Примерное время чтения: 7 минут
2661

Кто поможет бездомным? Без крова остаются даже директора в Тверской области

1–2. АиФ в Твери 11/01/2022
Станислав Ломакин / АиФ

В СССР их презрительно называли бомжами, а сейчас называют так, как принято во всём мире: бездомными людьми. Тяжелее всего им приходится в зимнюю стужу. «АиФ в Твери» выяснял, кто эти люди и почему они оказались без крыши над головой?

Ледяной дом

В декабре жители Старицы обратили внимание на приезжего мужчину средних лет. Он кочевал из подъезда в подъезд, ночуя под чужими дверьми. Тело в язвах, одежда изношенная, давно не мылся и не стригся. На вопросы отвечал, что приехал из другого региона, документов и прописки у него нет. Задержать его полиция не может, так как он тихий и ничего не нарушает. В ситуацию вмешалась даже глава Старицы Светлана Калиткина, предложившая бездомному работу, но тот отказался. И теперь власти не знают, что с ним делать, поскольку в Старице нет ни гостиницы для бездомных, ни других учреждений общественного призрения, а бросать человека в беде нельзя.

А в гостиницу для бездомных в Твери пешком из Москвы пришел бездомный директор IT-предприятия. Ноги стерты в кровь, на пятках мозоли. Рассказал волонтёрам гостинцы, что в один из дней вышел из метро, да так и пошёл в Тверь. Двигался по трассе, ночевал в лесополосе, умывался на автозаправках и кемпингах. Последние остававшиеся у него деньги ушли на штраф, выписанный ему за то, что передвигался по дороге без опознавательных знаков. Он программист, занимается разработкой ПО. Хотел «продвинуть» свой продукт, заложил квартиру, взял бизнес-кредит, но что-то пошло не так, и его буквально «раздели» за долги. Прожил он в тверской ночлежке недолго: хотел побыстрее вернуться в нормальную жизнь. Его пристроили в фермерское хозяйство, где он и поныне работает и всё ещё надеется вернуться на рынок ПО.

Ещё один бездомный живёт за магазином «Декатлон» в Твери. Летом он ночует в палатках, выставляемых магазином на улице в рекламных целях, а прошлой зимой построил себе настоящий ледяной дом. Да-да, дом из ледяных блоков. Где работает и работает ли в принципе, чем питается - неизвестно. Рядом с его «жилищем» крупнейшие торговые центры Твери, там есть кафе и рестораны - возможно, работники подкармливают бедолагу.

Впрочем, с едой сейчас непросто. Ещё год-другой назад возле мусорных контейнеров у магазинов по утрам выстраивались очереди из бездомных и пенсионеров: грузчики выносили и выбрасывали некондицию и просроченный товар – все это разбиралось до последнего яблока. Сейчас очередей к контейнерам нет: продукты почти никто не выбрасывает.

Временное пристанище

Таких историй – десятки всего лишь за последние несколько лет. В Твери (да и во всей Тверской области) есть только два места, где бездомным могут дать временное пристанище. Это частная гостиница для бездомных, в которой можно ночевать сколько потребуется, дважды в сутки получая бесплатный стол, и госучреждение «Дом милосердия», где можно жить от 2 до 6 месяцев, ежедневно получая 4-разовое питание. Но и там и там число коек ограничено.

«В среднем к нам обращается около 100 бездомных в год. Социальная помощь предоставляется при условии личного обращения. Трудоспособных граждан размещаем в отделении «Социальная гостиница» (срок проживания – до двух месяцев), пенсионеров и инвалидов селим в отделении «Стационар» (срок проживания – до шести месяцев)», – рассказал «АиФ в Твери» директор Дома милосердия Василий Платов.

По данным с сайта этого учреждения, в обоих отделениях по 20 койко-мест. 27 декабря 2021 года свободных мест в стационаре не было; в гостинице таковых имелось всего четыре: одно женское и три мужских.

А в частной гостинице для бездомных, которую создала общественная организация «Гостиница для бездомных во Имя Святого Праведного Иоанна Кронштадтского», всего 28 коек, и все места сейчас заняты: на улице холода, и бездомные тянутся туда, чтобы хоть согреться, поесть, помыться и перебинтовать раны и язвы (но врача здесь нет). Прийти может любой человек без документов, условие одно: быть трезвым. Подвыпивших, пьяных, буйных выдворяют сразу.

«Поток увеличивается зимой, летом он снижается. В основном сюда приходят люди среднего возраста, мужчин больше. Сейчас, например, ночуют только две женщины. Когда мы начинали, было 1-2 человека в сутки, а сейчас уже 30. В связи с эпидемией мы заполняем гостиницу только наполовину, а чтобы выполнить противоковидные нормы, переоборудовали под спальни сушилку и бухгалтерию», – рассказал зампредседателя организации «Гостиница для бездомных» Василий Почтарёв.

По словам Василия Александровича, выброшенными на улицу, как правило, оказываются люди, которые не могут за себя постоять: воспитанники интернатов, пожилые граждане, асоциальные люди. «Была у нас женщина из Москвы, которую мать с сестрой перестали пускать на порог из-за того, что она постоянно выпивала. Сперва она попала в какую-то секту, сбежала оттуда, а затем пришла к нам. Некоторые бездомные пострадали от чёрных риелторов, а некоторые сами не хотят жить с родственниками», – сказал он. На вопрос, достаточно ли делает государство для социальной реабилитации бездомных, ответил так: «Если бы было достаточно, мы были бы не нужны и закрылись бы».

Фото: Из личного архива

Жизнь на остановке

К сожалению, это так. Для человека без документов, а тем более бездомного без документов, «закрыты» почти все дороги. Практически ни один юридически значимый вопрос решить нельзя. Например, будут колоссальные проблемы с получением медпомощи. В региональном минздраве нам сообщили, что, если есть угроза жизни, помощь обязаны оказать в любой медорганизации, но плановую медпомощь они получить не смогут. И государственных больниц для бездомных в Тверской области (да и не только в ней) нет. Если бездомный человек умирает на улице, то тело попадает в бюро судмедэкспертизы, а если в больнице, то им занимаются врачи морга. Хоронят бездомного за счет бюджета.

Однако даже в такой – казалось бы, безвыходной – ситуации случаются счастливые финалы. В марте 2021 года вернулся домой тверичанин Василий Клюев, пропавший 16 лет назад. Длительное время он жил в московском психоневрологическом интернате под именем «Иван Иванович Ханкин». 16 лет назад он заблудился, отправившись из городской квартиры в деревню, где жил раньше со своими родителями. Полиция случайно выявила сходство его данных с заявленным в розыск Василием Клюевым, не найденным и признанным умершим – родственники искали его даже через программу «Жди меня», но безуспешно.

А в ноябре 2020 года всю Тверскую область облетела новость о замерзающем на остановке в Конаково бездомном и непьющем отце троих детей Александре Жуке. По профессии он судовой механик, и однажды жена поставила ему условие: либо море, либо она. Супруги развелись, но продолжали жить в одной квартире до тех пор, пока сюда не приехала бывшая теща, после чего Александр оставил квартиру и ушёл на улицу, а затем устроился охранником в садоводческое товарищество, прожив там несколько лет. За это время экс-супруга зарегистрировала его в одном из посёлков Ленинградской области, но прописаться не получилось, так как у Александра украли документы. На остановке в Конаково он прожил 5 месяцев, а затем две сердобольные женщины сняли для него до весны комнату в общежитии и оплатили расходы на восстановление паспорта. Затем Александр получил временное удостоверение личности и решил вопрос с пенсией, а кроме того, предложили работу и жильё на швейном производстве в Твери.

Кстати

С 1 декабря 2021 года храм «Неупиваемая Чаша» в тверском микрорайоне «Южный» организовал ежедневные горячие обеды для нуждающихся. Раньше здесь бесплатно кормили нуждающихся два раза в неделю – по средам и четвергам.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах