aif.ru counter
53

Культурная тревога

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. Аргументы и факты - Тверь 22/07/2015

Недавно в Верхневолжье чуть было не ушла с молотка чугунная лестница из старинной усадьбы "Заключье". Общественность забила тревогу. "Кричать "sos" пора давно, мы теряем одну достопримечательность за другой", - уверен Павел ИВАНОВ, координатор градозащитного проекта "Тверские своды". Почему разбазаривается культурное наследие и как остановить этот беспредел?

Здания-сироты

- Павел, как вы считаете, смогут ли меценаты спасти наши достопримечательности?

- Недавно в Зубцовском районе известный меценат Сергей Васильев отреставрировал усадьбу князей Куракиных "Степановское-Волосово", и теперь её не стыдно показать даже иностранным туристам. Но этот случай, скорее, останется единичным. Когда инвестор брался за работу, то не подозревал, насколько это затратное дело. Как он сам признался, все доходы его семьи пять лет шли на эту усадьбу, а семья эта далеко не бедная.

Сегодня наши законодатели предлагают сдавать объекты культурного наследия в аренду на 49 лет. Взамен же инвесторы должны за два года подготовить проект реставрации, за семь лет - провести все работы по восстановлению. Думаю, что это предельно сжатые сроки. Они приемлемы для памятников, которые находятся в более-менее приличном состоянии. А на знаковых объектах должна вестись государственная реставрация, хотя бы они находились в пользовании в частных руках.

- Так почему же государство так плохо охраняет наши памятники? В прошлом году в Кашине открыли 3D кинотеатр в храме XVIII столетия...

- Многих наших памятников нет в госреестре объектов культурного наследия - по разным причинам. За их разбазаривание даже не с кого спрашивать, такие памятники-сироты. Это касается и усадьбы "Заключье" в Бологовском районе, и церкви Рождества Богородицы на Чистых прудах в Кашине. Списки объектов культурного наследия составлялись в 70-80-е годы, их составители просто не доезжали до многих районов. Например, крайне неполно представленным оказался Спировский район.

Недавно разгорелся скандал вокруг Успенской церкви 1878 года в центре поселка Спирово, когда её буквально разобрали по кусочкам. Мародёры вытащили оттуда дубовые полы, потом растащили всё остальное. Оказалось, что здание бывшего храма не стоит на государственной охране. В итоге самый значимый после вокзала памятник в Спирове мы потеряли, её больше нет. Обидно, что в советское время список памятников носил рекомендательный характер, его легко расширяли и дополняли, а сейчас он "забронзовел". Поставить какой-либо новый объект на госохрану пока практически невозможно.

- На сайте "Тверские своды" вы публикуете Красную, Белую и Чёрную книги памятников. Что это за списки?

- Их названия говорят сами за себя. В Чёрную книгу вошли объекты, не подлежащие восстановлению или полностью уничтоженные. Например, церковь Рождества Иоанна Предчети XVIII века в Бологовском районе, которая в 2008 году сгорела дотла. В Красной книге - интереснейшие места и здания, стоящие на пороге гибели. В Твери это многие дома в центре города, Речной вокзал, парк-воксал (бывшая 2-я городская больница), "Красный" список получился самым многочисленным. Белая же книга, напротив, самая тонкая: в неё вошли отреставрированные памятники, находящиеся в хороших руках. Например, Христорождественский монастырь, где продолжается реставрация, и церковь Рождества Богородицы в селе Городня в Конаковском районе.

Что касается ситуации по районам, она везде примерно одинаковая. Разница в людях. В Кашине, например, общественность постоянно поднимает тревогу вокруг своих памятников, а в Старице все завороженно смотрят на отреставрированный "с иголочки" Свято-Успенский монастырь, не замечают остального. Да что говорить о нашей области, когда даже в городах "золотого кольца" - огромное количество брошенных памятников! Например, Белогостицкий монастырь под Ростовом Великим - как после бомбёжки. Лучше, и намного, ситуация в национальных республиках. В центре Казани, например, к Универсиаде отреставрировали 150 памятников истории и культуры. В Дагестане почти завершена реставрация крепости Дербент. Там выделяются на это огромные деньги.

Спасти руины

- Вы организуете бесплатные экскурсии по "исчезающим красотам" областного центра. Нам, напротив, кажется, что город преображается. Разве не так?

- Мы показываем горожанам места, которые в ближайшее время исчезнут. В начале лета проводили экскурсию по б-ру Радищева, ведь в прежнем виде мы его больше не увидим. Наша боль - это парк-воксал. С туристической точки зрения - очень выигрышное место, но почему-то совсем забытое. Здесь всё поросло борщевиком, здания, построенные великими русскими архитекторами, вот-вот развалятся. Мы не говорим, что всё это нужно восстанавливать, нам хоть бы руины сохранить! Но мы не в Греции, при нашем климате руины не устоят без консервации. Например, стены дома разрушенной усадьбы Архангельское-Левашово под Старицей надстроили слоем силикатного кирпича. Он принимает на себя удар осадков и не даёт руинам разрушаться. Хотя бы так - стены простоят ещё какое-то время. Подобное можно сделать с постройками в парке-воксале.

- Зато в следующем году мы увидим отреставрированный Путевой дворец. Вы не раз бывали на стройплощадке. Довольны ли вы результатами?

- Дворец - наша гордость и визитная карточка. Им занимается питерская компания "Интарсия". Это профессионалы своего дела, претензий к ним нет. Однако у любой реставрации есть подводные камни, которые невозможно прописать в смету. К примеру, в 1960-х годах в Городне началась реставрация белокаменной церкви XIV столетия. Первоначальная смета, составленная приходом, была около 60 тыс. рублей. Но когда приступили к работе, расходы увеличились в двадцать раз, а сам процесс растянулся на тридцать лет. В итоге потратили более миллиона, и это в Советском Союзе с советскими ценами! В случае с дворцом реставраторам пришлось укладываться в заложенные бюджетом 3 млрд рублей, хотя неожиданностей оказалось немало. Выяснилось, что здание, которое до начала работ считалось 1763-67 годов постройки, на самом деле сохранило множество фрагментов разных строительных периодов. Но мы увидим лишь дворец в формах 1860-х годов, существенных изменений и дополнений в первоначальный проект реставрации не будет.

- Нужен ли Твери Спасо-Преображенский собор, который собираются восстанавливать?

- Безусловно, ведь вокруг него был построен весь город. Нынешние улицы Советская и Софьи Перовской, Затьмачье, Старый мост - все были ориентированы на этот храм. Это доминанта, сердце Твери. С восстановлением собора город получает исходную точку, от которой он формировался.

Другое дело - техническое исполнение. Нынешнее строительство и реставрация в целом сделали колоссальный шаг назад от уровня 1970-1980-х гг. В Тверской области сегодня не найти мастера, который смог бы вывести нормальный свод из кирпича. Таких умельцев по стране - по пальцам пересчитать. Когда в Кашине реставрировали Николаевский Клобуков монастырь, нужно было доложить наличник, от прежнего сохранилась только половина. С трудом нашли мастера

Потеряли "изюминку"

- Вы поддерживаете идею сделать Тверь историческим поселением. Что это нам даст?

- Это позволит ужесточить регламенты по строительству: ограничивать высотность новых зданий, их фасады, стиль и т.д., чтобы сохранить неповторимый архитектурный облик Твери. Но чтобы получить этот статус, муниципалитету нужно разработать комплекс документов - за счёт бюджета. В условиях, когда средства надо экономить, пути воплощения этой хорошей идеи не очень очевидны.

А ведь многое можно сделать вообще без затрат! За последние лет пять мы не потеряли большого числа памятников, но во многом распрощались со своей самобытностью. Ещё недавно в частном секторе можно было увидеть палисадники, голубятни, наличники на окнах. Теперь же дома обшиты сайдингом, обезображены пристройками, стоят глухие заборы из профлиста. Город потерял своё лицо. И сделали это не злодеи-вандалы, не чиновники, не инвесторы-застройщики, а мы с вами.

ДОСЬЕ

Павел ИВАНОВ родился в 1976 году в Калинине. Окончил философский факультет Московского государственного университета, кандидат философских наук. Доцент кафедры теологии Тверского госуниверситета. Женат, двое детей.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах