336

Дело нешуточное. Юмор должен находить путь к сердцам и детей, и взрослых

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. "АиФ в Твери" 27/03/2019
Сергей Клюев / Из личного архива

Наши улыбки – его работа. Очень редкая, кстати. Знакомьтесь, клоун Сергей Клюев. На арене цирка артист выступает без малого 40 лет.

Накануне Дня смеха, который отмечается 1 апреля, «АиФ в Твери» спросил артиста о трудностях «весёлой профессии» и истинном назначении юмора.

Фото: Из личного архива/ Сергей Клюев

Возьмите в артисты

– Сергей Юрьевич, как у вас родилась мечта стать клоуном и сложно ли было это сделать?

– Я не из цирковой династии. Мои родители – обычные работяги. Ещё в школе случайно увидел, как один парень жонглирует тремя мячиками. Разговорились с ним. Оказалось, в городе есть цирковая студия. Я туда записался и с тех пор заболел цирком. После восьмого класса поехал в Москву поступать в Государственное училище циркового и эстрадного искусства. Тогда в стране было всего три места, где учили на циркового артиста: в Москве, Киеве и цирковая школа-студия в Ташкенте. В Москве конкурсы были по три тысячи человек на место! Первые две попытки поступить оказались неудачными. Возвращался домой, работал на заводе. Когда на третий раз поступил, отец сначала даже не поверил. После восьмого класса на клоунаду почему-то не брали, поэтому я пошёл на отделение акробатики и после окончания училища выпустился как артист-акробат, но мысль о клоунаде меня никогда не покидала. Отслужив в армии, стал работать акробатом на лошадях. Посвятил этому двенадцать лет.

Даже конные номера у меня были комическими. В 1990 году мы приехали на гастроли в Кисловодск. Директор цирка нас собрал и говорит: «Все клоуны уехали на фестиваль, как же мы будем представление показывать?» Я посмотрел – все молчат, и понял: вот мой шанс! Меня отправили в костюмерную и позволили выбрать любые костюмы. Так я отработал эту программу клоуном. Но в Росгосцирке мне удалось добиться разрешения работать клоунаду лишь семь лет спустя. И на первом Всероссийском фестивале циркового искусства в Ярославле мы с партнёром стали лауреатами.

Японцы не смеются

– Вы переехали в Тверь в 1998 году, после того как побывали здесь на гастролях. Чем столица Верхневолжья в себя влюбила?

– На гастролях в Японии я подружился с тверским парнем, который работал в воздушном номере. Жил я тогда в городе Нальчике. Когда выпал случай приехать на гастроли в Тверь, друг пригласил нас с супругой в гости. Мы погуляли по лесу, сходили на Волгу, и тогда я понял, что хочу здесь жить. Перед тем как отправиться на очередные гастроли, первое, что мы с женой сделали, – купили землю. Ни квартиры, ничего у нас здесь не было – просто кусок земли. Все удивлялись: «Куда возвращаться-то будете?» С помощью друзей постепенно обзавелись в городе недвижимостью. Мне здесь очень нравится. Сейчас в Твери потихоньку наводят порядок. Хотелось бы, чтобы люди с большей любовью относились к своему городу.

Фото: Из личного архива/ Сергей Клюев

– Но ведь многие говорят, что в Твери люди редко смеются. Если сравнить с другими местами, где вы побывали, отличаются ли жители чувством юмора?

– Не согласен, что тверичане не умеют радоваться жизни. Я уверен на 100 процентов, что они весёлые и по-доброму относятся к юмору. Здесь часто проходят весёлые праздники, посвящённые разным событиям, в которых и мне доводилось принимать участие. Я очень благодарен зрителям, которые приходят в цирк. В советские времена у нас был один выходной – понедельник, в остальные дни мы работали. Сейчас представления идут только в субботу и воскресенье. В наши времена, как бы тяжело ни было, люди всё равно находят время и приходят в цирк. Значит, не всё так грустно. И когда слышишь в зале горячие аплодисменты зрителей, заряжаешься такой позитивной энергией! Каждый раз перед выходом на арену я волнуюсь, как в первый раз, хоть и работаю в цирке почти сорок лет.

Что касается разницы в чувстве юмора, одна из самых специфических публик – это японцы. Им вроде всё нравится, но они не смеются. Когда мы работали на международном фестивале в Корее, нас предупредили, что там будет то же самое. Но я вышел, сделал репризу с чайником – сыграл на нём, как на трубе – смотрю: захихикали! И постепенно удалось их раскачать. Мы с партнёршей, моей женой Анжеликой, тогда взяли «Золотой приз», это было очень неожиданно и приятно.

Восемь лет работал вместе с партнёром в Англии. Там нас называли «intelligent clowns» – интеллигентные клоуны. Потом мой партнёр остался жить в Англии. Меня тоже звали, но я без родного дома не могу. Даже когда работаем рядом, например, в Костроме или Иваново, стараюсь как можно чаще приезжать в Тверь. Перерывы между гастролями у нас небольшие – по две недели.

– А сами вы в жизни весёлый? Или приберегаете шуточки для работы?

– В жизни я обычный, как и все люди. Когда меня спрашивают, кем работаю, отвечаю, что клоуном. У нас в цирке принято называть клоуна «ковёрным». Все смотрят на меня с интересом: «Да? Ну ладно, посмотрим, какой ты весёлый!» При этом у меня есть знакомые, которые работали клоунами и вне манежа смешили людей так, что те катались от смеха. Но на арене у них этот эффект почему-то пропадал.

– Чего, на ваш взгляд, не хватает современному цирку?

– Артист цирка должен быть не только хорошим акробатом или гимнастом, но и хорошим актёром! Когда я учился в цирковом училище, у нас был обязательный предмет «Мастерство актёра». Например, говорят: «Покажи сценку на остановке». И ты должен сразу, без подготовки, устроить маленький спектакль или же перевоплотиться в какой-то образ. Также мы делали театральные постановки. Очень часто бывает на новогоднем представлении тебе, скажем, надо и спеть вживую, и сыграть персонажа с определённым характером.

Фото: Из личного архива/ Сергей Клюев

Цирк, и не только

– Как вы относитесь к современным юмористическим и развлекательным телепрограммам? Должен ли юмор вызывать какие-то эмоции кроме веселья?

– Юмористические передачи бывают разные. Например, мой близкий друг юморист Игорь Маменко рассказывает хорошие, смешные анекдоты. Настоящий юмор должен быть добрым, смешным и непошлым.

Это не обязательно должно быть что-то исключительно комическое. Например, у меня есть реприза «Бабочка». Она лирическая, заставляющая людей задуматься о любви, о красоте. Получается и смешно, и трогательно. Всегда нужно искать варианты и ходы, а не брать то, что лежит на поверхности. Я строю свой репертуар так, чтобы всем было интересно смотреть, что я умею делать. Хотя в одной репризе – «Фокусы» – я привлекаю на манеж зрителя. У людей изначально в головах сидит, что клоун должен насмешить только ребёнка. А мне, например, хочется, чтобы родители тоже смеялись, чтобы и им было интересно.

Факт

Клоун – одна из самых сложных цирковых специальностей. Артисты здесь часто используют пантомиму, дрессуру, акробатику, музыкальные инструменты.

Досье

Сергей Клюев

Родился в 1961 году в городе Чебаркуль, затем семья переехала в Нальчик. Окончил Государственное училище циркового и эстрадного искусства в Москве. Работает в цирке 38 лет, из них более 20 лет – клоуном. Обладатель «Золотого приза» на Международном фестивале циркового искусства в Корее. Лауреат первого Всероссийского конкурса артистов цирка, обладатель Национальной премии «Цирк», награждён «Благодарностью Министерства культуры РФ» за заслуги в развитии циркового искусства. Женат, есть дочь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах