Примерное время чтения: 12 минут
499

Мир не рухнул. Что будет с ценами, бизнесом и работой в Тверской области

Романов Кирилл / АиФ

«С точки зрения бизнеса, ничего катастрофического не произошло. Такие санкции наложены впервые в нашей истории, но мир не рухнул. Есть понятие «коммерческие риски», которые закладываются в бизнес-план - вот это и случилось. Выйти из любой ситуации с наименьшими потерями и развить свое дело - в этом соль предпринимательства. Рисковать, чтобы победить», - считает президент Тверской торгово-промышленной палаты Владислав Шориков.

О том, как тверские предприятия работают в условиях западных санкций и способны ли они полностью перейти на импортозамещение - в эксклюзивном интервью «АиФ в Твери».

Фото: Из архиваВладислав Шориков.

Эффект толпы

Денис Кузнецов, tver.aif.ru: Владислав Витальевич, опасается ли тверской промышленный бизнес за своё будущее?

Владислав Шориков: Любое предприятие опасается в таких ситуациях, но это не значит, что опускает руки: сейчас все заново верстают планы своего сохранения и развития. Из-за объявленной нам экономической войны, многое из запланированного ранее пришлось отменить. Остальное переверстать на ходу, чтобы достичь поставленных ранее целей, только другим путём.

- Когда ситуация, скажем так, стабилизируется?

- Как было раньше, уже не будет. Примерно за год промышленность и бизнес смогут решить так называемые повседневные проблемы, созданные санкциями. Через полтора-два года мы заместим всё что можно, наладим новые связи. Года через три вернёмся на уровень, который был до санкций. За это время что-то перестанет выпускаться и изменится ценовая политика, но появятся другие модельные «линейки» промышленных товаров и новые принципы ценообразования. Производственная база и валовой национальный продукт уменьшатся, будет большая и массовая смена деловых партнеров. Вероятно, снизятся доходы от экспортной деятельности. Но через какое-то время наша экономика укрепится, а затем и усилится самостоятельно.
Но на экономической войне без потерь не бывает. Весь мир столкнётся с экономическими трудностями: и мы, и те, кто объявил нам экономическую войну, и нейтральные страны.

- В марте одни иностранные компании ушли с российского рынка, другие приостановили работу, третьи «поставили на паузу» деловые отношения. Почему произошла такая «волна» отказов и уходов?

- Первая причина - решение органов государственной власти ряда стран объявить экономические санкции и последовавшее за этим решение иностранных компаний выполнять их директивы. Вторая - многие иностранные компании поддались эмоциям. И третья - «эффект толпы»: многие из тех, кто уходить не собирался, в итоге последовали примеру ушедших. При этом отмечу, что мы никого не выгоняли. Наши двери по-прежнему открыты. И мы никого из партнеров не заставляем сообщать миру о том, как они любят Россию: в бизнесе деловые отношения, а не полюбовные.

- Кто из иностранцев, работающих в Тверской области, действительно ушёл, а кто приостановил работу из-за логистических проблем?

- На момент нашего разговора среди промышленников таких нет: некоторые лишь заявляли ранее о намерениях. Но свою деятельность в России и, соответственно, в регионе приостановили некоторые торговые сети - например, Bershka и Макдональдс, но это уже другая история. Не буду скрывать: вероятность того, что ряд иностранных предприятий могут уйти, есть, но говорить об этом как о состоявшемся факте пока преждевременно.

- Как Вы думаете, заграничный бизнес вернётся в нашу экономику?

- Частично вернётся, полагаю. А на место ушедших придут другие страны - те, кого мы, быть может, до сих пор не особо замечали. Например, в Бразилии собираются знаменитые канадские самолёты Bombardier, а кимрский завод американской компании Hamilton Standard делает к ним теплообменники, без которых ни один самолет не взлетит. Не вижу причин, чтобы бразильцам и американцам не работать вместе в Тверской области. Просто на всё требуется время и придётся пройти период адаптации.

Древесина для Ирана

- Базовая промышленная отрасль в Тверской области - машиностроение: десятки заводов, десятки тысяч рабочих мест. Там немало импортных запчастей, технологий, дизайнерских решений. В отрасли будут проблемы?

- Будут у всех, в основном, из-за нехватки запчастей и комплектующих. Но всё решаемо. Руководитель одного из крупных предприятий региона недавно отозвался о ситуации так: «раньше отечественный производитель смотрел на нас поверх очков, а теперь звонят ежедневно: дайте запчасти». Сейчас промышленности нужно заново выстроить логистику, и тогда она будет нормально работать. В том числе и с зарубежными предприятиями - там тоже далеко не все одобряют экономическую войну против России. В Тверской области есть предприятие, использующее в производстве своей продукции химические изделия из Германии и США. Когда немцы ввела санкции, производство не остановилось, потому что американцы немедленно «заместили» немецкую продукцию своей, подняв на неё цену. В принципе, все остались довольны. Бизнес есть бизнес.

- Вторая базовая отрасль - лесопромышленный комплекс. Наш регион экспортирует лес-кругляк, топливные пеллеты, стройматериалы (клееный брус, например) и другие продукты из дерева. Что же: отрасль теперь «сожмется»?

- Сложный вопрос. Под санкции она попала лишь частично, но правительство России само ограничило экспорт леса и пиломатериалов, чтобы противостоять санкционному давлению. С одной стороны - в ближайшее время отрасль «сожмется», чтобы поддержать свою рентабельность. С другой стороны тверские предприятия и Тверская торгово-промышленная палата сейчас завалены заявками из Ирана на продукцию из дерева. В этой стране, которая уже 40 лет живёт под санкциями, мало деревьев и нет своей лесоперерабатывающей отрасли, и она остро нуждается в древесине и продуктах её переработки. В Иране живёт больше 83 миллионов человек. Представляете, какие там потребности в древесине!

- Третья базовая отрасль - пищевая промышленность, которая тоже лишь частично попала под санкции. Способны ли тверские кондитеры, хлебопеки и мукомолы полностью обеспечить потребности жителей Тверской области?

- Обеспечение региона продовольствием не вызывает у меня беспокойства от слова «совсем», хотя и у них есть проблемы. Но повторю: всё решаемо. У предприятий отрасли есть зависимость от импортной техники, которая ломается, от импортных пищевых добавок или семян. Будет так: на первых порах для ремонта используют комплекты запчастей, купленных ранее, а затем скопируют их и выпустят собственные. Импортные семена и добавки разработаем сами. Быть может, придется отказаться от «французской булки», но без десятков наименований хлеба и выпечки точно не останемся.

А вот печи для выпекания хлеба даже замещать не придётся: их выпускает Тверской завод хлебопекарного оборудования, причем это качество западного уровня. Вскоре к нашей системе внутренних платежей подключится Иран, а затем и страны БРИКС - и проблем с поставками и оплатой овощей, фиников, риса и других «замещенных» сельскохозяйственных продуктов уже не будет. Думаю, снизятся поставки кофе, но не столько из-за санкций, сколько из-за глобального потепления: «узкая полоска» на земном шаре, где произрастают и плодоносят кофейные деревья, сокращается. С чаем проблем не будет.

Налоги надо снизить

- Сильно ли пострадали тверские экспортёры как таковые?

- Да, сильно, но это касается только логистики экспорта. Зарубежные предприятия, отказавшиеся от нашей продукции из-за известных всем событий, есть. К этому добавилась проблема с Китаем: сейчас там вспышка ковида, ряд мегаполисов закрылись на карантин, ввоз иностранной продукции затруднён. Надеюсь, временно.

- В Тверской области запущен первый региональный пакет мер поддержки бизнеса в условиях санкций, включающих, например отсрочку арендной платы за пользование госимуществом, льготные займы и создание электронной информационной биржи. Но, по сути, он - для малого и среднего бизнеса. А какая господдержка нужна тверскому промышленному бизнесу?

- Промышленности всегда в первую очередь нужны оборотный капитал, а значит, выгодные кредиты, снижение административных барьеров, поменьше изматывающих надзорных проверок, и самое главное - нужен рынок сбыта, то есть платёжеспособный покупатель. Торгово-промышленная палата России подготовила свои предложения в правительство России (их очень много, практически по каждой отрасли), а Тверская ТПП, Тверской союз промышленников и предпринимателей и тверские отделения «Деловой России» и «Опоры России» - совместные предложения губернатору Тверской области, часть которых уже реализована. Из нереализованного ещё - необходимо снизить налоговую нагрузку.

- Как сейчас чувствует себя крупный торговый бизнес? «Лихорадка» прошла?

- Там те же проблемы: идёт поиск новых поставщиков продукции. На мой взгляд, в ближайшее время торговле придётся пойти на уступки поставщикам. Крупные сети (особенно федеральные) привыкли, что товар им привозят, а они затем «раскидывают» его по магазинам. Теперь возможно, сети сами поедут к поставщикам. А значит, ситуация может подстегнуть выход на «большой рынок» мелких производителей продуктов питания. При этом открывается «окно возможностей» для торговых точек шаговой доступности не только сетевых: маленькие магазинчики, принадлежащие малому бизнесу, могут вернуться в города Тверской области.

На мой взгляд, в сложившихся условиях мы придём к тому, что в Тверской области будет реализована идея, предлагавшаяся задолго до санкций: создать межрайонные центры переработки пищевой продукции. Поставлять туда свои огурцы, помидоры, яблоки, груши, капусту, даже рыбу, мясо и молоко будут мелкие хозяйства. А готовые консервы будут забирать на продажу торговые сети.

Строптивые цены

- Может ли Палата как-то повлиять на цены в магазинах? Некоторые торговые сети отказались от скидочных программ и сдерживания цен на социально значимые товары.

- Практически не может, потому что мы не являемся организацией, контролирующей ценообразование, и не обладаем функцией, которая может заставить кого-то снизить цены. Это может сделать только правительство России, договорившись с производителями и торговыми сетями, или профсоюзы предпринимателей, договорившись друг с другом. Но мы можем помочь создать условия для снижения цен, и регулярно это делаем. Например, проводим встречи с руководством торговых сетей для того, чтобы внедрять туда новых поставщиков продукции - тверских поставщиков.

- Почему курс доллара упал, а цены не снизились?

- Курс доллара упал из-за «спецмер», предпринятых Банком России - это отдельная история. А цены держатся потому, что сейчас мы «разгребаем» последствия стремительного роста курса валют. Продавцы закупали товары по высокой стоимости в рублях. Если сейчас они снизят цену в рублях, то «прогорят», с точки зрения валютного курса. Предприниматель часто делает наценку большую, чем можно - тем самым он создаёт «подушку безопасности», страхуется от неожиданных поворотов, чтобы были средства и ресурсы продолжать бизнес, если завтра опять произойдёт какой-нибудь «сюрприз».

- Дайте прогноз: как теперь будет развиваться тверская промышленность, сможем ли мы выпускать конкурентоспособные промышленные товары и услуги?

- Тверская промышленность никуда не денется: жила и будет жить. Но это не значит, что можно расслабиться и ничего не делать. Сейчас время активной перестройки всей экономики, задача - выйти на более высокий уровень, а не опуститься на более низкий. А для этого нужна консолидация усилий всех, в том числе общества.

Досье

Владислав Шориков. Родился 19 апреля 1965 года в Магадане. Окончил Магаданский государственный педагогический институт, аспирантуру Московского государственного педагогического института имени Ленина (всего 4 высших образования). Кандидат исторических наук. В бизнесе - с 1992 года. Руководил рядом крупных и известных предприятий Тверской области. С 10 июня 2016 года - президент региональной Торгово-промышленной палаты. Награжден почетным знаком «Во благо земли Тверской».

 
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах