446

К чему приводят палы травы. В Тверской области полыхают деревни и кладбища

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ Тверь 27/04/2021
Валерия Серова / АиФ

От весенних поджогов сухой травы и, как следствие, масштабных пожаров Тверская область страдает не один десяток лет. Чёрные как смоль поля и опушки лесов, обугленные обочины дорог, сгоревшие дотла деревни уже стали весенней приметой в нашей области.

Что происходит? Неужели нельзя обойтись без поджогов? В ситуации разбирался корреспондент «АиФ в Твери».

Жжём!

Первые возгорания начались ещё до того, как с тверских полей сошёл последний снег. За каких-то десять дней, с 12 по 21 апреля, пожарные подразделения МЧС более 500 раз выезжали на тушение сухой травы, пострадавшая от огня площадь превысила 700 гектаров. 5 апреля загорелся сухостой в районе деревни Першино Успенского сельского поселения Ржевского района. Затем почернели участки земли в Калининском, Зубцовском, Конаковском районах и в Осташковском городском округе. Под Вышним Волочком траву подожгли дети, и в результате чуть не сгорели автомобили, припаркованные у жилых домов. 16 апреля заполыхало Щупинское кладбище в Ржеве. Как выяснилось, спичкой там чиркнули родственники одного из похороненных, чтобы очистить могилу от травяных джунглей. Погост едва отстояли.

17 апреля сгорела деревня Рассадники в Лесном районе. Траву там, правда, никто не поджигал, пожар в одном из домов возник по другим причинам, но деревня практически необитаема, сухостой по самую шею, именно по нему огонь перекинулся на другие строения. 18 апреля загорелась деревня Горка в Максатихинском районе, более 60 пожарных несколько часов боролись с огнём и отстояли-таки большую часть построек. В этот же день неизвестные подожгли камыш вблизи пешеходного моста на реке Лазури в Твери. Тушили его прямо из реки.

И, наконец, поздним вечером 19 апреля заполыхала трава у деревни Лебедево в Калининском районе, огонь вплотную подобрался к городскому кладбищу. Тушил его даже глава поселения. «У нас есть не только щиты с баграми и лопатами, но и помпы для перекачки воды, организованы добровольные пожарные дружины, мы заключили договоры с предприятиями о предоставлении техники при пожаре, осенью проводили опашку. Есть даже рынды и рельсы для подачи сигналов тревоги, хотя их постоянно воруют и сдают в чермет – там мы находим их и возвращаем на место. И всё равно поля горят. Близ деревни Палкино, которая соседствует с улицей Оснабрюкской в Твери, три дня подряд полыхало поле: кто-то палит и палит его», – рассказал нам глава администрации Никулинского сельского поселения Иван Сариев.

По итогам огненной декады пожарным удалось отстоять 10 деревень в десяти районах области, это более 200 домов. Но ещё 165 населённых пунктов по-прежнему находятся в угрожаемых зонах.

На пороховой бочке

В МЧС нам назвали основные нарушения требований пожарной безопасности, которые приводят к травяным пожарам: зарастание деревень и посёлков, запущенные сельскохозяйственные поля, заросшие водоисточники, отсутствие защитных полос и средств подачи пожарной тревоги. Там, где хозяева – власти, частные собственники, акционерные общества – берегут свои земли, проводят опашку и создают противопожарную инфраструктуру, ситуация нормальная. «Раньше мы сами проводили опашку наших деревень, но в последние годы её взяли на себя администрация поселения и лесозаготовительные организации, – говорит глава крестьянского фермерского хозяйства – бывшего советского колхоза Алсу Ямалетдинова. – Наши соседи, СПХ «Заря», тоже защищают свои владения от пожаров, а с противоположной стороны находится река. У нас также есть пожарный пруд и сотрудник, отвечающий за противопожарное оборудование, возле своего дома он держит трактор. В общем, мы стараемся защититься от огня, проводим профилактику. Но в нашем районе, к сожалению, много заброшенных домов».

А вот там, где владелец появлялся в последний раз в день покупки земельного участка, соседи в ужасе. «Когда у нас скупались земельные паи по 10 тысяч рублей за 8 гектаров, я сказал людям, желавшим продать их: будете сидеть как на пороховой бочке и ждать, когда всё это сгорит, – рассказал председатель колхоза имени Чапаева в Весьегонском районе Алексей Никитин. – В самом колхозе гореть нечему: у нас 1,5 тысячи гектаров пашни, и земля не зарастает, потому что всё время в севообороте. А вот на землях вокруг колхоза пожары были, потому что хозяева никогда там не появляются. Всё заросло уже не травой даже, а лесом, можно дрова заготавливать».

Есть ещё один важный момент. По закону сухая трава является мусором, значит, её нужно утилизировать. Свозить сотни тонн травы на обычный полигон – дорого. В результате поля поджигают, огонь перекидывается на соседние деревни, и так без конца и края, из года в год. Порочный круг!

Кстати

На территории Тверской области запрещены палы сухой травы, а также разведение костров на полях. За нарушение этих требований Административным кодексом РФ предусмотрены штрафы для граждан до 5 тыс. рублей, для должностных лиц – до 50 тыс. рублей, для юридических лиц – до 400 тыс. рублей.

Денис Кузнецов

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах