213

Не в ущерб себе. Сколько можно получить за моральный вред в Твери

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ Тверь 26/10/2021

Поводов к тяжбам с требованием компенсации морального вреда в нашем регионе – сотни. Травмы на работе, несчастные случаи в дороге, бракованные товары, разбитая личная жизнь, телесные повреждения...

В каких случаях можно рассчитывать на компенсацию и почему некоторым её снижают в разы, разбирался наш корреспондент.

Сколько выплачивают?

Все помнят ДТП возле Театра кукол в Твери, когда водитель Эмиль Байрамов, в крови которого нашли следы наркотика, сбил нескольких человек, в том числе одного насмерть. Дочь погибшего, оставшаяся сиротой, сначала собиралась подавать гражданский иск за потерю кормильца. Но, после того как Байрамов выплатил ей 1 млн 600 тыс. рублей в качестве компенсации, отказалась от этой идеи и даже попросила суд не наказывать виновника строго.

В нынешнем году было ещё несколько резонансных дел. Так, в конце сентября Центральный районный суд Твери обязал троих ответчиков (все – юридические лица) выплатить пассажирке электрички «Москва – Тверь» полмиллиона рублей компенсации морального вреда, а также возместить расходы на лечение и судебные издержки. Выходя из электрички на обледенелую платформу в Твери, женщина поскользнулась, упала и сломала ногу. Пассажиры на руках перенесли пострадавшую в вокзальный медпункт. Как отмечено в акте судебно-медицинского исследования, она получила множественные повреждения лодыжек, включая переломы, из-за травмы ей пришлось уволиться с работы и долго лечиться. Суд отметил, что доказательств связи между ненадлежащим содержанием платформы и полученной травмой более чем достаточно.

Ранее, в декабре 2020 года, Конаковский городской суд обязал мужчину выплатить 400 тыс. рублей избитому им посетителю ночного кафе в посёлке Редкино. Всё началось с перепалки: слово за слово – и один набросился на другого. Травмы были такими, что пострадавшего пришлось срочно везти в больницу: у него диагностировали перелом левой височной кости с кровоизлияниями над и под оболочками мозга.

И наконец, в ноябре прошлого года Бежецкий межрайонный суд постановил выплатить 200 тыс. рублей врачу Сонковской ЦРБ, пострадавшей во время исполнения служебных обязанностей. Машина «скорой», на которой везли в Тверь беременную пациентку, попала в серьёзное ДТП. Травмы, полученные медиком, квалифицировали как тяжкий вред здоровью. А поскольку виновником признали водителя, утратившего контроль над автомобилем, выплачивать ущерб пришлось из бюджета райбольницы. Отметим, что сумма в 200 тысяч – это частичное удовлетворение иска: потерпевшая требовала больше.

Кому снижают компенсацию?

В этой статье мы не рассматриваем случаи, когда кто-то требует астрономических компенсаций за сломанный ноготь или порванный в драке джемпер «от Версаче». Но факт в том, что те, кто реально пострадал, иногда, по мнению суда, пытаются извлечь из инцидента максимальную выгоду.

В сентябре Нелидовский межрайонный суд компенсировал экс-руководителю местного муниципального предприятия «ТБО-Сервис» ущерб за незаконное уголовное преследование, но снизил сумму компенсации в 90 (!) раз. Мужчину обвиняли в растрате 400 тыс. рублей, но позднее дело закрыли. По другому делу – о мошенничестве – суд приговорил его к штрафу в 350 тыс. рублей, но приговор отменила апелляционная инстанция. В итоге экс-директор подал иск к Минфину России, требуя выплатить ему 350 тыс. рублей за моральный ущерб. Суд согласился, что ущерб имеет место быть, но посчитал сумму компенсации явно завышенной. В итоге ему присудили только 4 тыс. рублей.

Похожую ситуацию рассматривал в марте Западнодвинский межрайсуд. Здесь истцом выступила женщина, отсидевшая три года за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, но оправданная по статье «Ложный донос». Судья особо отметил в приговоре, что подсудимая, которой следствие полтора года «трепало нервы», имеет право на реабилитацию и возмещение материального и морального вреда, чем она и воспользовалась, вчинив иск на полмиллиона. Но в итоге получила только 3 тысячи плюс ещё 4 тысячи как возмещение расходов на юриста.

Минувшим летом Тверской областной суд поставил точку ещё в одном громком деле о компенсации. Ночью вблизи деревни Аркатово Калининского района на мопеде «Ирбис 125» насмерть разбились два подростка – парень-водитель и девушка-пассажир. Они врезались в автомобиль. Мопед был без фар, мопедист – без прав, а пассажирка – без шлема. Отец девушки подал в районный суд иск о возмещении морального вреда и компенсации расходов на погребение дочери, он возложил и то и другое на виновников – обоих водителей. Но решение было обжаловано, так как на момент ДТП девушке исполнилось 17 лет и она должна была понимать, что ехать по большой дороге на хлипком транспортном средстве с водителем без прав – это большой риск. В итоге компенсация на погребение была снижена.

Комментарий

Адвокат Филиала № 9 Тверской областной коллегии адвокатов Эллада Бозова:

– Самая часто встречающаяся категория дел – защита прав потребителей: мировые суды буквально завалены ими. Не каждый такой иск подлежит удовлетворению. Так, неискушённые в юриспруденции люди часто действуют сами, путая формулировки и нечётко излагая свои требования. Главный принцип таких дел – требование компенсации законно, если обоснованно и действительно нарушены ваша права.

Компенсация морального вреда может быть заявлена и при рассмотрении уголовных дел. В таких случаях её размер определяет сам потерпевший, но последнее слово остаётся за судом. Как правило, истцы настроены категорично: для них принципиальное значение имеет не столько цена вопроса, сколько их боль, страдания и убытки. Всё чаще стали встречаться иски о возмещении вреда, связанного с уголовным преследованием. В моей практике было дело, связанное с реабилитацией мужчины, который отсидел в колонии строгого режима на полтора года дольше, чем должен был, заболел в этот сверхурочный период туберкулёзом и стал инвалидом. Суд вынес решение о компенсации в размере 100 тысяч рублей.

Бывает так, что виновник и потерпевший идут на примирение – в этом случае ущерб возмещается добровольно, по договорённости сторон.

Мнение

Декан юридического факультета ТвГУ, доктор юридических наук Ольга Ильина:

– Компенсация морального вреда представляет собой один из способов защиты гражданских прав (статья 12 Гражданского кодекса РФ). Этот институт студенты изучают уже на втором курсе в рамках дисциплины «Гражданское право». Похожие вопросы затрагиваются и при изучении уголовного права: студенты обращаются к материалам судебной практики, в том числе исследуют вопрос компенсации морального вреда, причинённого совершением преступления. На занятиях также обсуждается Семейный кодекс РФ, который, например, предполагает компенсацию морального вреда добросовестному супругу при признании брака недействительным. Таким образом, студенты юридического факультета обязательно получают специальные знания о компенсации морального права и об особенностях формирования судебной практики по делам соответствующих категорий.

Если говорить об уровне профессиональной подготовки, вопросы компенсации морального вреда активно обсуждаются во время повышения квалификации и переподготовки мировых судей. Безусловно, при этом анализируются материалы судебной практики, проблемы и возможные варианты их разрешения для обеспечения такого способа защиты гражданских прав.

Как искупить вину

Настоятель тверского храма Рождества Христова, что в Рыбаках, Сергий Дмитриев:

– Если речь не идёт о реальной потере здоровья и крупных убытках, если вы с кем­то просто поссорились, то на первое место должны выйти извинение, примирение и прощение. В «Евангелие от Матфея» рассказывается, как однажды апостол Пётр спросил у Иисуса: «Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? До семи ли раз?» На что Спаситель ответил: «До седмижды семидесяти раз». То есть, сколько просят прощения, столько и прощай. Только просьба о прощении, конечно, должна быть искренней.

Прихожане, бывает, спрашивают у священников, что делать: прощать или нет. «Я сам по себе человек добрый, но можно ли простить такое?» – говорят они. С точки зрения христианской церкви нет грехов, которые нельзя было бы простить, кроме хулы на Духа Святаго. Мало того, каждый христианин должен не только научиться прощать обидчика, но и помогать ему в исправлении.

Однако мы живём в светском обществе, у которого свои законы. Если, обидев вас, человек совершил преступление, его будут судить. В 2019 году один парень, детдомовец из Сибири, взял из лавочки нашего храма пять тысяч рублей. С точки зрения закона – украл. Суд длится уже второй год, парень под стражей. Я приходил на заседание и просил прекратить дело – храм претензий не имеет. Лично я хочу, чтобы светское наказание вразумляло человека, а не добивало. А парню сказал: «Когда это всё закончится, приходи, мы накормим тебя, купим тебе билет, только больше никогда не бери того, что тебе не принадлежит».

Для церкви, как и для самого человека, важно раскаяние. Причинив зло другому, некоторые просят священников отпустить им грехи, потому что не находят себе покоя. Но ты сначала попроси прощения у того, кому причинил обиду, примирись с ним, помоги преодолеть проблемы, которые ты ему создал, а уж потом проси прощения у Бога. А то получается: согрешил, исповедался и пошёл в баню пить пиво. Нет, так не делается. И знаете, именно деятельное раскаяние – это та самая точка пересечения между светским и религиозным законами. И в том, и в другом случае значение имеют добровольное раскаяние, искупление вины, возмещение пострадавшему ущерба, за что Бог прощает виновника, а государство смягчает наказание.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах