Примерное время чтения: 4 минуты
211

Как на пороховой бочке. Почему в Тверской области горят торфяники

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ в Твери 07/06/2022

31 мая в районе населённого пункта Озерки сотрудники МЧС выезжали на пожар – горел торф. Возгорание быстро потушили, но осадок остался. Именно из-за горящих торфяников Конаковского района в 2014 году Тверь и даже Москва были окутаны плотной завесой дыма, с огнём тогда боролись подразделения из нескольких регионов.

Не мелкие шалости

К счастью, в этот раз площадь пожара была небольшой, угрозы населённым пунктам не было, но огнеборцам вновь пришлось попотеть, прежде чем очаг потушили. Торф в Озерках подожгли неизвестные школьники. «Очень похоже на хулиганство. Весной мы с главой поселения ездили по школам: встречались с учащимися, объясняли им правила поведения на торфяниках, предупреждали об опасности пожаров. Но то ли они не понимают, чем это грозит, то ли надеются на «авось». Всё равно ведь подожгли поле, – сокрушается начальник отдельного поста «Посёлок Изоплит» пожарной части № 29 Дмитрий Голубев. – Ещё одна причина торфяных пожаров – людская безалаберность. В 2019 году в майские праздники было тепло, сюда на шашлыки приехало много москвичей и в результате случилось немало возгораний от костров, оставленных ими».

Шалости и беспечность отдыхающих всегда чреваты разрушительными последствиями. Торф воспламеняется быстро. Как рассказал нам и.о. руководителя Тверского лесничества Алексей Белоусов, он легко прилипает к глушителю автомобиля, когда вы едете через торфяник, загорается, отваливается – и вот вам пожар. Активисты, которые борются с мусором в лесах, сжигают его на кострах – вот вам ещё один пожар. Именно поэтому на торфяниках нельзя разводить открытый огонь, жечь траву и мусор. Зачастую граждане даже не знают, что именно они являются виновниками: выбросил окурок в кусты, не затушил мангал, швырнул в мох стеклянную бутылку, которая в солнечную погоду сработает как линза, – и вот вам дымящееся торфяное поле или сгоревший населённый пункт. Чтобы потушить всего один квадратный метр торфяника, нужно вылить на него тонну воды. В нашем регионе только разведанных геологами запасов торфа – 2,19 миллиарда тонн, это 2834 месторождения общей площадью более 500 тысяч гектаров. Если все они загорятся, придётся вылить туда 5 миллиардов тонн воды. Где взять столько? А ведь климат-то меняется, становится жарче и суше. В этом смысле Верхневолжье стоит «на пороховой бочке» – случись что, мало не покажется.

«Если лесничий видит нарушения правил пожарной безопасности, он обязан составить протокол. Но это не всегда возможно, так как сначала надо установить личность, а паспорт в лес берёт с собой далеко не каждый человек. Встречаются и неадекватные, агрессивные нарушители, но у лесничего, как правило человека «в возрасте», нет права задерживать и доставлять их в отдел. Я прошу всех быть ответственнее», – говорит Алексей Белоусов.

Может пора добывать?

Раньше борьбе с торфяными пожарами помогали торфоразработки. Всеми торфяниками занимались предприятия, у которых были и господдержка, и специалисты, и техника. Например, весь Оршинский Мох был охвачен системой металлических труб, это позволяло в короткий срок затопить всё торфяное поле, если оно самовозгоралось. На озере Страдовня находилась насосная станция, перекачивавшая в торфяники воду. В конце 80-х – начале 90-х годов всё это демонтировали, вывезли и сдали в лом. Сейчас воссоздать систему практически невозможно: нет ни денег, ни техники.

«В районе Озерков и Изоплита торфоразработки прекратились с 2000 года. Торфяники заросли, много березняка, но некоторые каналы, обводнявшие территорию, ещё сохранились, – отмечает Дмитрий Голубев. – После крупных пожаров территорию обводнили, ситуация была удовлетворительной, но полной защиты это не даёт. Раньше здесь была дамба, удерживавшая влагу в торфянике, но её смыло в 2014 году. Попытка восстановления провалилась – её снова смыло».

Наши эксперты говорят, что в «эру западных санкций» с экономической точки зрения и по соображениям пожарной безопасности торф лучше добывать. Доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой государственного управления ТвГУ Галина Лапушинская считает, что в этом случае затраты на пожарную безопасность будут меньшими. «При добыче не только отслеживают состояние торфяника, но и превращают торф в экологически чистые продукты. В пример приведу торфяной наполнитель для кошачьих туалетов, запатентованный ТвГТУ, – говорит экономист. – Торфяные продукты не аллергенны, хорошо утилизируются и не наносят вреда природе. Ещё во время добычи убирают сухостой и поваленные деревья, что снижает риск пожаров, прокладывают дороги, это позволяет быстро перебросить технику на тушение. Также снижается риск быстрого распространения пожара. Если же торфяник простаивает, он будет гореть чаще, и потушить его быстро не получится.

Кстати

В Оленинском округе прокуратура после проведённой проверки наказала штрафами четырёх местных чиновников, отвечающих за соблюдение правил противопожарного режима. Несколько населённых пунктов здесь оказались не готовыми к возможным пожарам: там нет ни пожарного инвентаря, ни условий для забора воды из водоёмов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах