aif.ru counter
10532

«Герои» 90-х. Чьи могилы на Дмитрово-Черкассах в Твери напоминают мавзолеи?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ в Твери 24/01/2018

Мужчины в дорогих костюмах, золотые цепи и их обладатели на фоне иномарок... Отголоски лихих 90-х буквально «встают» из могил. Так выглядят памятники «именитым» цыганам, «героям» того времени. Они приковывают взгляд любого, кто бывал на Дмитрово-Черкасском кладбище. Кто эти люди и за что им такие «почести», выяснил корреспондент «АиФ в Твери».

Пристанище кочевников

При входе на погост сразу обращаешь внимание на захоронение, напоминающее мавзолей. Если пройти чуть дальше вдоль забора, можно увидеть несколько похожих, богато украшенных могил. В них покоятся члены цыганского клана Оглы, одного из крупнейших в стране. В 90-е он был головной болью правоохранителей. Клан известен своим участием в нарковойнах. Могилы его представителей есть почти в каждом российском городе. Выполнены они в едином стиле. Некоторые элементы надгробий - из золота.

Фото: АиФ/ Дмитрий Лисицын
Фото: АиФ/ Дмитрий Лисицын

Мужчина, чей памятник стоит при входе на кладбище, - цыганский барон. Он лежит в настоящей сокровищнице. По обычаям клана, на похоронах женщины снимали с себя золотые украшения и бросали в яму, чтобы хозяин не знал нужды на том свете. Затем склеп накрывали плитой и заливали бетоном. У других цыган таких мавзолеев нет, их надгробия отличаются в зависимости от ранга. Тот, кто важнее, - сидит, рангом ниже - стоит.

Фото: АиФ/ Дмитрий Лисицын

На том же кладбище находятся могилы других зажиточных цыган - венгерских. Это не менее известный клан Чокан. Их табор четверть века назад скупил частные дома в Залинейной части Пролетарского района, чтобы развернуть там свой грязный бизнес. Оглы и Чокан - пионеры оптовой наркоторговли в областном центре. Очень скоро проблема достигла небывалого размаха не только в Твери, но и в регионе. Столицей наркозависимых Центральной России тогда называли Кимры. Через город шёл основной поток героина в Москву.

Фото: АиФ/ Дмитрий Лисицын

Представители этих кланов остались и сейчас, но бизнес их обмельчал. В основном занимаются попрошайничеством, сбытом краденого, сбором металла. Героиновые воротила умерли. Сегодня в областном центре остались в основном молдавские цыгане. Часть живёт в Отрадном, часть - на Пролетарке, большая группа обосновалась на Соминке. Раньше они торговали золотом на улице Трёхсвятской и бульваре Радищева. Там находился единственный в городе ювелирный магазин, который принимал драгоценный металл. Ромалы вокруг него и вились. Но магазин закрылся, и цыган разбросало по окраинам, где они торгуют в основном телефонами. Занимаются этим многодетные женщины: их трудно привлечь к ответственности. Бизнес рассчитан на гастарбайтеров, потому что местные давно просекли обман: порядка 70% телефонов - краденые.

Фото: АиФ/ Дмитрий Лисицын

Бандитские будни

В Твери в 90-е годы начали появляться стихийные рынки - рассадники рэкетиров и уголовщины. Случались совершенно жуткие вещи. Именно тогда расследовали дело о торговле человечиной. Это было на Волоколамском проспекте. Двое мужчин убили третьего, расчленили и выложили на продажу. Когда возбудили уголовное дело, очень трудно было собрать доказательную базу: люди не хотели признаваться, что ели человеческое мясо.

Между тем многие за прилавок становились не от хорошей жизни. Предприятия простаивали, денег не было. Кому-то зарплату выдавали продукцией, а кто-то не получал ничего вообще. В то время как народ голодал, бандиты развлекались. В городе открывались новые клубы и рестораны. Первое такое заведение появилось в кинотеатре «Мир» в «Южном». Но после перестрелки его прикрыли. Затем открылся ресторан в здании Речного вокзала: тоже выстрелы и закрытие.

Достать «ствол» в Твери не составляло труда: пистолет Макарова на рынке стоил 200 долларов.

Там, где есть оружие, будет и стрельба. На перестроечные годы выдались Чеченские военные события. Беженцы с  Северного Кавказа оседали в разных регионах - многие жили без прописки и регистрации, приезжали, уезжали... В Тверской области была одна из самых больших чеченских диаспор. Среди её представителей не все люди были добропорядочными. Криминальные элементы специализировались в основном на угонах машин и торговле оружием: тем самым, что использовали боевики в Чечне. Достать «ствол» в Твери не составляло труда: пистолет Макарова на рынке стоил 200 долларов.

Затёртые мундиры

Победить преступность было очень сложно, потому что и для людей в погонах наступили тяжкие времена. Финансирование МВД сократили, патрульные машины простаивали без бензина. Милиционерам отменили льготы на проезд в общественном транспорте: до места происшествия добирайся, как хочешь. А ведь задержанного нужно ещё привезти в участок! На целый район в Твери - один участковый, который обрабатывал полсотни заявлений в день. Для сравнения: сегодняшние нормативы - на одного участкового 3000 населения и пять-десять заявлений. При этом месяцами задерживали зарплату. Чтобы прокормить семью, сотрудникам милиции приходилось искать по вечерам «халтуру». Кто-то подрабатывал грузчиком, кто-то охранником. Были и те, кто сам уходил в криминал. А там уже никаких правил, сплошной беспредел. Одни законно или незаконно делали деньги, другие их грабили. Третьи крышевали и первых, и вторых.

«В Конаковском районе был сотрудник ГАИ Вадим Рыбкин. В 90-е он уволился из органов и возглавил группировку в Завидово, - говорит заведующий музеем истории тверских правоохранительных органов Владимир Потапчик. - Я тогда работал во вневедомственной охране Завидовского отделения милиции. Преступная группировка Рыбкина почти полностью состояла из бывших сотрудников милиции. Она занималась «наездами» на директоров предприятий, чтобы получать процент. Рыбкин был в федеральном розыске, но свободно разъезжал на своём автомобиле по району. Ловить его было некому. К этому привёл большой отток кадров из МВД, милиционеры кинулись зарабатывать деньги. А те, кто остался, успевали только фиксировать уголовные дела и отправлять их в архив. Наказывали бандитов в основном сами же «братки», когда на разборках убивали друг друга. Так случилось и с Рыбкиным: его застрелили под Москвой, когда он сопровождал нелегальный груз».

Проблема 90-х была в том, что старое разрушили, новое - не создали. Законы принимались в спешке, исходя из политической необходимости. Милиционеры были в растерянности, не знали, что делать. Но более принципиальные выполняли свою работу до конца. Страшное время, лихие 90-е, полный беспредел... Теперь это история, о которой напоминают разве что могильные плиты.

Продолжение следует... 

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах