aif.ru counter
65

Не рубите, мужики!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Аргументы и факты - Тверь 19/11/2014

В Конаковском бору уничтожают здоровые деревья

ЗНАМЕНИТЫЙ КОНАКОВСКИЙ БОР РАЗЛЕТАЕТСЯ НА ЩЕПКИ. К ВЫРУБКЕ ПРИГОВОРЕНО ПЯТЬ ГЕКТАРОВ СТОЛЕТНЕГО ЛЕСА. ЭКОЛОГИ И МЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ БЬЮТ ТРЕВОГУ: ДЕРЕВЬЯ УНИЧТОЖАЮТСЯ, СЛОВНО ЭТО НЕ ВЕКОВЫЕ ЕЛИ И СОСНЫ, А СОРНАЯ ТРАВА.

Официальная причина - борьба с еловым короедом, однако вместе с больными деревьями под топор идут и здоровые. К чему это приведёт, рассказал Александр СОРОКИН, кандидат биологических наук, инициатор создания и главный редактор Красной книги Верхневолжья.

ЯВИЛИСЬ "САНИТАРЫ"

- Александр Сергеевич, Конаковский бор считается памятником природы, но здесь уже около месяца идёт вырубка. Насколько это законно?

- Настоящий парадокс: вырубка идёт вопреки всем правилам и нормам, но на законном основании. Несколько лет назад в Центральных регионах России стали возникать вспышки размножения елового короеда, которые приводят к усыханию ельников. Есть два варианта решения проблемы. Первый метод предлагает бороться с короедом с помощью специальных ловушек, в которые попадает вредное насекомое и погибает, не заражая другие деревья. Это требует определённых расходов и желания. А есть второй способ - вырубить все деревья и уничтожить очаг. Такой подход приносит только доход от вырученной древесины. Конаковский бор приговорён именно к сплошной санитарной рубке. Под предлогом борьбы с еловым короедом здесь уничтожаются здоровые вековые сосны. Это вопиющий факт, на который контролирующие органы закрывают глаза. Бор - памятник природы, где запрещена сплошная вырубка. Допустить её могут только в том случае, если лес полностью утратил свои природоохранные функции. Здесь такого нет. Бор поражён частично, да и то только ели. Сосны и другие деревья - короеду не по зубам. Если аккуратно убрать больные ели, лес быстро восстановится. Но вместо этого происходит сплошная вырубка, после которой остаются пни и пятна выжженной земли. Я лично видел, как остатки древесины, которые уже не продать, палят прямо на месте.

- Каковы последствия такой вырубки?

- Лес - главный стабилизатор окружающей среды. Вырубка усиливает эрозию почв и уменьшает водоохранные свойства. Лес сохраняет влагу в почве, а на пустом месте земля промерзает. Это приведёт к тому, что весной могут быть большие наводнения, а летом засуха. Кроме того, Конаковский бор - место обитания животных и растений, занесённых в Красную книгу Тверской области. Удивительно отношение местных жителей к бору. Они рассказывали, что даже во время войны в страшные и холодные зимы его не смели рубить. В письмах с фронта солдаты часто интересовались, как поживает бор. В наше время на это святое отношение решили наплевать. Два года назад окраина бора уже вырубалась под жилую застройку. Убедить не трогать лес тогда не удалось. Сейчас после очередной вырубки, скорее всего, будут проводиться восстановительные меры. Новые деревья будут расти сто лет, но даже спустя время полностью состав и структура леса не восстановятся. На это потребуется уже три века.

- Какие меры принимают экологи и защитники?

- Жители писали письма во многие государственные структуры, но результата пока нет. Мы даже обращались к независимым экспертам из Всемирного фонда дикой природы WWF. Они заключили, что усыхание произошло в 2012 году, а сейчас очаг короеда-типографа признан затухающим. Это значит, что достаточно провести выборочную, но никак не сплошную санитарную рубку.

Кстати, под топор попадает и экспериментально-научный участок, где я, как директор экологического центра Тверского госуниверситета, и студенты факультета географии и геоэкологии помогаем местным энтузиастам ухаживать за лесопосадками. Наши учащиеся проходят там практику. В октябре мы попросили сохранить участок в образовательных целях, но это обстоятельство, кажется, только подхлестнуло лесорубов. Кстати, согласно заключению экспертов из WWF, на нашей территории обнаружено лишь 16 сухостойных елей и одна сосна. Так стоит ли всё пускать под топор? Мы боремся, но, к сожалению, это отработанный в нашей стране механизм. Приезжает лесопатолог и даёт заключение о вырубке. В итоге уничтожается не сухостой, а то, что можно продать за большие деньги. Машина запущена - и никто не хочет делать шаг назад.

КТО В ЛЕСУ ХОЗЯИН?

- В последнее время полно скандалов, связанных с вырубкой леса, парков и т.д. Где же те, кто должен защищать природные массивы от варварского истребления?

- Защита и охрана леса прописана в Лесном кодексе. Проблема в том, что в его новой редакции лес рассматривается как источник древесины. Очевидно, писали этот кодекс экономисты, потому что о лесах теперь должны заботиться не государственные службы, как это было с петровских времён, а арендаторы. Более 10 тысяч людей лесной охраны были вмиг уволены. Им не надо платить зарплаты, покупать экипировку и т.д. Финансовые обязательства на себя берут арендаторы. Только не надо забывать, что для них лес - в первую очередь источник дохода. Ликвидируя лесную охрану, государство, казалось бы, достигло огромной экономии. Но одни пожары и борьба с ними сожрали столько денег, что эта экономия не более чем миф. Чтобы что-то исправить, надо менять законодательство, а это, увы, не всем выгодно.

Валерий БАРЫШКОВ, заместитель министра лесного хозяйства Тверской области:

- Участок леса площадью в 5,4 гектара, отведённый под сплошную санитарную рубку, признан больным. Он поражён короедом-типографом. Такое заключение дала лесопатологическая экспертиза ещё в 2013 году. После этого шли согласования, а в начале октября этого года началась рубка. Половина деревьев высохшие, оставшаяся часть повреждена. Цель данной рубки не взять древесину, а убрать больной лес, чтобы не допустить дальнейшего распространения вредителя.

Изначально планировалось проводить вырубку зимой,но к работам приступили раньше срока, чтобы минимизировать ущерб надпочвенному покрову. После жаркого лета земля в лесу до сих пор сухая. Значит, машины не проваливаются в землю и не повреждают её. При этом те деревья, которые здоровы и смогут выстоять после того, как основной полог уберут, не вырубаются. Сосны короедом не поражаются, но многие из них в силу других болезней серьёзно ослаблены. Такие деревья убираем, а здоровые оставляем. Работы осуществляет подрядная организация,за её деятельностью ведётся контроль. Все порубочные остатки сжигаются на месте, поскольку заражены короедом. В зависимости от степени повреждённости древесина пойдёт на строительные материалы и на дрова населению.

По окончании работ специалисты продолжат вести особый мониторинг прилегающих насаждений и проконтролируют, нет ли нового очага заражения. Данный участок относится к лесопарку, поэтому здесь в обязательном порядке будут проведены меры восстановления путём посадки лесных культур.

Егор ПЕДЬКО, лесопатолог Тверского центра защиты леса:

- В прошлом году я был в составе комиссии, которая выдавала заключение о вырубке части конаковского лесопарка. На тот момент около 70 % взрослой ели на данном участке было поражено короедом-типографом. Одним словом, лес уже был мёртв. Чтобы не допустить новых очагов заражения, деревья нужно было спиливать. Общественники и экологи говорят об альтернативных способах борьбы с короедом: с помощью специальных ловушек.

Ни в Европе, ни в Московской области, где лесники не так давно столкнулись с такой же проблемой, этот метод себя не оправдал. В Подмосковье массовое расселение типографов явилось следствием как раз того, что там несвоевременно приняли серьёзные меры. Пока время тратилось на ловушки, очаг только больше разрастался. К сожалению, когда идёт масштабное размножение короеда, единственный метод борьбы - сплошная санитарная рубка. Здесь можно привести простой пример: если у человека гангрена, ему нужно спасать жизнь. А способ в таком случае только один - хирургическое вмешательство.

Николай БОБОВКИН, заслуженный лесничий России:

- Я 40 лет отдал лесной отрасли, и сегодня мне обидно видеть, как гибнет эта структура. Проблемы посыпались одна за другой после того, как несколько лет назад леса отдали арендаторам. Обществу этих людей представили как защитников и охранников леса, но что мы видим? Их цель вовсе не забота и охрана деревьев, а получение прибыли: хапнуть побольше и любыми путями. День с пилой постоял - пару "КамАЗов" вывез. Разве плохой куш?! Потому и санитарные рубки зачастую таковыми не оказываются. То, что дерево больное, может заключить лишь специалист. Но зачастую наши лесопатологи работают не по совести, а как прикажет начальство сверху. Вот и получается, что перхоть лечат отсечением головы.

В мои времена деревья тоже вырубались, но больные и крайне редко. Ведь санитарная рубка может быть не только сплошной, но и выборочной. Это зависит от степени поражённости. Тогда в лесах царил порядок, потому что контроль осуществляли государственные люди. Доступ к тяжёлой технике имели только они. А сейчас каждый делец имеет в своём арсенале лесовозы да трактора. Работают в команде: одни пилами орудуют, другие на пригорках на карауле стоят.

Нужно возрождать лесничества, забирать природные достояния из рук частников. Менеджеры и бизнесмены до добра леса не доведут.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах