aif.ru counter
1347

«Онкология маскируется». Врач о том, как распознать страшный недуг у детей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. АиФ в Твери 05/04/2017

«У детей опухоль развивается стремительно. Реакция врачей на неё должна быть молниеносной», - говорит единственный в Тверской области детский онколог Александра Сайдуллаева. Уже 20 лет она делает всё, чтобы рак для мальчишек и девчонок не стал приговором.

Как в регионе борются с этим страшным заболеванием и на что могут рассчитывать родители онкобольных ребят, доктор рассказала в интервью корреспонденту «АиФ в Твери».

От нуля и старше

Екатерина Евсеева, «АиФ в Твери»: Александра Фёдоровна, казалось бы, рак - взрослая напасть. Почему болеют дети?

Александра Сайдуллаева: Для этого диагноза нет возраста. За последние годы в регионе число больных выросло с 30 до 40 человек на 100 тысяч детского населения. В прошлом году на учёт поставили 46 несовершеннолетних с диагнозом первичной онкологии. Рост связан и с увеличением числа заболевших, и с лучшей выявляемостью патологии. Раньше дети зачастую умирали с невыясненным диагнозом. Сегодня же доктора могут вовремя распознать опасное заболевание.

Часто детские опухоли возникают ещё в утробе матери. Высокий риск онкологии также появляется в подростковом возрасте, когда идёт перестройка организма.

Часто детские опухоли возникают ещё в утробе матери. Высокий риск онкологии также появляется в подростковом возрасте, когда идёт перестройка организма. В это время, как правило, развиваются саркомы опорно-двигательного аппарата – костей, связок, мягких тканей. Это опухоли, обладающие высокой агрессивностью. Какие факторы провоцируют их у того или иного ребёнка, сказать сложно. Большинство злокачественных новообразований вызвано спонтанными мутациями, природа которых до конца не изучена. Сказываются и образ жизни родителей, экология, профессиональные болезни. Есть исследования, которые показывают, что опухоли чаще встречаются у детей, чьи родители заняты в химической промышленности или работают водителями.

- Как в Тверской области устроена детская онкологическая служба?

- До 2013 года ребят лечили при областном онкологическом диспансере, где работают «взрослые» врачи. На консультации специалистов разного профиля малышей приходилось возить в детскую областную больницу. Если ребёнок тяжёлый, доктора вызывали в диспансер. Это было долго и неудобно. Четыре года назад несовершеннолетних онкобольных перевели в детскую областную больницу. Осматривая ребёнка, врачи там лучше замечают те или иные отклонения, при необходимости направляют на дополнительные обследования. Есть необходимые лекарства и оборудование.

После страшного пожара в больнице, который случился в феврале, онкокойки для детей сейчас располагаются в корпусе тверской гинекологической больницы. Там сделан хороший ремонт. Условия даже лучше прежних. До пожара койки располагались во втором соматическом отделении. Это старое здание, построенное в XIX веке. Как бы часто мы ни проводили дезинфекцию, в слоях штукатурки, в трещинах могли оставаться грибки и бактерии. А ведь в отделении находились дети, у которых после серьёзнейшего лечения был сильно ослаблен иммунитет. Для них опасной могла стать любая инфекция. Ещё одна болевая точка в нашей отрасли - нехватка специалистов. В регионе есть онкогематологи, но именно детский онколог с 1995 года на всю область только один.

Болезнь маскируется

- А каковы условия в глубинке?

- Первичную диагностику проводят во всех районных больницах. Есть УЗИ-аппараты, позволяющие выявить опухоли. Однако участковые педиатры нечасто встречаются со злокачественной опухолью, поэтому тревожные симптомы иногда могут принять за другую болезнь. Да и сама онкология коварна, маскируется.

Какие опухоли чаще встречаются у детей?
48% - костный мозг, кровь, лимфатическая система; 20% - центральная нервная система; 32% - другие органы (почки, кости, ткани, яички, яичники и т.д.).
Например, у разных детей при опухоли головного мозга симптомы могут сильно отличаться. У одного начнёт ухудшаться зрение, другой будет падать в обморок. Главная задача врачей на местах при неясном диагнозе - заподозрить онкологию и вовремя направить на дополнительное обследование к специалисту. В детской областной больнице мы принимаем детей и из районов, и из Твери. На ранних стадиях злокачественные опухоли хорошо поддаются лечению.

- В каких случаях детей отправляют на лечение в федеральный центр, и долго ли ждать квоты?

- В Твери есть необходимые условия для хирургического и лекарственного лечения, химиотерапии. Но лучевую терапию ребята в нашей области получить не могут: у областного клинического онкодиспансера отозвали лицензию на оказание помощи детям. Маленьких пациентов направляем в центр рентгенорадиологии в Москву. В федеральные клиники едут и на реконструктивные операции, когда взамен поражённого участка вставляют эндопротез. При желании родители могут получить направление на лечение в федеральные центры. Квоту в областном минздраве выделяют довольно быстро. Но госпитализировать могут не сразу: надо ждать, пока освободится место. Да и не всегда направление покрывает дорогостоящее лечение, которое требует онкология. Бывает, один курс лечения в столице стоит от нескольких сотен тысяч рублей до миллионов. Это как две-три квоты.

Коварный недуг

- В интернете часто собирают деньги на лечение за рубежом. Получается, за границей всё-таки лучше?

- Что-то там действительно лечат лучше. В Германии, например, есть несколько детских центров, и каждый специализируется на лечении конкретного вида опухоли. Но и в России много достойных клиник. Не выяснив, можно ли у нас провести лечение, пытаться всеми способами попасть за рубеж - неправильно. За деньги там возьмут всех, но гарантировать выздоровление никто не может. В моей практике были дети, которых возили в лучшие клиники мира, но болезнь оказалась сильнее. Медицина не стоит на месте, однако рак - это более 150 различных видов опухолей. Универсальной таблетки здесь быть не может.

Медицина не стоит на месте, однако рак - это более 150 различных видов опухолей. Универсальной таблетки здесь быть не может.

- Лечение требует не только огромных затрат, но и много сил, времени. На что могут рассчитывать люди, оказавшиеся в такой ситуации?

- Онкология - диагноз, который кардинально меняет жизнь всей семьи. Как ни горько, очень многие мужья в таких ситуациях бросают жён. Матери приходится в одиночку тянуть больного сына или дочь. По закону дети, стоящие на учёте у онколога, имеют право на инвалидность. Женщинам время по уходу за ребёнком засчитывается в стаж. Только пособия от государства - крохи, жить и лечить на них невозможно. Покупка некоторых лекарств и средств гигиены - тоже забота семьи. Мы стараемся всегда быть на связи с мамами, от больницы обращаемся за дополнительной помощью к региональным властям. В срочных ситуациях подключаются благотворительные фонды. Бороться с таким диагнозом тяжело и психологически, поэтому мы часто направляем родителей на консультацию в психоневрологический диспансер, а детей после выздоровления - на реабилитацию в специальные санатории.

Удар по сердцу

- Победив болезнь, будет ли ребёнок потом здоровым?

- Методы лечения, через которые проходят дети, вызывают поздние осложнения. Например, если онкозаболевание диагностировали в период полового созревания у подростка, то назначенная химиотерапия снижает способность будущего юноши или девушки зачать ребёнка. Многие препараты кардио- и нефротоксичны.

При своевременном обращении 80% детей имеют хороший прогноз на выздоровление.

Если в детстве преодолевается инвалидность по онкологии, во взрослом возрасте могут появиться осложнения на сердце и эндокринные органы. Конечно, этого может и не быть. Даже если вы одолели опухоль, не стоит расслабляться. Следите за здоровьем и не забывайте о постоянном обследовании жизненно важных систем. К счастью, детей, победивших рак в нашем регионе, много. Некоторые из них уже сами мамы и папы. Помните: при своевременном обращении 80% детей имеют хороший прогноз на выздоровление.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах