aif.ru counter
753

Дело жизни. Командир отряда «Память» о войне, трудных подростках и мистике

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ в Твери 12/04/2017
Сергей Бойков / Из личного архива

В прошлом году торопецкий опыт по патриотическому воспитанию детей признали лучшим в России. В апреле в Верхневолжье начинается очередной поисковый сезон. О героях прошлых лет и будущей смене корреспонденту «АиФ в Твери» рассказал командир отряда «Память» Сергей Бойков.

«Слой» войны

Екатерина Евсеева, «АиФ в Твери»: Сергей Петрович, вашими усилиями оживает самая кровопролитная часть истории - военная. Какие её секреты таит в себе торопецкая земля?

Командир отряда.
Командир отряда. Фото: Из личного архива/ Сергей Бойков

Сергей Бойков: В годы Великой Отечественной в нашем районе полегло немало солдат. Иногда достаточно убрать мох - и начинается «слой» войны. 

За восемь лет работы поискового отряда мы подняли свыше 300 бойцов. Каждая человеческая история - боль и слёзы. В 2009 году удалось обнаружить группу разведчиков. В январе 1942 года они шли на станцию Мартисово под Торопцем.

Операция была секретной, но служащий водокачки сообщил врагу о приближении советских солдат. Завязался бой, который шёл шесть часов.

Семнадцать красноармейцев навсегда остались лежать на мартисовской земле. Их могилу искали разные отряды, пока, наконец, один из местных жителей не показал её нам.

В том страшном 42-м ему было 17 лет, вместе со своим дедом он лично закапывал погибших в воронке от разорвавшейся бомбы. Молчал об этом, потому что боялся чёрных копателей, а нам доверился.

Вместе с останками бойцов мы нашли их личные вещи, монеты, карандаши, часть записной книжки, куски шинелей и валенок.

У одного офицера при себе был флакон с духами. До сих пор помню, как мы его открыли и по лесу пронёсся стойкий аромат «Шипра».

Вахта памяти. Фото: Из личного архива/ Сергей Бойков

Происходят порой удивительные, даже мистические, истории. Три года назад мы проводили раскопки в деревне Кочута. Работы уже подходили к концу, отряд потихоньку сворачивался. Неожиданно одному из поисковиков приснился сон, что он нашёл под кустом медальон. Наутро он пошёл к этому месту. Едва копнув землю, увидел большой нательный крест, а под ним останки двенадцати солдат. Всё истлело: одежда бойцов, сапоги, а тряпочка, в которой лежал крест, осталась невредима. Как тут не верить в вещие сны?! В районном центре, у храма Вознесения Господня мы обнаружили котелки с остатками гречневой каши и тушёнки. На тот момент пища пролежала в земле 69 лет, но сохранилась так, будто крупу вчера варили.

Расстреляли всех пацанов

- Помогают ли поисковикам местные жители?

- Деревенские бабушки не раз предлагали свои дома для ночлега. Мужики часто готовы подкинуть на машине или что-нибудь подвезти. Глава района выделил помещение для музея, ДОСААФ помогает с транспортом и бензином. Старожилы делятся воспоминаниями. Всегда подскажут, за какой околицей шёл бой. До сих пор леденит душу рассказ одного из местных жителей, как в его деревне немцы забрали всех мальчишек, а потом расстреляли их в лесу, чтобы они не стали партизанами. Когда их истерзанные тельца хоронили, в деревне два дня стоял сплошной стон.

Сын личного водителя полковника Николая Дэви, командовавшего обороной Торопца, поделился с нами мемуарами своего отца. Такие воспоминания помогают при выборе места для раскопок. К отряду присоединилась семья местного священника: отец Сергий, матушка Елена и их детки. Можете не верить, но всегда после благословения батюшки мы находим в земле медальоны с инициалами бойцов.

Находки поисковиков.
Находки поисковиков. Фото: Из личного архива/ Сергей Бойков

Солдаты, обретая имя, будто возвращаются с войны домой. Поиском родственников занимается матушка. Однажды она по записке в медальоне буквально за два часа нашла родных бойца, которые до этого искали его 70 лет.

Тимуровцы

- Как в отряде появились школьники, ведь поисковое движение - недетское дело?

- Моя жена Татьяна - учитель истории в местной школе № 3. Многие учащиеся здесь из неблагополучных семей. Вот она и решила направить их энергию в полезное русло. Нашим первым ребятам в 2009 году было по 16 лет - ну такое хулиганьё! А сейчас можем с гордостью говорить, что они выросли достойными людьми. До сих пор поддерживают с нами связь, благодарят. Это дорогого стоит!

- Многие отказываются работать с трудными подростками, а у вас ребята раскрывают свои лучшие качества. Как?!

- Знаете, нет плохих детей. Есть подростки, у которых слишком много свободного времени. Оттого они и совершают глупости. Переключите внимание, займите ребёнка, и ему уже будет не до этого. В нашем отряде никто и ничего не делает из-под палки. Детей нельзя заставлять, их нужно  заинтересовывать.

Фото: Из личного архива/ Сергей Бойков

Каждое 21 января, в годовщину освобождения Торопца от немецко-фашистских захватчиков, мы собираемся у братского захоронения. Ребят приходить не заставляем, всё по желанию. И каждый раз, не важно, раннее утро или трескучий мороз на улице, приходят все. Ещё и младших братишек и сестрёнок с собой берут.

В отряде есть трудовая терапия. Работать с останками, по закону, дети могут только с 18 лет, а до этого помогают на раскопках поднести воду, песок и т.д. Когда подростки осознают, какие потери несла наша страна в годы Великой Отечественной войны, сколько людей пожертвовало жизнью ради их будущего, они с трепетом начинают относиться к своему Отечеству. Никакой урок истории не заменит личных впечатлений.

Кроме того, ребята участвуют в разных акциях, следят за воинскими захоронениями: летом срезают траву, зимой очищают дорожки от снега. Помогают пожилым людям по хозяйству. В городке много «тимуровской» работы. Человек не рождается лентяем, таким его делает окружение. Я точно знаю, что наши ребята тунеядцами не вырастут.

- Ваша семья много времени проводит с детьми. Как считаете, молодое поколение разбирается в истории? Многие сегодня её стараются перевернуть.

- Уходит время поколения 90-х, когда родителям и педагогам было не до воспитания: заботили только мысли, как прокормиться. В 2000-е годы о патриотизме заговорили вновь. Многие видят в этом показуху. Но плоды-то есть!

Ещё десять лет назад школьники путали войну 1812 года с Великой Отечественной, а сегодня не просто знают основные сражения и полководцев, но и нюансы битв. Всплеск дала акция «Бессмертный полк». Многие семьи пытаются разузнать о своих героях войны. К великому сожалению, ещё есть те, кто оскверняет память предков, разрушает мемориалы и т.д. Остаётся только догадываться, что творится в их головах.

«Страшно было, очень страшно»

- В марте в Твери частично разрушилось Смоленское захоронение. А в каком состоянии воинские мемориалы в районах?

- Проблем хватает. В советские годы за братскими могилами ухаживали школьники, а сейчас во многих поселениях школы позакрывали. Распались колхозы, опустели деревни. Кому смотреть за могилками?! К 9 мая сельские администрации стараются найти лишнюю копеечку, чтобы хоть раз в год привести мемориал в порядок. Но беда ещё и в том, что до некоторых из них не добраться. В нашем районе есть братская могила в Липовке. Местность там болотистая, дороги нет, доехать можно только на гусеничном тракторе. Как ухаживать? И таких отдалённых могилок по области полно! В Рамешковском районе, например, в Петроозерье есть захоронение, до которого добраться можно только на лодке.

- Нет семьи, которую не затронула бы Великая Отечественная война. Кто в вашей семье ковал Победу?

- Моему отцу в 41-м году было 12 лет, а по маминой линии воевали два моих дяди. К сожалению, об их судьбе ничего узнать пока не удалось. У жены дед прошёл всю войну от Торопца до Берлина. Её двоюродный дед летал в одной эскадрилье со знаменитым Покрышкиным, а бабушка была в плену у немцев. На память остались их награды, а воспоминаний немного. Они старались лишний раз промолчать. Для тех, кто прошёл горнило войны, рассказывать об этом - словно ещё раз испытать все ужасы. Как признался однажды один ветеран: «Страшно было, детки, очень страшно...»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах