aif.ru counter
378

Культурная эволюция. Тверская студентка учит детей мыслить через искусство

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ в Твери 24/01/2018
Анастасия Каменская / Из личного архива

Сидеть за партой от звонка до звонка - разве такой должна быть студенческая жизнь?! Магистрант кафедры философии и теории культуры Тверского госуниверситета Анастасия Каменская сначала получила стипендию Благотворительного фонда Потанина, а затем выиграла его грант. На сто тысяч рублей девушка создала школу по совместному арт-обучению обычных ребят и детей с ограниченными возможностями.

«АиФ в Твери» расспросил Анастасию о волшебной силе искусства и о том, чего не хватает современному образованию.

Язык, понятный всем

Сергей Диваков, «АиФ в Твери»: Анастасия, сложно ли получить грант на проект по инклюзивному обучению?

Анастасия Каменская: Подобные конкурсы проводятся только для стипендиатов фонда Потанина. Ты можешь собрать команду из таких же «потанинцев» и претендовать на грант. В интернете была ярмарка проектов, где люди искали соратников. Прошерстила её и нашла ту единственную тему, которая мне понравилась, потому что она была про искусство и про детей.

Наша команда выступила в номинации «Профессиональное развитие». Поначалу казалось, что ничего не выиграем.  Эффект на жюри произвела презентация. Первые секунды показывали мальчика, который что-то говорил на языке жестов. У аудитории спросили: «Понятен ли вам язык?» Все мотали головой. Потом продемонстрировали картину Гойи «Расстрел повстанцев» и поинтересовались: «А этот язык вам понятен?». Все сказали: «Да». Дальше мы задали вопрос: «Что общего между этим мальчиком и Франсиско Гойей?» Никто не знал. А всё просто: и мальчик, и Гойя (а он был глухим) не слышат этого мира, но хотят, чтобы мир услышал их. Искусство - это и есть язык, который понятен всем. Когда увидела слёзы в глазах у членов жюри, сразу поняла, что никакие 3D-принтеры и прочие технические новинки не перегонят наш проект.

- В итоге вы создали центр дополнительного образования «Талант расправит плечи». Как он работает?

- Дети без нарушений здоровья и слабослышащие учатся вместе. У ребят - пять предметов: литература, изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство, театр и история искусств. Они объединены общей программой. Детки сами пишут сценарии для спектаклей, делают к ним декорации, играют на сцене. Мы не пошли по традиционному пути, когда сначала сочиняют сюжет. Даём ребятам задание: продумайте каждый своего персонажа. Потом вместе выстраиваем отношения между героями.Учим детей мыслить и уметь свои мысли выражать.

На истории искусств есть задание «Всё из-за кота». Ребёнок представляет себя скульптором, который долго творил и однажды обнаружил, что его скульптуру разбил кот. Но уже сегодня её предстоит демонстрировать на выставке. Задача - взять любую вещь и представить её как предмет искусства. Организовали и каникулярные арт-лагеря. На осенних каникулах был архитектурный лагерь «По следам баухауза». Ребята изучали интересные находки этого направления немецкой архитектуры, каждый смакетировал своё здание. Помещение и людей, готовых этим заниматься, пока удалось найти только в Ставрополе. Но методики можно перенести в любой регион.

Глазами не увидишь

- В Твери ты реализуешь проект для незрячих и слабовидящих. У нас развивается инклюзивное образование?

- Проект называется «Самое главное» по строчке из Сент-Экзюпери: «Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь». Любовь, знание, одиночество, печаль - кто их видел? Никто. В нашем проекте слепые помогают зрячим увидеть, как выглядят эти понятия. Участники делают скульптуры, которые, по их мнению, обозначают это «невыразимое» и «невидимое». Гранта на такой проект нет. Люди работают бесплатно как волонтёры, а материалы, необходимые для реализации, предоставляет фонд «Архангел». Спасибо им за готовность, с которой они откликнулись на мою просьбу о содействии. Помогает и Тверская областная организация Всероссийского общества слепых. Идею реализуем на базе библиотеки для слепых им. Суворова на Спортивном переулке.

Фото: Из личного архива

Других инклюзивных проектов в Твери и области почти нет. Иногда возникает ощущение, что в регионе вообще нет людей с детским церебральным параличом или аутизмом. Но это не так. Просто общество их не замечает: они учатся в специализированных интернатах или сидят дома. Но нужно искать способы наладить с ними контакт! Только так получается цивилизованный мир. В проекте со скульптурой есть мальчик Захар, который различает лишь свет и тьму. Плюс ко всему он ещё и слабослыщащий. Понятно, что в шумном классе ему будет трудно. Но это не значит, что он не хочет общаться с другими детьми.

- Совместное обучение детей-инвалидов и обычных ребят вызывает споры. Многие считают, что педагог будет отвлекаться на учеников с ограниченными возможностями, от чего пострадают другие. Почему вы стали сторонником этого метода?

- Он больше похож на реальную жизнь. Смысл в том, что все люди разные, у каждого есть определённые условия для включения в жизнь общества. И их нужно учитывать. Если в классе есть слабослышащий или слабовидящий ребёнок, это учит людей думать о других чуть больше. Сам такой ребёнок тоже привыкает не сосредотачивать всё внимание на себе. Если я ничего не вижу, а остальные видят, это не значит, что нужно дёргать учителя и звать его к себе. Проблема в том, что люди эгоистичны. Они хотят, чтобы их детьми занимались больше, чем остальными.

Побег или победа?

- Тебе довелось поучиться и в Тверском госуниверситете, и за границей, в Кракове. Чем отличаются системы образования?

- Первое, что поражает в польском Ягеллонском университете,  - академический дух. Вуз основали в 1364 году. Входишь в эти стены и понимаешь, что тут сидел Коперник и придумывал свою теорию! В целом же система образования на Западе построена не на принуждении, как у нас, а на личной ответственности. Получая учёную степень, ты даёшь нечто вроде клятвы Гиппократа. Во время учёбы многое выбираешь сам: решаешь, какие курсы посещать. Преподаватели также более свободны в составлении учебных программ. Если у нас шаг влево, шаг вправо считается побегом, то там - победой. Поэтому студенты стремятся попасть на авторские курсы. Мы же пока боимся отказаться от «принудиловки»: мол, если человека не заставлять, он ничего не станет делать. Но бояться не надо. Прочитайте роман Жюля Верна «Два года каникул»: он как раз про тот максимум безделья, который может вынести человек. В конце концов ему станет скучно, и он начнёт что-то делать. Но и в российском образовании немало плюсов. В первую очередь, у нас по-прежнему жива мощная фундаментальная наука, без перекоса в сторону слишком уж прикладного и сиюминутного.

- Как жителю Верхневолжья попасть на обучение за границу?

- Есть множество способов, воспользоваться которыми мешают разве что лень и незнание. Можно прийти в Международный отдел нашего университета и посмотреть, что предлагается. Конечно, не все программы полностью бесплатные. Но выбор большой. Есть вариант найти интересную образовательную программу в интернете, подать заявку - и чем чёрт не шутит. Ещё препятствием становится слабое знание иностранных языков. Если, например, в столичной Высшей школе экономики есть курсы, читаемые на английском языке, то в тверских вузах такого, к сожалению, нет. А было бы полезно!

Притяжение личности

- Ты организуешь в Верхневолжье проекты по искусству, например, фестиваль польских фильмов «Висла». Можно ли ими заинтересовать молодёжь, особенно в провинции?

- Почему нет? Учреждения культуры и досуга становятся не просто местом, где показывают кино, слушают музыку или читают лекции. Они должны иметь характер, быть такими, чтобы человек захотел туда приходить. Роль личности вновь обретает утраченные позиции. Если в эпоху информационного дефицита приходил любой лектор и все его слушали, то сейчас наоборот - предпочитают тех, кто фильтрует знания, отделяет зёрна от плевел. В районах эту роль должны взять на себя сотрудники домов культуры, выставочных залов, музеев и т.п. Люди будут тянуться к знаковым личностям и учреждениям, потому что иначе в море фактов невозможно сориентироваться.

Когда я провожу «Вислу» в Твери и районах, вижу, насколько зритель истосковался по серьёзному кино, сложному искусству. Если к нему пробьёшься, уже не захочешь возвращаться в более простые и унылые интеллектуальные пространства. Спрос на высококачественную арт-продукцию есть везде, и в провинции тоже, нужно лишь организовать предложение. Этим и занимаемся!

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах