aif.ru counter
200

Каким был парад Победы в 1945-м. Участник из Твери об историческом событии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ Тверь 23/06/2020
Николай Карпов на параде Победы 1945 года.
Николай Карпов на параде Победы 1945 года. © / Николай Карпов / Из личного архива

75 лет назад, 24 июня 1945 года, на Красной площади в Москве состоялось историческое событие – парад Победы. Среди участников был минёр-разведчик Николай Карпов.

Про минёров говорят, что они ошибаются только один раз. За те семь месяцев, что юноша Карпов провёл на фронте, он обезвредил сотни мин. Ни одна из них не стала роковой, хотя порой смерть дышала в спину.

Брали лучших

Екатерина Евсеева, «АиФ Тверь»: Николай Александрович, как проходил парад Победы в 1945 году?

Николай Карпов: Ещё в мае Сталин распорядился провести военный парад с участием представителей всех фронтов и всех родов войск. Поскольку к такому событию нужно было подготовиться, сшить обмундирование фронтовикам, парад назначили на 24 июня. От Центральной военно-технической школы дрессировщиков Красной армии отобрали 300 минёров, в том числе и меня. К участникам предъявляли строгие требования: брали самых достойных, тех, кто отличился в боях и кто ростом не менее 1,75 м. Идти торжественным маршем по Красной площади мы должны были со служебными собаками. Готовились целый месяц в подмосковном Новогиреево. И вот настал этот день. Утро 24 июня выдалось дождливым, но это нисколько не испортило праздник. Парад Победы принимал маршал Советского Союза Жуков: ровно в 10:00 он выехал на Красную площадь на белом коне. В сопровождении командующего парадом маршала Советского Союза Рокоссовского он объезжал войска. Подъехал и к нам, поздравил с победой. Мы ему ответили раскатистым «Ура-а-а!». На трибуне мавзолея я хорошо видел Верховного главнокомандующего Сталина. Помню, когда мимо проходил наш батальон, диктор Левитан произнёс: «Вот идут бесстрашные минёры!»

Фото: Из личного архива/ Николай Карпов

Досье
Николай Карпов родился в 1926 г. в Горьковской (Нижегородской) области. После войны служил в инженерно-строительных частях Советской армии, потом занимал руководящие должности в строительных объединениях. Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалью Жукова, «За отвагу» и др. Имеет знаки отличия «Отличный минёр» и «За заслуги перед городом».

– Что чувствовали в тот момент?

– Переполняла гордость: победили! Я уверенно держал строй и понимал, что враг получил сполна. За моего отца и двух его братьев – в начале войны они пропали без вести, за все невзгоды, обрушившиеся на каждую семью и на нашу страну. Тот парад Победы до сих пор остаётся для меня самым памятным событием в жизни. Потом пришло глубокое понимание и его исторической значимости.

– В этом году вас приглашали на парад Победы?

– Конечно! Но мой возраст и здоровье уже не позволяют принимать такие приглашения. С нетерпением жду репортаж с Красной площади. Душой я там!

На минном поле

– Вы оказались на фронте совсем юным – в 17 лет, попав в ряды минёров... Ошибаться нельзя!

– В конце 1943 года меня призвали в армию. Зачислили в военно-техническую школу дрессировщиков. В ней по ускоренному курсу обучали минному делу. Строевая подготовка, военная дисциплина, порядок... Нас учили, как выжить самим и не погубить товарищей. Готовили и четвероногих помощников. Учили их находить всё, что имело запах взрывчатки. У меня была очень умная немецкая овчарка Норка. Через четыре месяца, в мае 1944 года, нас отправили на фронт южнее города Остров. Я попал в 608-й стрелковый полк 146-й стрелковой дивизии 3-го Прибалтийского фронта. Ходил за «языком», как минёр-разведчик получил свою первую награду – медаль «За отвагу».

При подготовке наступления требовалось делать для наших войск проходы на минных полях. Работу осложняли условия: кругом болота да кусты. Мы двигались медленно, шаг за шагом, прощупывая каждый сантиметр. Помню, как-то раздался оглушительный взрыв, полетели осколки разорвавшейся мины. Командиру нашего отделения перебило ноги. Забыв об осторожности, перескакивая через кусты, бросился к нему на помощь. Перевязал его, огляделся и вижу: кругом мины-растяжки. Одну из них не заметил командир. Как сам не напоролся на них, когда бежал, до сих пор понять не могу. Остров, старинный русский город, мы взяли штурмом. Этот успех во многом предопределил исход Прибалтийской стратегической операции. Потом освобождал эстонский город Тарту, Ригу и многие населённые пункты, названия которых позабылись. Всего за семь фронтовых месяцев мне пришлось обезвредить 2442 мины и фугаса.

– Как боролись со страхом?

– Чувство страха присуще человеку, главное – его обуздать. В школе офицеры-преподаватели учили нас «уметь зажимать нервы». Всякое случалось. Немцы ставили мины-ловушки: потянешь одну, а она соединена с другой – тут же взрыв. Помню, приказали мне сделать проход для нашей техники в большом противотанковом поле. Поняв, что таких мин там нет, стал работать шустрее, за что и поплатился. С положением дел на этом участке фронта прибыл ознакомиться его командующий, генерал Масленников. Увидев четыре большие кучи обезвреженных мною мин, он приказал позвать минёра. Спрашивает: «Сколько мин снял?» Я достал листок бумаги с пометками и доложил: «417 мин». Оказалось, это пять норм. Масленников внимательно посмотрел на меня и сказал: «За это тебя надо представить к ордену Красной Звезды. А вот за то, что нарушил технику безопасности, следует наказать. Позови собаку». После этого командующий фронтом погладил Норку, обнял меня и по-отечески сказал: «Сынок, береги себя!» Как такового наказания не последовало, а получилось вот что. В составе группы разведчиков мы пошли за «языком». Задание выполнили успешно. Всех наградили орденами Славы, кроме меня. Вспомнили, что командующий фронтом сделал мне замечание. Но не в наградах дело, а в том, какой вклад ты внёс в победу.

– Собака для минёра – не просто друг. Помните своего четвероногого напарника?

– В войну они были настоящими боевыми товарищами: вывозили раненых, доставляли боевые донесения и т.д. Но наибольшую помощь оказывали собаки минно-розыскной службы. Собачье чутьё помогло обнаружить более 4 млн минно-взрывных устройств. Сколько это спасло солдатских жизней, одному Богу известно. Собаки делали всё без звука, по жесту, показанному инструктором. Мы были как одно целое. Норка понимала сразу. Покажешь рукой «искать» – идёт. Нашла – молча села. Причём собака-минёр садится таким образом, что нос направлен в сторону мины. Потом аккуратно иду я, прощупываю каждый сантиметр земли. Свою Норку я всегда вспоминаю добрым словом. Сколько мы с ней мин обезвредили! В конце 1944 года меня отправили продолжать обучение, Норку оставили в полку: опытная собака была нужнее на фронте.

На параде Победы я маршировал с другой немецкой овчаркой – Альфой. Мы с ней тоже хорошо работали, получали благодарности, но уже в мирное время. А как тяжело с ней расставались! Меня забирали под Солнечногорск. Я передал Альфу сослуживцу, а сам отправился на поезд. Помню, состав уже готовится к отправке, проводница вот-вот даст сигнал, как вдруг чувствую лапы на плечах. Смотрю – Альфа! Представляете, она вырвалась, нашла по следу вагон. Я прошу проводницу подождать, надо же собаку отдать. Тут как раз подбегает тот, кому я Альфу передавал. Альфа села и завыла…

Осталось только двое

– Что сегодня важно помнить о войне и передать потомкам?

– Правду! Наша страна одолела сильного и коварного врага, а победу ковали все – от мала до велика, на фронте и в тылу. Много людей потеряли, но спасли страну. Это никогда не должно забываться и искажаться. Парады Победы есть и будут памятью о воинской доблести нашего поколения фронтовиков, демонстрацией достоинства нашего государства. В конце прошлого века участники исторических парадов 1941 и 1945 годов, жившие в Твери, объединились в Ассоциацию, чтобы хранить священную память, передавать её потомкам. Нас было 87, а осталось двое... Время неумолимо…

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах