aif.ru counter
47

Последняя капля: 2 года без вытрезвителей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и факты - Тверь 14/08/2013

Полицейские ловят пьяных, от которых обороняются врачи

Два года назад в России упразднили вытрезвители. Власти, положив конец советской практике принудительного лечения пьяниц, посчитали, что так будет лучше. На деле же проблем стало только больше.

Пить наш народ меньше не стал, зато у полицейских и медиков работы прибавилось в разы. Одни круглосуточно вылавливают выпивох в закоулках, другим же впору записываться на курсы самообороны. Наш корреспондент убедился в этом лично, отправившись на дежурство с патрульно-постовой службой.

Выпить подано?

С двумя молодыми ППСни-ками, старшим сержантом Валерием Бахиревым и сержантом Анатолием Никитиным, мы погружаемся в "буханку". За окном мелькают Волоколамский проспект, улицы Фадеева и Склизкова, сворачиваем к ипподрому. Вот и первый нарушитель порядка. У гаражей, что за корпусом Тверского госуниверситета, с бутылкой вина в руке притаился молодой человек. "Дегустации" мы явно помешали. Заприметив людей в форме, мужчина ринулся было в сторону, но сбежать не успел.

- Гражданин начальник, я ничего не делал, правда! Я тут просто... это... с работы иду. Я охранник, завтра выходной, вот решил расслабиться. В пакете - только коробка вина. Отпустите, пожалуйста!

- Зачем прятаться-то?

- Так от вас, а вы всё равно увидели, - уже храбрее отвечает задержанный.

Рассказав, что алкоголь в общественных местах пить нельзя, Валерий Бахирев бедолагу на первый раз отпустил. Но обратно в машину мы не садимся. Полицейские предлагают обойти дворы на Фадеева. Как в воду глядели. Не пройдя и 50 метров, спускаемся в кирпичную подсобку близ жилых домов.

Здесь, в холодном и тёмном подвале, накрыт стол. Не совсем трезвые мужчины поднимают стаканы. Внезапно появившийся наряд патрульно-постовой службы их смущает, но не пугает.

- Ну вот, опять, - обречённо вздыхают собутыльники.

Компания собратьев по гранёному стакану собралась разношёрстная. Пять человек: одни из Твери, другие - из Лихославльского района, троим - лет по 35 - 40, двоим - едва за 20. Говорят, коллеги: работают грузчиками на одном из винных предприятий города. А здесь отдыхают.

- Иванов Пал Сергеич, записывайте! - громко диктует мужчина в чёрной футболке, заправленной в грязные бежевые штаны. - Ну, надо ж так, второй раз за неделю сюда прихожу и второй раз отвозят в дежурку.

- В общественных местах пить нельзя! - отрезает сержант.

- А бункер - не общественное место! - Пал Сергеич не может смириться с мыслью проехаться до отделения полиции. Но деваться некуда, едем.

В дежурной части обстанов.ка уже накалена. Другой наряд патрульной службы тоже привёз свой "улов". В коридоре всё громче раздаются бессвязные звуки, в воздухе пахнет перегаром и немытыми телами. Доставленных нами мужчин передаём сотрудникам дежурки. На всех пятерых оформляется протокол, затем их пробивают по базе данных и снимают отпечатки пальцев. Краж за ними не числится, и компанию отпускают.

Таких залётных гостей за вечер здесь бывает десятки. Если "клиент" стоит на ногах и не буянит, ему выписывают штраф от 100 до 500 руб. - в зависимости от правонарушения, и отправляют домой, а если упился так, что уже и встать не может, полицейские везут его в ближайшую больницу. Вытрезвителей теперь нет, и пристраивать выпивох некуда.

В этот вечер один такой "экземпляр" нам всё-таки достался.

По соседству с алкашом

Приёмные покои тверских больниц уже два года как превратились в "приёмные непокои". "Граждан алкоголиков, дебоширов и тунеядцев" сюда доставляют каждый день.

- Уже третий за вечер, - заприметив нас с полицейскими и очередным "пациентом", устало вздыхает Альберт ФУРСИН, заведующий приёмным отделением Тверской клинической больницы скорой медицинской помощи.

Мои спутники лишь разводят руками: закон велит передавать выпивох медикам. Отдельного бокса для пьяных в наших больницах нет, в чувства они приходят в одной палате с обычными пациентами, там же орут во весь голос, матерятся, поют песни.

- А если я лягу в больницу и вот так среди ночи привезут пья.ного, его могут рядом со мной определить? - недоумеваю я.

- Конечно, - "обнадёживает" Альберт Евгеньевич. - А куда его девать-то?

Такому соседству я, конечно, не обрадовалась бы. Представьте себе, на что обрекли каждого из нас (а попасть в стационар может каждый) инициаторы закрытия вытрезвителей!

Сегодня врачам и пациентам больницы скорой помощи повезло. Доставленный нами муж.чина не кидается с кулаками на медперсонал и, немного придя в себя, называет своё имя и адрес. После того как ему оказали первую помощь, вызывает такси и уезжает восвояси. Но это, скорее, исключение, чем правило.

- С закрытием вытрезвителей количество пьяных пациентов увеличилось в три раза. Обычно они устраивают в отделении настоящие "концерты". То унитаз разобьют, то трубы в туалете выдернут. Сил у пьяных сколько хочешь! Мы, мужчины, ещё можем их угомонить, а как справляются женщины-врачи и медсёстры, это уму непостижимо, - продолжает доктор Фурсин. - Всё это сильно отвлекает от работы: пока мы успокаиваем дебоширов, в отделение привозят людей, которым действительно нужна наша помощь. Особенно вопиющим стал случай в 6-й горбольнице, когда пьяный пациент ворвался в реанимацию и вырвал провода у лежащего там пациента. Вот до чего доходит! Доплат за работу с таким непростым контингентом медики не получают, да и на курсах самообороны никто из них не учился. Врачи согласны лечить, но успокаивать пьяных, а тем более защищаться от них, не готовы. А специализированного отделения при областном наркодиспансере, обещанного ещё два года назад, до сих пор нет.

Сейчас в Госдуме России готовят законопроект о возрождении вытрезвителей. Очевидно, что возвращать их в том виде, в котором они были раньше, бессмысленно. Что в итоге придумают народные избранники и как распределятся полномочия полиции и медиков, покажет время. Пока же никто добровольно не изъявил желания взять под свою опеку любителей "зелёного змия", и вытрезвляться хмельной народ продолжает либо в больницах, либо средь бела дня на городских улицах.

Валерий ВОСКРЕСЕНСКИЙ, нарколог-психиатр:

- В Тверской области каждый третий вызов у врачей - к пьяницам. А порядка 30 - 50% пациентов отделений наших больниц заполнены любителями зелёного змия.

Борьба с пьянством вроде бы ведётся, но порой возникает ощущение, что просто для галочки. Государство неустанно говорит о здоровье нации, а на деле растёт душевое потребление алкоголя и либерализуется законодательство по отношению к пьянству. Зачем закрыли вытрезвители и оставили агрессивных пьяных людей на улицах? Почему законодательно разрешено создавать алкогольные притоны в квартирах? А новый закон о курении? Он в главной своей части не работает, так как непредусмотрен механизм его реализации...

Попытки врачебного сообщества что-то изменить в антиалкогольной политике оказываются явно слабее алкогольного и табачного лобби. Итог печальный. Вы только вдумайтесь: лишь 5 - 10% молодёжи не употребляют спиртное. Государство должно менять политику в отношении продажи алкогольной продукции. Да, это "выгодный" бизнес, но ведь он разрушает здоровье нации!

Нужно последовательно укреплять медицину. Закон о наркологической помощи населению десятилетиями пылится в Госдуме. Наша псевдодемократия запретила принудительное лечение тяжёлых форм алкоголизма. Если раньше он считался социальным заболеванием, то теперь об этом предпочитают не говорить. В психиатрическую больницу доставляют пациентов с острым алкогольным психозом, они полежат 3-4 дня и уезжают домой, отказываясь от дальнейшего лечения. А раньше минимальный срок пребывания в стационаре в таких случаях составлял 45 дней. Некоторым людям рано дали слишком много свободы. Пожалуй, настало время её ограничить у тех, кто предается алкогольному веселью. В разумных пределах, естественно.

Александр ГОРЯЧЕВ, председатель Тверского общества трезвенников:

- В каждой стране преобладают свои одурманивающие средства. В Америке это - табак, в Средней Азии - наркотик, у нас - пиво. Вся эта гадость со временем стала частью культуры торговли, способом алчного зарабатывания денег.

Для всей России, и для Тверской области в частности, проблема номер один - пьянство. Чтобы избавиться от "культа бутылки", нужно выстроить систему трезвенного просвещения населения. На государственном уровне вводить или ужесточать уже существующие запреты, ограничить рекламу алкоголя. Три года назад в Твери появились зоны трезвости, употреблять в данных местах спиртные напитки стало запрещено. Но сейчас о них позабыли. Пагубно сказалось на ситуации и закрытие вытрезвителей. Скольких людей мы потеряли за это время? Замерзая зимой на улице, часть из них осталась калеками, а кто-то и вовсе отправился на тот свет. Вытрезвители необходимо возрождать, а за пребывание там человек должен платить. А если нет денег, пожалуйста, отрабатывай: мети улицы, убирай урны и т.д. Глядишь, и совесть так проснётся. Конечно, полностью избавить наше общество от алкоголизма не удастся. Надо реально смотреть на вещи. Но мы не должны давать пороку широкую дорогу.

Смотрите также:

Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество