь, дружба. Ещё нужны книги, которые учат различать добро и зло. В пору моего ректорства в духовной академии я неоднократно сталкивался с тем, что некоторые молодые люди, поступавшие на учёбу, реально не знали, что такое хорошо и что такое плохо. И речь не о десяти заповедях Божьих, а о каких-то бытовых вещах: уступать старикам место в транспорте, всегда быть вежливым, не лукавить и т.д. На мой взгляд, это произошло с ними потому, что они вышли из общества, переставшего различать хорошее и плохое, из круга, в котором ни родители, ни школа их этому не научили.

Важно, чтобы современная литература отображала вызовы, с которыми мы все сегодня сталкиваемся, давала правильные ответы, подсказывала пути выхода из кризисов. А ещё помогала бы перестать слишком себя жалеть. Многие юноши и девушки требовательны к другим, а вот к себе не очень. Но всё познается в сравнении. Когда мы читаем о сложной ситуации в жизни другого человека, немножко убавляем звук своих претензий к другим, становимся скромнее и смиреннее.

– Что вдохновляет лично вас на литературное творчество?

– Вдохновение приходит свыше, от Отца небесного, но источники вдохновения бывают разными. Вдохновляют сами книги, конечно же! И публикации в интернете тоже не оставляют равнодушным. Вот так читаешь на сайте эссе о современной жизни, волнуешься и понимаешь, что тебе нужно обратиться к людям со словами сопереживания или поддержки. Ещё бывает, что поговоришь с кем-то и от него зарядишься. Или проводишь с помощниками «мозговой штурм» – и рождается новая идея.

Недавно в кашинской колонии я читал заключённым письмо священномученика Григория Шлиссельбургского. В этом городе он жил и работал последние годы жизни, перед тем как был репрессирован и расстрелян ни за что. В контексте этого опыта, читая впоследствии труды священномученика Фаддея, я решил, что к некоторым праздникам буду зачитывать на камеру и распространять в интернете его Слово среди тех, кто книг не читает, но смотрит видео. Чтобы оно продолжало жить дальше.

Фото: Тверская епархия

Детективы? Не воодушевляют

– Какие книги читаете сами, если есть свободное время?

– Из современных российских писателей очень люблю Евгения Водолазкина. Я познакомился с ним лично, мы подружились. В декабре 2022 года он приезжал в Тверь, в Горьковскую библиотеку, где встречался с читателями.

Из зарубежных мне нравятся произведения Умберто Эко, Виктора Гюго. Недавно перечитывал «Триумфальную арку» Эриха Марии Ремарка. Ещё прочитал книгу Дэниэла Киза «Таинственная история Билли Миллигана». Это реальная история американца, в своё время сотворившего много зла, но оправданного судом по причине невменяемости этого человека. В нём жили одновременно 24 личности, которые поочерёдно выходили на передний план, и ни одна личность не помнила, что делала другая. Сюжет заинтересовал меня с психологической точки зрения.

Мой образ жизни уже практически не предполагает детективов, фантастики, лёгкой литературы, хотя и такое бывает, да (смеётся). Священнослужители призваны постоянно работать над собой, но учить чему-то хорошему других намного проще, чем самому следовать этому в жизни. Чтобы следовать, нужно воодушевляться, а детективы меня уже не воодушевляют.

– Тогда какие книги воодушевляют?

– Богословские. Люблю Иоанна Златоуста, Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника. В целом мне нравятся произведения, которые отвечают, прежде всего, духовным моим исканиям. В этом отношении я бы назвал католического автора – монаха-мистика Томаса Мертона, который пришёл к вере очень непростым путём. Его книга «Новые семена созерцания» невероятно глубока, хотя не всё в ней возможно принять.

Но в большей степени, чем книги, меня воодушевляют люди. Беседую с прихожанами, писателями, друзьями, они что-то рекомендуют, а я покупаю потом в интернет-магазинах. Когда бываю в Санкт-Петербурге, всегда провожу в книжных магазинах по нескольку часов и возвращаюсь оттуда с произведениями, которые заинтересовали.

– Собираете ли личную библиотеку?

– Сегодня нет. У меня был опыт: собрал большую библиотеку и увез её в Кузбасс, где начиналось моё архиерейское служение. Когда через полтора года пришлось возвращаться в Москву, я понял, что увезти её обратно не смогу: книг слишком много. Ведь я думал, что уехал в Кузбасс на всю жизнь, а вышло иначе. Библиотеку раздал по приходам, в училище, священникам, и с тех пор так поступаю всегда.

– А публицистику уважаете?

– Мне кажется, сегодня она почти потеряла свою силу и соль.

Под одеялом с фонариком

– На ваш взгляд, каких писателей и поэтов следовало бы включить в школьную программу помимо тех, кто уже туда включён?

– Я бы добавил книгу Дмитрия Лихачёва «Письма о добром и прекрасном». Она написана умно и убедительно, хоть и создавалась в другое время. В каком-то смысле она могла бы стать настольной для старшеклассников: её можно читать с любой страницы. А если взять эту книгу за основу этики поведения в современном обществе, то она непременно принесла бы свои добрые плоды.

Полгода назад я познакомился с писательницей Екатериной Каликинской – автором сборника «Сохранившие любовь: рассказы о новомучениках Церкви Русской». Это очень трогательные повествования для школьников. Мне думается, что такие книги должны присутствовать в школьной программе.

– В школе вы читали книги из списка литературы, рекомендованной учителем?

– Признаюсь: книги из этого списка читал в большей степени «по обязательству» и, конечно, прочитывал не всё (смеётся). Помню, как учил стихи сверх программы, неплохо декламируя их на классных часах. Но сам тянулся к другой литературе. Зимними вечерами бабушка рассказывала мне, 11-летнему школьнику, об Адаме и Еве, Самсоне, Моисее, пересказывала библейские истории и притчи – они мне очень нравились. В те времена Библию в нашей стране почти не издавали, но у бабушки был раритет, доставшийся ей от её тёти – монахини. Некоторые отрывки из Библии она просила меня читать вслух. Ещё помню, как однажды мне на время дали почитать житийную декабрьскую минею святителя Дмитрия Ростовского. Я читал её несколько дней до поздней ночи, иногда под одеялом с фонариком. А потом пытался вести себя так же, как герои книги.

В книжных магазинах я тогда искал всё, что связано с темой Бога и Церкви, но такой литературы тогда не было, и обо всём перечисленном я узнавал даже из «Словаря атеиста». И надо сказать, этот словарь дал верующему ребёнку неплохие знания.

– Среди читателей «АиФ в Твери» немало книголюбов. Что пожелаете им?

– Пожелаю заражать своей любовью к книгам молодое поколение. Чтобы не носили эту любовь в себе, а дарили её миру. Раздавали радость. Я замечаю, что молодёжь стремится читать, но ей нужно не скучное, не менторское побуждение.

Блиц-опрос

– Любимая книга, написанная священником: «Трезвенная жизнь и аскетические правила» схиархимандрита Эмилиана (Вафидиса). Это практически настольная моя книга.

– Любимая книга светского российского или советского писателя: «Лавр» Евгения Водолазкина. На мой взгляд, он – Достоевский XXI века.

– Любимая книга светского зарубежного писателя: «Отверженные» Виктора Гюго.

– Любимая детская книга: «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери.

– Книга, повлиявшая на становление личности, на характер, на выбор жизненного пути: «Декабрьское житие» Дмитрия Ростовского.

Досье

Митрополит Амвросий (в миру Виталий Анатольевич Ермаков).

Родился 15 июня 1970 года в селе Лужки Железногорского района Курской области. Выпускник Московской духовной академии и Академии госслужбы при Президенте РФ. Кандидат богословия. Пострижен в монашество 7 апреля 1994 года. Экс-ректор Санкт-Петербургских духовных школ, Московской духовной академии и Сретенской духовной семинарии. Возродил хор Сретенского монастыря, молчавший около 70 лет, был его регентом. Награждён орденом Дружбы.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах