aif.ru counter
73

Напрасный труд

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Аргументы и факты - Тверь 15/10/2014

На краю региона фермеры не живут, а выживают

Уже третий месяц не утихает шумиха вокруг санкций: цены на импортные молочку, мясо, овощи и фрукты в магазинах растут, как на дрожжах. При этом наши фермеры недоумевают: почему свои, отечественные продукты, государству не нужны.

Сельское хозяйство сегодня сильно штормит, и страдают от этой бури прежде всего мелкие фермеры, у которых нет ни миллионных оборотов, ни сбыта, ни уверенности в будущем. Те, на ком держатся наши деревни, выживают, как могут. В день работников сельского хозяйства мы отправились на самый край нашей области - в деревню Петряево Краснохолмского района. Здесь уже почти 20 лет своё хозяйство держат супруги Хазовы. Урожай и скотина у фермеров отменные, но вот настроение у хозяев не праздничное.

Продукция втридорога

В вотчину семьи Хазовых ведёт отремонтированная месяц назад, но уже разбитая вдребезги асфальтная дорога. Для нашей редакционной машины эта поездка закончилась погнутым диском и пробитой подвеской. Вокруг только заброшенные поля и пустые дома. Поначалу мы даже засомневались, что едем в правильном направлении. Ну какое тут может быть фермерское хозяйство? Когда-то в деревне Петряево жили сотни человек. А сколько народу собиралось на праздниках! Александр Хазов вспоминает о былом и показывает, что осталось от деревни - три жилых дома и колхоз, да и тот существует только на бумаге и в чиновничьих отчётах. В нём нет ни трактора, ни коровы. "А ведь это общедолевая собственность 279 человек и как бы мы не обращались о выделении паев, которыми колхоз не пользуется - результата никакого, наоборот - все несщадно резалось на металлолом и вывозилось, а ведь могло бы работать еще долгие годы", - говорит хозяин.

На ферме Хазовых нет новомодного оборудования и людей в белых халатах. Здесь всё по-простому. Самый обычный деревянный дом, собственноручно сколоченный из брёвен загон для скота, овчарня, курятник, старенькие тракторы, комбайны, и своими руками убранные поля. Одной только картошки на продажу Елена и Александр собрали в этом году 40 тонн, и всё вручную. А какие здесь поля овса! 150 гектар - таким урожаем не могут похвастаться даже крупные колхозы. С особой любовью хозяева относятся к своему саду, в котором растет более пятидесяти деревьев яблок, груш, слив и ягодных кустов, который каждый год очень радует своим огромным урожаем и одновременно создает большие трудности с его переработкой и реализацией.

- Все кругом говорят о санкциях, а для нас, простых деревенских людей, это диковинное слово, и не больше. Не нужны мы нашему государству, и никакие санкции положения мелких фермеров не исправят. Раньше в районах работали заготовительные конторы. У населения принимали любую продукцию: молоко, картошку, яйца, да те же яблоки. У нас был стимул работать, мы знали, что всегда сможем реализовать свою продукцию. Если бы сейчас власти дали команду организовать такие конторы в районах, импорт стране был бы не нужен! К нам яблоки из Польши везут, когда вся земля своими усыпана. Да взять, к примеру, те же школы и детские сады, которые закупают продукты, не понятно где. Мы продаём картофель, выращенный без удобрений и химии, примерно в 2.5 раза дешевле, но он не нужен ни нашим детским садам, ни школам, ни учебным заведениям! Это же абсурд! - негодует Александр. Свою картошку, молоко, сметану, творог и мясо Хазовы возят на продажу в Ярославскую область, благо до неё рукой подать. Восемь километров - и ты в другом мире.

- Там продукцию у фермеров берут в местные школы и садики, да и вообще жизнь другая. Недавно раздался звонок, говорят, проводим опрос: как вы относитесь к работе местной власти. Оказалось, номером ошиблись, из Ярославля звонили. Вы представляете, чтобы у нас такое было? Там даже если в деревне несколько человек живут, рейсовые автобусы по три раза на дню ездят. Вы не поверите, что бы повесить фонарь у нас в деревне и отремонтировать рухнувший от времени колодец, пришлось писать коллективное письмо губернатору, фонарь после обращения повесили, но с водой наша власть решила подождать еще месяцев девять. При этом мы, между прочим, только за пять лет работы в местный бюджет 300 тыс. налогов заплатили, - рассказывает Елена. - Мы несколько лет просили освещения в деревне, хотя бы на месте разворота школьного автобуса, но местные чиновники ссылались на отсутствие денег. Предлагали сами повесить - отказ. Я одного не могу понять сколько нужно заплатить налогов, что бы в деревне появилась лампочка за 200 руб., триста тысяч оказалось маловато. Интересные у нас отношения с государством - если мы не заплатим вовремя налог, то на сторону власти сначала встанет налоговая инспекция, потом судебная машина, потом и приставы, а за то что обязательства власти по освещению, водоснабжению, расчистке дорог и обеспечению нормальных условий жизни не исполняются годами и исполняться не собираются - никто даже не поморщится, а попробуй повозмущаться...

Всем до фонаря

Соседство с Ярославской областью для Хазовых с одной стороны удача: там их продукцию покупают, да и ехать туда фермерам ближе, чем до своего райцентра, да и дорога туда намного лучше. Но крайнее положение их деревни в Тверской области - настоящая беда. До областного центра не наездишься, а от чиновников на месте толку мало. для того чтобы в деревню стал заезжать школьный автобус, решить проблему удалось, только дойдя до губернатора. Автобус стал заворачивать в Петряево уже на следующий день после обращения. О поддержке сельского хозяйства в районе и вовсе не приходится говорить.

- Мы выкупили и оформили в собственность заросшие поля, которые корчуем каждый год,увеличиваем площади, но программа помощи по расчистке заросших полей на нас не распространяется, сколько бы мы не обращались в Министерство сельского хозяйства Тверской области увы и ах - не для "мелких" фермеров, плавайте как ни будь сами и не отвлекайте чиновников от грандиозных проектов с уникальными возможностями. Ещё одна проблема для нас - кабаны, которые вопреки чиновничьим отчётам об их отсутствии, вытаптывают нам треть урожая.Смотришь на это, и сердце кровью обливается. Ни о каких возмещениях и речи быть не может. Что мы по сравнению с хозяевами охотничьих угодий - московскими кошельками? А когда три года назад мы оформляли крестьянско-фермерское хозяйство, воспользовались субсидией от центра занятости. Получили 58 800 рублей на открытие своего дела. Такие деньги для начинающего фермера - это стоимость одной коровы! А потом выяснилось, что мы могли бы получить до 1,5 млн. от регионального министерства сельского хозяйства. У нас в области работает отличная программа по поддержке начинающих фермеров, мы под неё подходили по всем параметрам. Но, один раз воспользовавшись государственной помощью, стать её участником уже нельзя. Побывав на областном совещании, посвященном развитию фермерства в Тверской области в 2012 году, я увидела что эта проблема у большинства начинающих фермеров в Тверской области. Почему же, когда люди защищали бизнес-план, наши чиновники ни слова не сказали им об этой программе, на защите присутствуют представители отделов АПК? Если фермеры будут сами изучать все тонкости законодательства, то им просто некогда будет работать. Ведь мы делаем всё своими руками: и коров доим, и картошку копаем, при ежедневном 16-ти часовом рабочем дне без выходных и отпусков из года в год.

Деревня деградирует

Хазовы и рады бы взять работников, да никто не идёт. Официально у них числятся три человека, но на кого можно положиться раз-два и все, надежды нет. Захотели - вышли на работу, не захотели - устроили себе отдых. - Пожалуй, в этом и есть главная проблема сельского хозяйства. Безработные в районе в основном сельские жители, но пойти работать не пойдут ни за что, Хотят прийти на работу на час покурить, по рассуждать о том что плохо живем, о плохой стране и плохом Путине, который во всем и виноват, о своей особой миссии, украдут по тупи железку на металлолом, и домой к телевизору или на канаву с пивком - если погода шепчет, а в это время крыша на коровнике начинает подтекать, полы прогнивать, коровы недоедать...Деревня деградирует, потому что люди больше не хотят работать, - рассуждает Елена, проводя нас по своим полям. - Из 260 человек трудоспособного населения в нашем районе устроены только 7% в сельском хозяйстве. Остальные стоят на бирже труда, получают какие- то различные пособия, пенсии бабушек и живут припеваючи. А зачем напрягаться? Сегодня по деревням ездят автолавки, возят и молоко, и картошку, и капусту, морковь, а дешевой водки и пива -пей не хочу и даже в долг дадут - только пей. Люди перестали даже огород сажать для себя, это же деградация.

- А как же беженцы? Не пробовали приглашать их к себе? - Конечно же, пробовали! Новостей насмотрелись, людей стало жалко. И дом предлагали, и зарплату хорошую. Приезжай и живи! Но они как услышали, что ехать надо за 200 км от Твери, да ещё и на земле работать, сразу интерес к разговору потеряли. У меня два высших образования, в городе работала, работала в Германии, но никогда не задирала нос и не стыжусь того, что работаю в деревне. Конечно, здесь непросто, но когда человеку действительно нужна работа, он поедет и за 200 км от Твери, и за тысячу.

- А дети? У вас их пятеро, есть, кому оставить хозяйство. Хотят ли они работать в деревне? - Мы для того и пахали всю жизнь, чтобы дать детям достойное образование и вывести их отсюда. Грустно осознавать, что труд трёх поколений был напрасным, что дальше так продолжаться не может. Четверо уже взрослые и живут в городах, младший сын в этом году школу заканчивает. Будущего в деревне мы для них не видим, потому что знаем, какой это адский труд. За границей фермеры передают своё дело из поколения в поколение, зная, что всё будет развиваться. Видим, например, по телевизору сыроделов: погреба старинные, рецептам свыше ста лет. Если бы у нас в своё время не было раскулачивания, войны и была бы господдержка хорошая, наши крестьяне тоже жили бы достойно. Не от хорошей жизни ведь люди из деревень разъезжаются. На плаву держатся только крупные предприятия, у мелких фермеров руки связаны. Нам в пору не праздник сельского хозяйства объявлять, а его поминки.

- Доучим сына, состаримся и может придется уехать в город, - вздыхает глава семейства. Провожая нас, он рассказывает, что как только выпадает шанс поработать на стройках у москвичей, не думая, соглашается. Надо бы трактор прикупить, комбайн, да починить старенькую технику, которая на ладан дышит. Выручки с хозяйства пока хватает только на поддержание штанов. Но, как бы Хазовы не вздыхали, никуда они отсюда не уедут и будут работать, пока есть силы. А приедет ли кто-то в деревню к ним на смену, большой вопрос.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество