1416

Абортарии вместо роддомов. Почему женщины Тверской области не хотят рожать

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ Тверь 24/11/2020

«Я не хочу этого ребёнка» – такую фразу Екатерина Марихина из Бологого слышит постоянно. В прошлом педиатр, а ныне врач общей практики и психолог кабинета предабортного консультирования. У неё есть всего час, чтобы подобрать нужные слова.

Екатерина Марихина не раз выступала на ютюб-канале, организовывала инсталляции, привлекающие внимание к проблеме нерождённых детей, и всегда готова помочь женщинам, оказавшимся в трудном положении. Сегодня, когда вопросы демографии поднимаются на уровне страны, это особенно важно. Так почему женщины отказываются от детей и какая поддержка нужна семьям?

«Доктор, я всё решила»

Екатерина Евсеева «АиФ Тверь»: Екатерина, такая деятельность забирает много сил. Почему вы за это взялись?

Екатерина Марихина член общественного движения «За жизнь»: Как врачу, мне приходится видеть человеческую жизнь на всём её протяжении. В какой-то момент я поняла, что она теряет свою ценность. В нашем обществе нерождённый ребёнок – ещё не человек, пожилой – уже не человек. И так во многих сферах...

Мы столкнулись с настоящей ценностной и, как следствие, демографической катастрофой. Так случилось, что мы с моей знакомой Еленой пришли в общественное движение, которое занимается борьбой с абортами. Когда на одном из фестивалей я услышала демографические данные последних десятилетий, они меня повергли в шок. Официально в России прерывают около 600 тысяч беременностей в год. Но частные клиники не отчитываются перед государством и не попадают в эту статистику. По независимым оценкам экспертов, в стране – около 5 млн абортов в год. Для сравнения: родилось же в прошлом году всего порядка 1,5 млн детей. Благодаря приказу и методическому письму Минздрава России несколько лет назад в больницах стали обязательными кабинеты предабортного консультирования. Прежде чем прервать беременность, женщина должна побеседовать с психологом. Открыли такой кабинет и в Бологом.

Часто женщины с порога категорично заявляют: «Я взрослая, я всё решила. Никакие разговоры ничего не изменят». Приём у меня идёт час. За это время нужно понять, что женщину толкает на такой шаг, и постараться показать ей другой путь решения. Иногда это бывает очень нелегко. Подчеркну, что моя задача – только показать выход, но никак не давить на женщину. Выбор всегда остаётся за ней. Я не говорю сейчас про те тяжёлые случаи, когда прерывание беременности необходимо по медицинским показаниям. Тем более что, как показывает практика, таких ситуаций немного.

– Что чаще всего заставляет женщину сделать этот выбор?

– Есть женщины, которые решаются на этот шаг от отчаяния. Но на деле таких, кто не может вырастить ребёнка, поверьте, крайне мало. Чаще приходят женщины, для которых ещё один малыш в семье – просто обуза. Они так и говорят: «Я хочу пожить для себя». А есть мамы, которые уже воспитывают одного ребёнка и второго не хотят, потому что желают дать первому сыну или дочке всё. У большинства есть работа, крыша над головой, достаток, но просто им хотелось бы жить ещё лучше.

Но что значит дать всё? Думаете, маленькому ребёнку важно знать, за пять тысяч у него кроссовки или за тысячу рублей? Понимаете, можно дать всё и не получить ожидаемого результата. Можно с ног до головы осыпать ребёнка всевозможными благами, но не увидеть своё чадо счастливым, не получить доброго помощника в старости. Не важнее ли подарить ребёнку родного человека, опору в жизни – брата или сестру?! Самое главное – воспитание, а оно не зависит от количества денег. В любом случае каждой женщине, которая переживает из-за финансов, я объясняю, что у нас есть возможность помогать: через фонд, через органы соцзащиты или отдел социального служения при местном храме.

Удивительный парадокс, но, как только женщина оставляет ребёнка, многие проблемы решаются сами собой. Самый яркий тому пример, когда ко мне на консультацию пришла женщина, которая была беременна третьим ребёнком. В этот момент муж уходит из семьи. Она в отчаянии – зарплата маленькая, кредит, двое детей, причём старший сын заканчивает школу, нужны деньги на поступление. Мы с ней поговорили, я ей рассказала про все меры поддержки. Она ушла, чтобы подумать, и в итоге сохранила малыша. После этого её сын поступил на бюджетное, на полное гособеспечение, неожиданно стали помогать родственники, с которыми до этого почти не общались, даже свекровь встала на её сторону. Я уже не говорю о той радости, которую принёс этот малыш в семью.

– Много ли тех, кто не соглашается?

– По статистике, из ста обратившихся в кабинет предабортного консультирования только шестеро решают сохранить малыша. Но даже одна спасённая жизнь ребёнка бесценна и стоит любых усилий.

Где вы, мужики?

– Часто на женщин давят мужчины – говорят, что не хотят ребёнка, что бросят. Как быть в такой ситуации?

– Мы сейчас говорили о финансовых трудностях как возможной причине прерывания беременности, но на самом деле это больше проблема психологического характера. Аборты – история не про деньги, а про недостаток любви и поддержки. Поверьте, на практике даже самые плохие условия никогда не станут помехой, если отец ребёнка скажет: «Мы вместе, мы вытянем, мы сможем». Но, увы, сегодня многие мужчины не хотят брать ответственность. Ведь легче всего сказать «решай сама». Я всегда приветствую присутствие на консультации мужа. Но мужчины не идут, боятся таких разговоров. А женщин своих не боятся…

Конечно, взрослого мужчину воспитывать поздно и невозможно. Поэтому учить ответственности нужно мальчиков – и ещё в детстве, со школьной скамьи. Прививать понимание правильных отношений с девушкой, женой. Приучать к тому, что он будущий защитник, кормилец, глава семьи. Другое дело, что сегодня дети растут в неполных семьях, а в школах почти нет учителей-мужчин. С кого брать пример?

Делайте выводы

– Вы живёте в райцентре, но как врач обслуживаете 26 деревень. Где острее стоит проблема с рождаемостью: в городе или сельской местности?

– В прошлом году на 26 деревень родились три ребёнка, в позапрошлом – ни одного. Вот и делайте выводы. Хорошо, что у нас хоть роддом до сих пор сохранили. А ведь во многих маленьких городах их закрыли, потому что содержать такое учреждение в глубинке нерентабельно. Но ужасный парадокс: роддома в глубинке закрывают, а абортарии оставляют. Так, в 2012 году в Бологовском районе не увидел свет 331 ребёнок. В прошлом году они могли бы пойти в школу. Тогда понадобились бы два новых детских сада и одна новая школа. Но вместо этого в городе построили пять магазинов, появились новые дома и красивые машины. Людям так удобнее. Как бы не стать с такими приоритетами Гамельном – городом из немецкой сказки, оставшимся без детского смеха.

– Сейчас маткапитал дают уже на первого ребёнка, много мер для многодетных семей. Какая помощь нужна ещё, чтобы не стоял выбор между детьми и деньгами?

– Это важно, что поддерживают семьи. Правда, матерям-одиночкам оказывают недостаточную помощь. Если уж мы говорим про кризис мужчин, то нужно достойно позаботиться и о неполных семьях. Все остальные виды поддержки, конечно, тоже нужны. Вот только во всех этих мерах есть нюанс: государство даёт рыбку, а нужна удочка. Поднимите зарплаты, предоставьте рабочие места, чтобы семьи могли сами заработать. А не жили бы на зарплату в 10–15 тысяч и собирали бумаги для пособий. Потом на них все тыкают пальцем и говорят: «Вот рожают, чтобы получать деньги». А если бы люди нормально зарабатывали, то и стать многодетной семьёй было бы не стыдно.

Выбор за женщиной

– Отношение к людям, выступающим против абортов, в обществе разное: кто-то поддерживает, кто-то предъявляет претензии – мол, отговорите, а что дальше?

– Это миф, что нам лишь бы отговорить женщину от аборта, а потом хоть трава не расти. Во-первых, наша задача объяснить, что жизнь человека начинается с момента зачатия. Во-вторых, мы оказываем психологическую поддержку, которую женщина не получила дома. В-третьих, помогаем материально, вещами, юридически. Мы не бросаем маму, поддерживаем её и во время беременности, и после. Если жить негде, через благотворительный фонд можем связаться с центрами защиты в других областях и направить женщину в специальный приют. Да и с органами соцзащиты у нас хорошие отношения. Однако, повторюсь, на практике оказывается, что большинство кризисных беременных не нуждается ни в чём из того, что было заявлено на первой консультации. Это чаще страх…

Меня как-то сын спросил: «Мам, скажи честно, что хуже: когда женщина сделает аборт или родит ребёнка и оставит его в роддоме?» Я ответила: «Что страшнее: бросить человека в трудную минуту или отнять у него жизнь?» Мне кажется, ответ очевиден. Но в любом случае – выбор за женщиной.

Досье

Екатерина Марихина. Родилась в 1971 г. в Ленинграде. Окончила педиатрический факультет Волгоградской медицинской академии. Сейчас работает врачом общей практики в Тимковском сельском офисе Бологовской ЦРБ. Член общественного движения «За жизнь», член комиссии по демографии при администрации Бологовского района.

Факт

Аборты входят в систему ОМС. Однако по закону врач может отказаться от проведения таких операций.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах