aif.ru counter
210

Деликатная работа. «Венерологи не имеют права осуждать пациента»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ в Твери 05/07/2017
Галина Григорьева / Из личного архива

Познания Галины Григорьевой в профессии невозможно переоценить. Именно благодаря ей в стране обратили внимание на людей с поражением нервной системы, как осложнением сифилиса. Галина Николаевна была «на передовой» в период эпидемии этого заболевания в 90-е годы и предпринимала огромные усилия, чтобы остановить её распространение в регионе.

Наставник молодёжи – тоже о ней. Почти все дерматовенерологи в Тверской области учились специальности и получали практические навыки под её кураторством. В День медицинского работника губернатор Игорь Руденя наградил Галину Григорьеву за вклад в развитие здравоохранения региона Крестом святого Михаила Тверского. О своей судьбе, медицинском призвании и деликатности профессии  доктор рассказала нашему еженедельнику.

Призвание - белый халат

Екатерина Евсеева, «АиФ в Твери»: Галина Николаевна, профессию врача нужно выбирать по призванию?

Галина Григорьева: Лично я всегда хотела стать врачом. Приняла решение ещё в детстве. У меня болела мама, очень хотелось помочь. И не только ей, хотелось помогать людям, нуждающимся в помощи. После окончания  школы из нашего  класса в медицинский институт поступали двое ребят и я. Мальчишек тогда брали вне конкурса, а мне не хватило одного балла. Пришлось сначала пойти работать, устроилась на фабрику. Помню, директор сказал: «Хочешь, дам тебе направление в текстильный институт? Отучишься и будешь нашим специалистом». Но я отказалась, и в следующем году уже поступила в Калининский медицинский институт.

После его окончания в 1967 году меня распределили в областной кожвендиспансер. Дерматовенерологией я увлеклась ещё на четвертом курсе, когда мы изучали предмет. Учила меня замечательный врач, заведующая отделением диспансера Надежда Алексеевна Краснова. Сама любила и прекрасно знала специальность и мне привила эту любовь. Занималась я и в студенческом научном кружке. Так что выбор был осознанным и не случайным. С тех пор здесь так и работаю. С 1981 по 2012 годы заведовала отделением, уже сама учила молодёжь. Сейчас я – врач стационара. У нас прекрасный коллектив специалистов.  Учреждение для меня стало родным: здесь мои друзья, коллеги, с которыми могу поделиться самым сокровенным. Что там говорить: это мой второй дом!

В семьях врачей обучение происходит за столом, когда за чашкой чая рассказываешь о рабочем дне, пациентах, сложных и интересных случаях. Всё это откладывается в памяти и влияет на выбор. По моим стопам пошла дочь. Мои зять и внук – тоже врачи.

Наш труд требует самоотдачи, даже самоотверженности. У хорошего врача рабочий день не заканчивается с окончанием смены. Конечно, уровень зарплаты немаловажен, но всё-таки это - не единственная мотивация. Успех в лечении, правильно поставленный диагноз, возможность применять современную аппаратуру и новые методики, работа в комфортных условиях тоже очень важны для специалиста, особенно молодого. Думаю,  вряд ли, врачи способны работать не по призванию. Такие доктора, скорее, меняют профессию, не приживаются. Для меня доктор - лучшая профессия. Вернись время вспять, я бы, безусловно, выбрала белый халат.

В День медицинского работника губернатор Игорь Руденя наградил Галину Григорьеву за вклад в развитие здравоохранения региона Крестом святого Михаила Тверского.
В День медицинского работника губернатор Игорь Руденя наградил Галину Григорьеву за вклад в развитие здравоохранения региона Крестом святого Михаила Тверского. Фото: Из личного архива/ Галина Григорьева

Зеркало организма

- С какими заболеваниями к вам обращаются пациенты?

 - У дерматологов есть общепринятая аксиома «Кожа - это зеркало организма». Её состояние зачастую сигнализирует о серьёзных внутренних заболеваниях: онкологии, сахарном диабете, ВИЧ-инфекции и других. Дерматология  порой сложная для диагностики специальность. Пациентам очень важно не пытаться ставить диагноз самому себе, а тем более заниматься самолечением.

В стационар сегодня госпитализируют пациентов с тяжелейшими дерматологическими заболеваниями, серьёзным, иногда тотальным, поражением кожных покровов. В последние годы мы отмечаем, что кожные заболевания стали протекать значительно тяжелее, чем раньше. Уверена: это связано с экологией, качеством продуктов питания, использованием химии, позволяющей обеспечить длительное хранение продуктов. На днях в отделение поступил маленький ребёнок с распространённым мокнущим дерматитом. Выяснилось, что это реакция на клубнику. Посмотрите, яблоки лежат неделями и не портятся – чем их пичкают?! Кроме того, люди злоупотребляют лекарствами, принимая их без рекомендации врача. Всё это зачастую вызывает серьёзные поражения кожи, которые могут привести к инвалидности. Стало больше больных тяжёлыми системными заболеваниями, требующими комплексного подхода. Это пациенты с тяжёлыми токсидермиями, пузырчатками, псориазом с поражением суставов. Многие – молодые люди, в возрасте до 30 лет.

За последние десять лет наша больница очень преобразилось. Она перестала быть монопрофильным кожно-венерологическим диспансером, когда в штате были только врачи-дерматовенерологи. Сегодня  в нашем учреждении - доктора 22 специальностей: терапевты, педиатры, хирурги, онкологи, гинекологи, неврологи, инфекционисты и другие. Мы хорошо обеспечены современной диагностической аппаратурой. А оснащённость нашей централизованной лаборатории сравнима с современными европейскими  лабораторными комплексами. Всё это даёт нам возможность тщательно обследовать больных и назначать им комплексное полноценное лечение.

Плоды «демократизации»

- Как за полвека изменилась дерматовенерологическая служба? Что нового появилось в Вашей специальности?

- Медицина шагнула далеко вперёд, нам удалось многого добиться. Почти ликвидирована лепра, именуемая в народе проказой. Практически не встречаются больные с туберкулёзом кожи, реже диагностируют гонорею. Меньше стало заболеваний, передающихся половым путём, которые ведут к бесплодию. Появились эффективные средства профилактики, медикаменты, да и люди стали ответственнее относиться к своему здоровью.

Кстати
Коллектив учреждения, поздравляя Галину Григорьеву, вручил ей именной памятный подарок - плакетку. На фоне изготовленной в металле ювелирной графики исторического здания Аваевской больницы выгравированы слова «Легенда Центра им. В.П. Аваева. 50 лет служения людям».
Кардинально изменился подход к ведению пациентов и их лечению. Вы можете себе представить, что за распространение и сокрытие венерических заболеваний ещё 30 лет назад давали реальные сроки? В 80-е годы врачи вместе с милицией проводили рейды по улицам. Тех, кто казался подозрительным, стражи порядка доставляли дежурному доктору на обследование. Если где-то возникал очаг сифилиса, обходили все близлежащие дворы, обследовали каждого жителя. Мы обязаны были выявить источник заражения, чтобы не допустить дальнейшего распространения заболевания. Работа поистине детективная! Подолгу беседовали с больными, спрашивали, с кем те имели связи, объясняли, что информация останется внутри учреждения и т.д. Компьютеров не было, схему распространения инфекции и контакты больных вручную рисовали на ватмане: вот Петров, он заразился от Ивановой, та от Сидорова и т.д. Шутили, что есть генеалогическое древо, а нам приходится составлять венерологическое. Больных из районов доставляли в стационар за 24 часа, сопровождали их лично медики. Лечение от этой инфекции  длилось полтора года. За уклонение от него больные несли уголовную ответственность. Помню, одна девушка получила два года колонии-поселения.

Дворовые рейды отменили с распадом с Советского Союза и началом «демократизации». Тогда же больным разрешили не свидетельствовать против себя и близких. А через несколько лет в регионе, да и в стране в целом, наступил пик венерических заболеваний. Мы оказались на грани эпидемии сифилиса. Если в 1989 году в Калининской области было 39 таких больных, то в 1996-ом – уже 4500 человек! Спасли тогда эффективные антибиотики, которые сократили курс лечения до трёх недель. Иначе бы: лечить – не перелечить. Сейчас о заразных формах сифилиса можно почти забыть, однако встречаются его осложнения.

- Вы стали одним из  первых докторов в стране, кто на практике занялся лечением нейросифилиса. Почему это было важно?

- Это поздняя форма сифилиса, когда идёт поражение нервной системы. Если болезнь не лечить, оно может привести к параличу и инвалидности. Долгое время о нейросифилисе не говорили, его почти не изучали. Наше учреждение проводило всероссийские конференции по этому заболеванию, мы впервые в стране ввели в штат венерологического отделения ставку невролога. Многие не понимали, зачем это нужно. Не верили, что много больных нейросифилисом. Однажды нас позвали на мероприятие в Москву, где собрались лучшие неврологи столицы. Сказали: «Приезжайте со своим материалом, поймёте, что были не правы». Поехали втроём: главный врач Каринэ Конюхова, невролог Алексей Кудрявцев и я. Когда мы доложили обстановку, профессора сказали, что наш опыт надо внедрять по всей стране. Так и вышло. Наше учреждение всегда старалось быть передовым. Ещё в конце 80-х годов у нас появилась электронная история болезни венбольных, в 1991 году провели первую всероссийскую конференцию по информатизации в медицине. Эту программу мы подарили 17-ти регионам.

Галина Николаевна 50 лет служит людям!
Галина Николаевна 50 лет служит людям! Фото: Из личного архива/ Галина Григорьева

Деликатный момент

- Многие кожные заболевания заразные. Не боитесь подхватить инфекцию?

- Ну что вы! У нас соблюдаются все требования безопасности. Расскажу интересную историю. Несколько лет назад в учреждении строили новый корпус. Рабочие на порог боялись ступить: им казалось, что всюду витает спирохета – возбудитель сифилиса. Мы общались с ними, просвещали. Через некоторое время один из строителей уже сам останавливал пациентов, которые брались за дверные ручки через платочек. Он говорил им: «Поверьте, здесь по воздуху ничего не летает. Всё обрабатывают». За 92 года, что работает больница, заражения у врачей не было ни разу.

- Считается, что венерические и кожные болезни – удел распущенных людей. Так ли это?

- Конечно, нет. За 50 лет работы я слышала множество историй. В жизни всякое бывает. Осуждать мы не имеем права, да и не дело венерологов – мораль. Главное – вылечить пациента и поддержать его. Для меня в работе есть только один принцип: относиться к больному так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Знаете, порой пациенту забота и поддержка словом намного важнее, чем выписанные медикаменты.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество