aif.ru counter
16

Бросьте заПАЛ

Минувшая небывало тёплая зима уже приносит горькие плоды. Поля и сухая трава задымились раньше обычного. С середины марта в регионе объявили пожароопасный период, и только за последний месяц специалисты выезжали на возгорания сухой травы 500 раз. То ли ещё будет! Грядущее лето синоптики обещают жарким и сухим, а это значит, что регион может окутать густой смог, как в 2010 году.Извлекли ли мы уроки из аномальной ситуации четырёхлетней давности? Как бороться с лесными пожарами и не допустить едкого дыма? Об этом корреспондент "АиФ в Твери" беседует с Владимиром ФЕДУЛННЫМ, экспертом комитета по устойчивой энергетике Европейской Комиссии ООН.

Можно ли предотвратить смог и лесные пожары?

Минувшая небывало тёплая зима уже приносит горькие плоды. Поля и сухая трава задымились раньше обычного. С середины марта в регионе объявили пожароопасный период, и только за последний месяц специалисты выезжали на возгорания сухой травы 500 раз. То ли ещё будет! Грядущее лето синоптики обещают жарким и сухим, а это значит, что регион может окутать густой смог, как в 2010 году.

Извлекли ли мы уроки из аномальной ситуации четырёхлетней давности? Как бороться с лесными пожарами и не допустить едкого дыма? Об этом корреспондент "АиФ в Твери" беседует с Владимиром ФЕДУЛИНЫМ, экспертом комитета по устойчивой энергетике Европейской Комиссии ООН.

Жжём!

- Владимир Александрович, каждую весну на полях и по обочинам дорог жгут сухую траву. В начале апреля из-за этого в Лихославльском районе загорелось хранилище креозота. А в середине апреля в Удомельском районе из-за пала сухой травы сгорели восемь дачных и два жилых дома. Зачем вообще её жгут?

- Да не нужно этого! Пал травы - это такой же пожар, как любой другой. Поднимется ветер, и огонь перенесётся на населённые пункты. Мало того, из-за таких поджогов в почве погибают микроорганизмы, и она на несколько лет становится бесплодной. Нужно ужесточать законы и разъяснять людям, что нельзя настолько безответственно относиться к природе. Бороться с сухой травой надо ещё осенью, скашивать потенциально опасные заросли.

- Но как быть с полями, которые зарастают бурьяном? Случись засуха - они же вспыхнут!

- Треть полей у нас не используются, с каждым годом они зарастают всё больше. Представить себе такое 30 - 40 лет назад было невозможно. Весной поля распахивали и засеивали, летом за ними ухаживали, осенью убирали не только урожай, но даже остатки сена или соломы. Близ лесов выкашивались участки. Гореть было нечему. Сельское хозяйство частично закрывало проблему пожароопасности.

Сегодня деревня - в плачевном состоянии, поля пустуют и зарастают. Теперь у нас выкашивают только обочины магистралей. Это правильно: дороги - один из основных источников воспламенения, любой выброшенный окурок может стать причиной серьёзного пожара. Но этого недостаточно. По закону у собственника, который не ухаживает за землёй, государство может забрать земельные участки и отдать их тем, кто станет их возделывать. Так давайте следовать этим правилам и заставим собственников привести поля в порядок! Иначе своим бездействием они так и будут подливать масла в самый настоящий огонь.

Не лес, а порох!

- Специалисты центра "Антистихия" при МЧС России призвали готовиться к засушливому лету. Значит, риск лесных пожаров очень высок. Извлекли ли в Тверской области горькие уроки 2010 года, когда регион вовсю полыхал и задыхался от дыма?

- Опыт лета 2010 года не прошёл бесследно. В регионе выделяются средства на пожарную безопасность, закуплены новая техника и необходимое оборудование. Но это больше напоминает аварийную кампанию. Мы ликвидируем следствие, но не устраняем причины. Посмотрите, что творится в наших лесах! В 70 - 80-е годы мы практически ничего не слышали о лесных пожарах, а сегодня наши леса из-за скопившегося сухостоя напоминают пороховые бочки.

Я не хочу критиковать нынешних специалистов, но раньше контроль был лучше. Были просеки, защитные полосы, которые в случае пожара не давали огню переходить границы этих борозд. Сухостой лесники спиливали сами, вывозили его и отдавали населению на дрова. Сегодня же в лес зачастую не зайти. Территория не всегда очищается даже после санитарных рубок, хвоя и ветки так и остаются сохнуть. Отрасли не хватает руки настоящего хозяина. Яркий тому пример - лес за посёлком Заволжским. Некогда красивый хвойный лес за несколько лет превратился в дикий кустарник. Небольшая искра - и при определённых погодных условиях может быть страшный пожар! А сколько в лесах мусора и битого стекла, которое, между прочим, создаёт опасную ситуацию. Учёные из Тверского государственного технического университета провели исследование, которое показало, что эти осколки при солнечной погоде могут сработать как увеличительное стекло и вызвать возгорание.

Бывают случаи, когда сами лесники специально устраивают поджоги. Пустят огонь по низу, а потом просят разрешение вырубить весь участок, якобы он погорел и уже неживой. Так спиливается деловая древесина. Решать все проблемы нужно системно. Назначить ответственньгх, которые действительно будут следить за территорией, повысить штрафы за нарушения. И спрашивать с каждого поимённо. Если бы такая система действовала, возможно, астматики и сердечники, вынужденные дышать гарью из-за чьего-то попустительства, могли требовать компенсацию за вред здоровью. Пока же спрашивать у нас не с кого.

Деньги - в болото

- В Европе сухие стволы деревьев отправляют на переработку и используют в качестве биотоплива. Почему у нас отсутствует такая практика?

- С точки зрения энергетической безопасности Тверская область не выдерживает никакой критики. Мы сидим практически на одном газе, в то время как в области есть другие ресурсы. В Швеции и Финляндии не забывают даже про сучки, хвою и ветки. Во время лесопереработки там к участку сразу подгоняют машину, которая измельчает эти древесные отходы. Потом их прессуют и отвозят в котельные в качестве биотоплива. Только представьте, сколько биотоплива пропадает в наших лесах!

Подобный опыт есть и в Беларуси. Лукашенко заставил лесников очистить леса и просеки, а ненужная древесина используется как топливо. Актуально это и для Верхневолжья, где многие районы не газифицированы. Мы этот сухостой не используем, так ещё и пожароопасную обстановку создаём. Сейчас много говорят о восстановлении лесного хозяйства. Надеюсь, со временем эти проблемы решатся.

- Ещё одно богатство и в то же время беда региона - торфяники. В Тверской области огромные залежи этого ископаемого, но мы получаем от него не прибыль, а торфяные пожары. Откуда столько проблем?

- Торфяники горели и раньше, пожары в основном возникали на разработках. Но торфопредприятия, понимая опасность ситуации, старались следить за участками, где велась добыча торфа, не оставлять их без присмотра. Сегодня такие производства в регионе практически не работают. Единицы производят удобрения для садоводов или продают торф за границу. Но это небольшие объёмы, а не миллионы тонн, как было раньше. Торфоразработки остались, но все они брошены и в жаркое время года представляют серьёзную опасность. В Московской области нашли способ, как предупреждать торфяные пожары, и денег на это требуется немного. В самых опасных местах сделали скважины с гидрантами, которые при необходимости заливают торфяники водой.

Торф -из Ярославля

- Если отдать торфяные участки в аренду инвесторам, то те, скорее всего, обеспечат за ними контроль и не допустят пожаров. Но бизнес не спешит вкладывать деньги в торф...

- Частник придёт только тогда, когда увидит, что ему это выгодно. Сегодня много говорят о возрождении торфяной промышленности, предпринимаются отдельные попытки в Торжокском и Кимрском районах. Но в целом ситуация не меняется. Посмотрите: в своё время ТЭЦ-4 потребляла порядка 400 тысяч тонн топливного торфа в год. Она и сейчас его использует, но теперь топливо покупают в Ярославской области. Свои же запасы мы не используем. Возродится производство - усилится и контроль за торфяниками.

- Возможно ли вовсе избежать природных катаклизмов?

- Мы живём в эпоху высоких технологий, когда большинство чрезвычайных ситуаций можно предупредить. В последнее время стало больше пожаров, они случаются каждый год, невзирая на погоду. Я предлагаю создать информационно-аналитическую систему, которая позволит управлять ситуацией. Нужно составить программы и наметить мероприятия. Первый комплекс - малозатратный: опахивание полей, уборка захламлённых участков в лесу, разъяснительные беседы с населением и т.д. Второй - более серьёзный. В области должна быть программа по переработке древесных отходов в биотопливо для коммунальных нужд или специальная программа по торфяникам. Сделать это всё вполне реально.

Давайте проводить мониторинг, выделять на карте региона места с высоким уровнем пожа-роопасности и по каждому поселению отслеживать ситуацию и принимать меры. Ведь кто предупреждён, тот вооружён. ДОСЬЕ Владимир ФЕДУЛИН родился в 1952 году в Калинине. Окончил Калининский политехнический институт. Десять лет работал первым заместителем начальника Департамента ЖКХ области. Сегодня трудится над проектами инженерных коммуникаций в одной из частных фирм. Кандидат экономических наук, эксперт Общественной палаты Тверской области по вопросам ЖКХ.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Когда в Твери начнется отопительный сезон?
  2. Где привиться от гриппа в Твери?
  3. Чем лучше промывать топливную систему в автомобиле?
  4. Как вести себя в лесу, если встретился медведь?
  5. Куда сообщить по поводу неуплаты алиментов в Твери?
  6. Где в Твери и Тверской области установлены камеры фиксации нарушений ПДД?
  7. Схема движения автобусов в Твери после закрытия Крупского моста
  8. Какие выборы пройдут в Тверской области 8 сентября 2019 года?
  9. Где в Твери можно жарить шашлыки?
  10. Где в Тверской области можно платно и бесплатно ловить рыбу?
Самое интересное в регионах
Роскачество