aif.ru counter
203

Надёжная репутация. Почётный энергетик РФ о Конаково и двойном юбилее

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ Тверь 29/09/2020
Александр Шинкаренко / Из личного архива

«Когда есть желание работать, можно всё преодолеть», – говорит генеральный директор Конаковского завода стальных конструкций Александр Шинкаренко. В своё время именно благодаря ему это градообразующее предприятие выстояло, а теперь стабильно развивается.

В этом году Александр Павлович встретил сразу две юбилейные даты – 20 лет у руля предприятия и своё 70-­летие. Отметил скромно, «без фанфар и барабанов». Именно так называется его книга о предприятии и личном пути. Кажется, таков девиз и самого Александра Павловича. Есть люди, которые трубят о своих успехах. А есть те, кто многого достигает, но доказывает это делом. Между тем вклад Александра Шинкаренко в развитие Конаково трудно переоценить.

Место памяти

Екатерина Евсеева, «АиФ Тверь»: Александр Павлович, проезжая по Конаково, сразу обращаешь внимание на Комсомольский сквер, который недавно благоустроили. Вы были одним из идейных вдохновителей и меценатов по преображению этого пространства. Какое значение для вас имеет этот сквер?

Генеральный директор Конаковского завода стальных конструкций Александр Шинкаренко: Не только для меня, но и для всех жителей города Комсомольский сквер – особенное место. Сегодня там можно поклониться тем, кто сражался и погиб на фронтах Великой Отечественной войны и других войн, ликвидировал последствия Чернобыльской катастрофы. Увековечен и подвиг нашего земляка, 20­летнего Дениса Стребина, героически погибшего весной 2000 года во время боёв в Чечне. Этот сквер – место памяти. В последние годы он находился в плачевном состоянии: неухоженная, заросшая территория да некрасивый памятник солдату, который ещё несколько лет назад поставили предыдущие власти. Честно говоря, монумент не нравился многим жителям города и района.

В прошлом году в Конаково на обсуждение жителей вынесли проект реконструкции сквера и нового памятника. К участию попросили присоединиться и бизнес. Я тогда сразу предложил вернуть памятнику исторический облик, благо, остались фотографии прежних лет – до той ужасной реконструкции. На обсуждение вынесли несколько проектов, но в итоге поддержали моё предложение. В самом сквере уже обустроили дорожки, тротуары и газоны, спилили аварийные деревья, установили лавочки и фонари, посадили новые деревья и кустарники. Рядом имеется детская площадка. Пока закончена только первая очередь благоустройства. Конечно, лично у меня есть некоторые вопросы по скверу, но в целом это место стало привлекательным. Теперь сюда со всего города приходят семьи с детьми.

– В сквере также должна появиться скульптурная композиция в честь затопленного города Корчевы, которая изготовлена на вашем заводе. Почему решили увековечить память именно этого города?

– Конаково воспринимается как преемник старой Корчевы. Но то поколение, которое об этом помнит, уходит, а новое уже ничего не знает. Хочется об этом рассказать, напомнить. Интерес к истории родного края, к жизни наших отцов, матерей и более далёких предков важен для каждого и должен всячески поддерживаться. Я сам имею корчевские корни. Оттуда родом мои дед, отец. В 30­е годы их перевезли в Конаково из Корчевы, попавшей в зону затопления Иваньковского водохранилища, вместе с домом. Я помню с раннего детства, как у нас каждый год в один и тот же день собирались гости – бывшие жители Корчевы, друзья отца. Они приезжали из самых разных городов страны, делились воспоминаниями, а затем отправлялись на катере по Волге в Корчеву. Меня брали с собой. Показывали, где были наш дом, булыжная мостовая, церковь… Я внимательно слушал их рассказы и уже тогда многое узнавал об исчезнувшем старинном уездном городе. Те детские впечатления навсегда остались в моей памяти.

Фото: Из архива/ Конаковский завод стальных конструкций

 

– Какой будет стела Корчеве?

– Композиция представляет собой реплику собора Преображения, который стоял прямо на берегу Волги и был самым красивым в Корчеве. Его тогда взорвали, а город затопили. Память об этих местах сегодня хранят лишь фотографии. Мы на заводе продумали идею, а потом изготовили по нашему проекту металлическую композицию – макет этого храма. Также на его фоне сделали небольшую, но объёмную вёсельную ладью. Дело в том, что путешествие Екатерины Великой по Волге в подобной ладье является историческим фактом. Императрица останавливалась в Кимрах, но проплывала мимо Корчевы. Стелу хотелось установить именно в старой части города Конаково, где ещё витает дух Корчевы и даже до сих пор можно встретить перевезённые из затопленного города деревянные дома. Она уже полностью готова. Осталось только установить. Думаю, стела станет ещё одной точкой притяжения.

Болеть за город

– Сегодня много говорят о партнёрстве бизнеса и власти как залоге успешного развития территории. Только одни, как вы, например, откликаются на призыв поддержать город, а другие нет. Как думаете, почему?

– Это личное дело каждого, тут нельзя никого заставить. Простой пример с тем же памятником павшим воинам, который установили в Комсомольском сквере. Администрация города тогда собрала целый зал представителей местного бизнеса. Все обсудили проект, проголосовали, но когда речь зашла о том, чтобы сброситься (кто сколько может) и поставить памятник всем миром, энтузиазм у большинства пропал. Да там и сумма была не сказать что фантастическая – на всех раскидать, так совсем немного бы вышло. Но вложиться согласились единицы. Как это объяснить?! А ведь мы все живём в этом городе, занимаемся бизнесом, по этим улицам ходят наши дети. Зато если нужно магазин для себя построить, средства всегда есть. Вот и всё отношение.

– Вы так болеете за город, а за что любите Конаково и каким бы хотели видеть его дальше?

– Это мой родной город. Я здесь родился, вырос, тут сложилась моя трудовая биография. В Конаково живут мои дети и внуки. Из этого города можно было бы сделать шедевр. Для этого столько возможностей: две реки, живописные места, сосны. При этом есть промышленность, чем могут похвастать не все территории. Но многое оставляет вопросы. Вот у нас развивают туризм, вбухивают сумасшедшие федеральные деньги в частные проекты. А в селе Завидово не могут отремонтировать больницу после пожара, люди вынуждены проходить лечение в нечеловеческих условиях. И таких болевых точек много. Конаковский край достоин большего, чем он сейчас имеет. Очень бы хотелось, чтобы город и район объединили в этом направлении свои усилия. Чтобы на нашей земле было меньше людей, преследующих лишь свои меркантильные интересы, а больше тех, кто любил бы этот край и по­настоящему о нём заботился.

Работали в минус, но сохранили штат

– Из почти 40 тысяч жителей Конаково, пожалуй, нет ни одного, кто не знал бы о местном заводе стальных конструкций. Вы работаете на нём 40 лет, из которых половину времени возглавляете его. Этот пандемийный год стал испытанием для многих компаний. Как его пережило ваше предприятие?

– Первые три–четыре месяца мы работали практически в минус, было мало заказов. Однако даже в этот период полностью платили зарплаты и даже премии, а у нас работают порядка 500 человек. На господдержку мы даже не рассчитывали, потому что считаемся крупным бизнесом. Но нам важно было сохранить штат в полном составе. Потому что, если начнёшь сокращать специалистов, останешься вообще без всего. У нас в стране только и говорят, что вокруг безработица, а мы предлагаем рабочие места, но никто не идёт. Или придёт такой, что через неделю напьётся. Кадры – самое главное на любом предприятии. И самый острый вопрос сегодня, особенно в Конаково. Тут же Москва рядом, многие уезжают. Нам специалистов днём с огнём не сыскать. Элементарно: просил как­то в местном ПТУ поваров на работу в заводскую столовую. Ни один не пришёл! На курсы крановщиков набираем и обучаем людей сами. Но если из группы в 15 человек трое останутся – уже хорошо. Москва всех избаловала.

– Вы производите в основном опоры для линий электропередачи. Продукция предприятия отвечает самым высоким требованиям рынка металлоконструкций. Наверное, это было бы невозможно и без того современного оборудования, на которое вы не жалеете средств?

– Мы действительно уделяем большое внимание модернизации предприятия, обновляем станки, линии обработки и т.д. Приобрели линию горячего цинкования. Ванну для цинка делают немцы, они же проводят её диагностику и оказывают сервисные услуги. Ванну нужно менять раз в семь лет. Немцы сами приезжают для этого и привозят специальные термосы для хранения цинка. То есть они организовали полный процесс, и мы благодарны за это сотрудничество. Но дело в том, что сегодня практически всё оборудование приходится закупать за границей, так как в нашей стране своего нет. И нынешняя ситуация с закрытием границ только обостряет эту проблему. Хорошо, что я поменял ванну для цинка ещё до пандемии. А если бы не успел? Производство бы встало? Такие вопросы возникают на многих предприятиях, а ответа на них нет.

– Как видите работу завода дальше?

– В нашем бизнесе сложно предположить, что будет завтра. Мы имеем объёмы до конца года, что будет потом – пока только представления, без конкретики. Но будем работать над этим, другого выхода у нас нет. На заводе – 500 человек, и всем нужно платить зарплату.

Фото: Из архива/ Конаковский завод стальных конструкций

 

– Что помогает вам преодолевать трудности? Тем более что за всю историю предприятия их было много – вплоть до того, что в 90­х завод оказался на грани банкротства, и именно вы тогда поставили его на ноги.

– Когда есть желание, чтобы завод работал, можно всё преодолеть. Это самое главное. Тогда, в 90­е, несмотря ни на что, я был полон оптимизма. Хотелось работать, засучив рукава. Да, цеха пришлось восстанавливать почти с нуля, объехать в поисках заказчиков полстраны, но постепенно всё начало получаться. Я рассчитываю только на свои силы. Производителям и сегодня нелегко, а в чём­то даже сложнее, чем раньше. Но если хочешь работать, всё получится.

Деньги – это баловство

– Этот год для вас особенный: 20 лет, как возглавляете предприятие, и 70 лет – ваш личный юбилей. Такие даты – повод оглянуться назад и подвести итоги. Какие бы достижения или события вы выделили?

– Год – не то слово особенный. Я готовился к юбилею, должен был состояться большой праздник на заводе. Но случилась пандемия, а затем и я заболел. Почти месяц пролежал в Тверской областной больнице. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить весь персонал коронавирусного госпиталя и лично главврача Козлова Сергея Евгеньевича. Вся эта ситуация заставила меня по­другому посмотреть на многие вещи и ценности. Вы спрашиваете, какие достижения в жизни мне запомнились. А человеку, в общем­то, мало чего надо. Вот без здоровья, безусловно, никак. А деньги… Они нужны лишь на какие­то предметы необходимости, но счастье не в них. У меня и дети так воспитаны, что ничего лишнего себе не позволяют. Сейчас у них уже свои семьи и они тоже воспитывают детей так, чтобы деньги не стали мерилом жизни.

– Ваши дети тоже работают на заводе. Получается, семейная династия?

– Честно говоря, я не думал брать на завод своих детей. Сами знаете, что с родственниками работать порой сложно. Моя старшая дочь до этого работала на ГРЭС и занималась там охраной труда. Я на заводе тоже развивал это направление, но на него не всегда хватало времени и сил. А охрана труда – всё­таки дело серьёзное. Так и пригласил дочку. Когда она пришла и стала заниматься этим со знанием дела и с душой, всё на заводе стало по­другому. У дочери напористый, серьёзный характер, она уже многое изменила здесь и навела порядок. А вторая дочь – другая. Она филолог. Занимается всем, что касается досуга и требует творческого подхода: курирует заводскую газету «Наша опора», устраивает корпоративные вечера, пишет сценарии к ним. Причём в последнее время на заводе мы все праздники делаем своими силами. Тем более что для этого у нас всё есть: большой концертный зал, аппаратура, а главное – таланты. У нас сотрудники и поют, и играют, и танцуют. И все получают от этого процесса колоссальное удовлетворение. Всегда спрашивают, когда будет новый праздник. Но из­за пандемии пока массовые мероприятия не проводим.

С заботой о сотрудниках

– И за заводом, и за вами лично закрепилась репутация надёжного партнёра. Какие качества в сотрудниках цените больше всего?

– Я сам человек работы, поэтому хочу, чтобы люди относились к заводу соответствующе: хотели трудиться, развиваться и были профессионалами своего дела. А если есть идеи по улучшению производства или в целом работы завода – готовы рассмотреть и поддержать. Раньше у меня даже висела табличка на двери «Пришёл с идеей – захвати решение».

– Прогуливаясь по территории завода, обращаешь внимание, как тут всё чисто и облагорожено. Есть даже яблоневый сад, подсобное хозяйство. Зачем это нужно промышленному предприятию?

– Сейчас очень модно, особенно в крупных городах, говорить о необходимости развития комфортной среды. А я об этом задумался уже давно. Завод – это прежде всего люди, и им должно быть удобно и уютно на территории родного предприятия. У нас одна площадка на территории завода была завалена хламом. Думали, как её привести в порядок. Вот и решили заложить сад: очистили пространство, внесли удобрения, посадили яблони, груши и вишни. Это было ещё четыре года назад. Теперь любуемся. Приятно, что многие сотрудники поддерживают моё стремление сделать мир вокруг себя лучше: у каждого цеха их силами устроены цветники, у здания недавно построенной котельной посажен шикарный розарий.

Также завод имеет теплицы и подсобное хозяйство. В нашей столовой обеды готовят в основном из собственных свежих продуктов. Наше подсобное хозяйство находится рядом с деревней Тарлаково, недалеко от Конаково. В 80­е годы указ создавать на территории промышленных предприятий подсобные хозяйства шёл от руководства страны. Энтузиазма это решение у многих руководителей заводов не вызывало, но, как говорится, партия сказала. Не стало исключением и наше предприятие. Мы отремонтировали заброшенную совхозную ферму, завезли туда скот. Постепенно расширялись. В тяжёлые годы, когда продукты в городских магазинах продавались по талонам, а людям задерживали зарплаты, заводчане приводили в столовую членов своих семей. Хозяйство действует до сих пор и поставляет продукты в нашу столовую. Цены в ней минимальные: обед – около 60 рублей.

Ретроавтомобили – любовь навсегда

– Возвращаясь к вашему юбилею: глядя на вас, совсем не дашь 70 лет. Откуда черпаете силы, как отдыхаете?

– Отдыхать, честно говоря, не люблю. В командировку за границу езжу с удовольствием, а просто отдых – не моё. Ездил как­то на море на машине: специально взял неделю, чтобы два дня ушло на дорогу туда, два дня там побыть и два дня на обратный путь. А больше мне не надо, лучше делами займусь. Правда, есть у меня хобби, которое доставляет большую радость и вдохновение. Это любовь к ретроавтомобилям.

– Интересное увлечение! Расскажите подробнее про свой автопарк.

– Сейчас у меня 15 моделей. Есть «BMW» 40­х годов и «Chevrolet» 50­х годов, остальное – советский автопром. Это «Волга», о которой я мечтал в молодости, но смог себе позволить только сейчас, две «Чайки», на одной из которых возили Леонида Брежнева, и другие модели. Сейчас восстанавливаю «Запорожец», который купил в Ростове­на­Дону. Все машины аутентичные, никакого тюнинга. Я считаю, что автомобиль не должен стоять. Поэтому хотя бы раз в год стараюсь поездить на каждой машине – как говорится, выгулять. А когда садишься за руль такой машины, чувства не передать словами! Интересна и реакция окружающих – все замечают, сигналят, машут руками.

Фото: Из личного архива/ Александр Шинкаренко

 

– Откуда такая страсть к автомобилям?

– Это увлечение ещё с детства, от отца. У моего папы у первого в Корчеве появился велосипед, потом у него был первый мотоцикл, телевизор, автомобиль. Причём машину он тогда взял развалюху, героически восстанавливал – и она поехала. Это всё происходило на моих глазах, я ещё был ребёнком и постоянно крутился вокруг этого автомобиля. В 10 лет стал сам помогать ремонтировать. Оттуда, наверное, и пошла любовь к старью на колёсах. Мне интересно найти машину, добывать на неё запчасти. Это тоже целая наука – надо знакомиться с людьми, посещать выставки. Этот процесс меня захватывает. Даже больше скажу: когда я вижу ретроавтомобиль, пусть он старый, ржавый и разваленный, у меня уже начинают руки дрожать, так хочется его сделать. Что поделать, это любовь!

Справка

Александр Шинкаренко – почётный гражданин города Конаково, заслуженный работник Единой энергетической системы России, почётный энергетик РФ, почётный работник топливно-энергетического комплекса РФ, имеет нагрудный знак от губернатора «За вклад в развитие Тверской области».

Кстати

На заводе своими силами несколько лет назад отремонтировали концертный зал. В нём проводятся все заводские мероприятия, проходят концерты для работников завода и жителей города. Там же занимается знаменитый Конаковский хор мальчиков. Это 400 ребят, представляющих город в разных регионах страны, в том числе на патриарших богослужениях в Успенском соборе Кремля.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах