aif.ru counter
10.10.2019 11:30
16089

«Катастрофа с кадрами дошла до предела». Главврач Тверской ОКБ - о медицине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. Аргументы и Факты в Твери 09/10/2019
StockSnap / pixabay.com

«Мы до сих пор исправляем ошибки 90-х. Убив лучшую систему здравоохранения в мире, новую до конца ещё не построили», – говорит главный врач Тверской областной клинической больницы Сергей Козлов. Сегодня в больницах делают ремонт, закупают оборудование, но болевых точек по-прежнему много. Сергей Евгеньевич рассказал о кадровом голоде, оздоровлении села и о том, почему медицина у нас не бесплатная.

Катастрофа кадров

Екатерина Евсеева, «АиФ Тверь»: Какой диагноз вы поставите тверской медицине?

Сергей Козлов: Острый дефицит кадров. Раньше после окончания вуза медики ехали работать на село по распределению. А теперь кого загонишь в маленькую деревенскую больницу? Катастрофа с кадрами дошла до предела. Сегодня государство закупает современное оборудование. В некоторых сельских больницах стоят дорогущие аппараты, есть реанимобили, а работать на них некому. Опытные врачи уходят из районных поликлиник, молодые туда не спешат. Между тем здравоохранение и образование – отрасли, которые держат село. Не будет их, не останется и людей. Чтобы сохранить глубинку, нужно воскрешать первичное звено здравоохранения. Да, крупные больницы при поддержке государства за последние годы шагнули вперёд. Но вот живёт человек за 200 км от Твери – и лишний раз в областную больницу, где можно получить высокотехнологичную помощь, не поедет. А на местах специалистов нет. Зачастую пациенты к нам попадают, когда уже слишком поздно. Поэтому столько запущенных случаев.

Фото: АиФ

Досье
Сергей КОЗЛОВ. Родился в 1963 г. Окончил Калининский государственный медицинский институт по специальности «Лечебное дело», затем Санкт-­Петербургский государственный инженерно-­экономический университет по специальности «Экономика и управление на предприятии здравоохранения». Хирург высшей категории, доцент кафедры пост-дипломного образования.
Офисы врачей общей практики не спасают. Во-первых, их всё ещё недостаточно. Во-вторых, сложилась парадоксальная ситуация. В деревнях есть врачи общей практики, а в райцентрах при этом нет участковой службы. Потому что случился перекос в зарплате. Первым ввели неплохие по сельским меркам зарплаты, вторым оставили крошечные надбавки. В итоге многие хирурги, акушеры, гинекологи и даже главные врачи бросили свои места и побежали работать в офисы общей практики.

– Многие люди боятся лечиться в районах, им страшно. Как повысить качество медицины?

– Почему страшно? Там работают хорошие врачи, просто их мало. В Тверской области есть райцентры до 20 тысяч населения – и один-два терапевта на всех. В норме врач должен обслуживать 2000 человек на участке, а на него ложится нагрузка в несколько раз больше. У него не хватает времени. А узких специалистов во многих райцентрах просто нет. Мы сейчас организовали мобильные группы врачей от областной больницы, которые выезжают по графику в районы.

Где права пациентов?

– Как вернуть врачей на село?

– Только распределением. Если человек учится за свой счёт, пусть сам выбирает место работы. Но если получает образование за счёт государства – обязан отдать ему долг. Как идут в армию защищать страну, так и здесь должны отправляться на стражу здоровья населения. Когда говорят про права студентов, отучившихся на бюджете, хочется спросить: а где права пациентов из районов? Почему их можно оставить без медицинской помощи? Раньше почти все после окончания вуза ехали в районы. У многих там за пять лет появлялись семьи, и они оставались. Я после учёбы попал в Торжокскую центральную районную больницу. Работа в глубинке – серьёзная школа. Там быстрее станешь самостоятельным доктором. Те, кто остаётся в городе, долго трудятся в больнице на подхвате. А в Торжке, помню, я уже через год делал серьёзные операции.

– Почему тогда там не остались? Не устроила инфраструктура?

– Её действительно особо не было: ни кино, ни кафе, ни комфорта. Вечером жизнь замирала. Но мы выполняли свой долг. На самом деле я не собирался уезжать из Торжка, мне там нравилось. Но так сложилось, что меня позвали в Тверь, в горбольницу № 6. К тому же в областном центре у меня была квартира, а в Торжке приходилось снимать. Это сейчас главы районов оплачивают медикам наём жилья, а тогда всё было за свой счёт. Думаю, если бы мне дали квартиру в райцентре, я б там остался.

– В медицинских университетах огромные конкурсы на бюджет. Получается, за счёт государства готовят специалистов для платных клиник?

– Частная клиника сразу не возьмёт выпускника, поэтому он пойдёт набираться опыта в городские больницы. Сегодня есть целевая форма обучения, когда будущие медики учатся по контракту от какой-либо районной больницы, а потом должны туда вернуться. Но договоры долгое время составлялись так, что молодые специалисты находили лазейки и не ехали на село. Сейчас следить за этим стали строже. Другое дело, что сегодня и Тверь для студента уже провинция. Всех поглощает Москва.

Плата за здоровье

– Больная тема – платная медицина. У нас столько государственных клиник, но люди зачастую лечатся в частных. Там комфортнее, нет очередей, хоть и дорого.

– Бесплатной медицины нет в принципе. Даже если для гражданина лечение ничего не стоит, за него платит государство через страховые компании. Негосударственные клиники оттягивают пациентов за счёт комфорта, но качество помощи там не всегда лучше. И, согласитесь, много вопросов, почему лечение обходится так дорого. Там, где оплачивается каждая услуга, есть риск, что вам назначат дополнительные, в том числе и ненужные, обследования. Конечно, есть клиники, которые дорожат репутацией и следят за качеством оказания помощи. Однако частная медицина сродни рынку. Если туда идёте, должны понимать: вас могут и обмануть.

– Увы, иногда медицина превращается в бизнес и в государственных поликлиниках, когда доктор советует пациенту купить лекарство в определённой аптеке или сделать платные анализы в частном центре…

– К сожалению, такая проблема есть. В частных клиниках зачастую работают врачи из государственных. Это признак коррупции, когда доктор из гос-учреждения создаёт искусственные очереди на те или иные процедуры и направляет пациента в частный центр, чтобы получить с этого процент. Стыдно, если врач выписывает не то, что подойдёт пациенту, а то, что дороже, потому что «прикормлен» какой-либо фирмой. Борьба с этим идёт, хотя, может, не всегда успешно. Если вы видите, что вас обманули или ущемили в правах,  обращайтесь к вашим страховым агентам. И не надо стесняться: больница, оказав вам помощь, выставляет страховой компании счёт. А ей за вас отчисляет работодатель или государство. Так что требуйте соблюдения своих прав. Многие вопросы можно решить, нужна только обратная связь.

– Зачастую россияне за реабилитацией или лечением едут в Германию, Израиль. А мы на что?

– У нас хорошо поставлена реабилитация после инсультов, инфарктов. Но всё же такие возможности есть не везде, многие санатории в своё время отдали в частные руки. Мы до сих пор разгребаем проблемы, которые возникли в 90-х. Надо честно сказать, что мы грохнули бюджетную медицину, а страховую до конца ещё не достроили. Советская система здравоохранения была лучшей в мире. Она дорого обходилась государству, но была эффективной для населения. Не многие страны тогда могли обеспечить своим гражданам возможность получить бесплатную качественную медицинскую помощь. Быть может, нам не хватало оборудования: в то время больше думали о ракетах. Но сегодня не нужно изобретать велосипед и перенимать чужие модели здравоохранения. Всё лучшее у нас уже было.

Неотложный вопрос

– Вы видели фильм «Аритмия», который обнажил проблему скорой помощи и бюрократии в медицине? Речь там идёт об оптимизации и регламенте приёма пациента в 20 минут – неважно, ангина у него или инфаркт. По-медицински это, наверное, правильно. А по-человечески?

– Сейчас в стране идёт серьёзная реформа скорой помощи. Эта служба отдувается за дефицит кадров в первичном звене. «Скорые» должны заниматься экстренной помощью, но им отдали и неотложную. В 70-е годы в Твери на линию выходило 40 машин, сейчас 30. Многие специалисты уехали в Москву.

Что касается регламента, он появился на основе мониторинга, сколько времени в среднем уходит на приём пациента. Однако в больницах работают не роботы. Если пациент тяжёлый, с ним будут разбираться сколько нужно, созовут консилиум. Никто не оштрафует врача, если он выбился из регламента. Это сказки. Да, есть такие врачи, что как ложка дёгтя в бочке мёда, но основная армия докторов – достойные профессионалы, которые работают от души, а не за деньги. Потому что много денег в больнице не заработаешь.

Факт
С начала 2019 года в Тверской области вертолёты сан-авиации совершили 152 вылета, эвакуировали 179 пациентов, в том числе 22 ребёнка.

– Журналист и блогер Юрий Дудь на вручении премии «Человек года» призвал общество не замалчивать проблемы. Можно ли молчать о них в медицине?

– А как молчать? Это отрасль, где и так всё видно.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество