aif.ru counter
50

Шрамы на сердце

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. Аргументы и факты - Тверь 08/05/2013

Иван Куров потерял на войне родных, но отстоял Родину

"Ваня, дай мне руку!" -из переполненной машины хрупкая женщина изо всех сил тянулась к молодому офицеру, своему мужу. Колёса старенького грузовика стремительно закрутились, и протянутая ладонь так и не сжала на прощание крепкую мужскую руку... Стояла весна 1942-го, блокадный Ленинград. Это была последняя встреча двух очень близких людей.

С тех пор как Иван КУРОВ, ветеран Великой Отечественной войны, простился с женой, прошёл 71 год, но ему кажется, будто всё произошло вчера. Он и не думал, что столько лет проживёт, что его грудь украсят ордена и медали, что он отметит столетний юбилей и сам президент страны поздравит его с днём рождения. И что самым горьким воспоминанием его жизни навсегда останутся большие красивые глаза родной, навеки ушедшей женщины.

"Мечтал наесться!"

Уроженец Селижарова, он появился на свет ещё до революции, в далёком 1913 году, в большой семье, где было семеро детишек. Но эпидемия тифа рано сделала его сиротой - сначала заболели и умерли отец с мамой, потом четверо братьев и сестёр. В селе опекунство над маленьким Ваней и двумя его сёстрами взяли совершенно чужие люди, и детство закончилось слишком быстро.

Иван успел отучиться четыре класса, параллельно работая в поле. Неизвестно, как сложилась бы его судьба, если бы однажды в деревню не приехал мужчина, которого в народе называли вербовщиком. Он нанимал рабочих на Кронштадтский судостроительный завод - нужны были крепкие и работящие парни, а Ваня был именно таким. Он всегда упорно и без лишних слов выполнял всё, что ему поручали, не жаловался на жизнь и терпел любые трудности.

Даже когда солдаты падали от усталости, при наступлении открывалось второе дыхание. Так хотелось скорее одолеть врага и вернуться домой к близким и любимым людям!

Ваня завербовался и оставил родные края. Работать на заводе было очень тяжело, и не потому, что приходилось стоять часами у станка, а из-за голода. Семнадцатилетнему мальчишке всё время хотелось кушать, но есть было нечего, в лучшем случае - тарелка супа на обед в столовой.

- Я тогда не знал ещё, что такое война, и мечтал лишь об одном - наесться так, чтоб на целый день! - вспоминает Иван Захарович. - В малюсенькой комнатушке в общежитии нас ютилось тридцать человек, но жили дружно и всегда друг друга поддерживали. После смены на заводе я бежал в школу рабочей молодёжи. Хотел быть образованным, поэтому успешно закончил семь классов. Кто бы знал, что то время я буду вспоминать как самое беззаботное в своей жизни, ведь дальше была война...

Сначала Ивана призвали на срочную службу. Взяли на флот, при этом он ещё учился в погранично-кавалерийском училище. Когда началась Финская война, он уже был лейтенантом. Ему вверили командовать ротой девушек-снайперов.

- Молодые девочки, им бы жить и жить, а они взяли в руки винтовки и пошли под пули. В сорокаградусный мороз наравне с мужиками сидели в засаде. Ручонки обмораживали, но пальцев с курков не спускали, только чтобы врага не пропустить. Очень метко стреляли наши женщины.

После победы над финнами Иван Куров остался жить в Ленинграде, на Васильевском острове. Встретил любимую - ту самую, о которой он вспоминает до сих пор. Сыграли свадьбу, родился сын. Молодые строили планы, как сынишка пойдёт в школу, как родится ещё и доченька. Но мечты рухнули, когда радио надрывно прохрипело: война...

"Папа вернётся"

Иван отправился на фронт в первых рядах. Уходя, пообещал любимой, что обязательно вернётся. Она обречённо смотрела ему вслед, а сынишка будто чувствовал беду: обнял папу за шею и долго не отпускал. Пришлось разжать крохотные ручки. "Не плачь, родной, папуля ненадолго", - ласковые слова жены успокаивали душу.

Иван попал в пулемётно-стрелковый полк под Ленинградом в районе деревни Колпино. Там с лета 1941-го до января 1944-го наши бойцы держали оборону вокруг блокадной "северной столицы". Немцы пытались взять город много раз, но наши солдаты ценой собственной жизни снова и снова отбрасывали врага назад. Те страшные бои легли на сердце бойцов кровавыми шрамами.

- Немцы наступали, они не были измождены, как советские солдаты. А наши ребята хлебу с водой радовались, так же, как жители блокадного Ленинграда. Мы так ослабели, что с трудом передвигали ноги, но, когда начиналось наступление, открывалось вдруг второе дыхание, появлялась просто сверхъестественная сила бежать с винтовкой в атаку. Я сейчас понимаю, что это были за сила. Это страх за жизнь родных, ведь в окольцованном городе оставались наши жёны, дети, отцы и матери.

Помню, как мы получили приказ сходить на разведку, чтобы узнать координаты врага. Пошли около двадцати человек. Дышали через раз, чтобы не создавать шума, но немцы появились будто из-под земли, и начался обстрел. Всех положили, я один остался. Заблудился, стал искать своих, неделю скитался, ютился в развалинах и рвах. Голодный, холодный, думал, что умру, но когда жену и сына перед глазами видел, то все дурные мысли враз пропадали. Уже, наверное, после пяти дней скитаний в полуобморочном состоянии набрёл на пятачок в лесу, а он был весь красный от крови, и наши советские солдаты мёртвые лежали. Упал на колени рядом с убитым, открыл мешок, а там - сухари. Они меня и спасли. Оказалось, что неподалёку располагались советские войска, и часовой, когда я вышел на поляну, меня заметил. Я до сих пор благодарен, что меня отвели к своим.

"И я не взял её руки.....

В тот момент Ленинград ожесточённо бомбили. Те, кто не попал под вражеские снаряды, погибали от голода. Людей старались спасти, переправляя по знаменитой "дороге жизни", проложенной через Ладожское озеро. Иван был на фронте, когда узнал, что жене эвакуироваться не удалось. Но командование Курова пошло ему навстречу - дали три дня, чтобы он помог супруге и сыну покинуть умирающий город. Не помня себя, Иван спешил домой, он очень боялся не успеть.

- Зашёл в комнату, а жена лежит бледная и обессиленная. Я бросился ей в ноги, а она только грустно улыбалась и плакала. Нет больше сына... Мне словно сердце в клочья порвали. Фашисты в один миг забрали всё, ради чего я жил,

это из-за них началась война, и миллионы людей терзались от боли... Не знаю, как сумел взять себя в руки. Жену убедил, что надо уезжать, что мы со всем справимся. Повёз её к месту эвакуации, где люди, как загнанные звери, в ужасе спасали свои жизни. Матери, которым не хватало места в грузовиках, забрасывали туда детей, только бы те остались живы. Я жену посадил в машину, и она протянула мне руку... А я не попрощался. И до сих пор корю себя за это. Как же я не взял её руки.

Свою любимую Иван Куров больше не видел. Ему сказали, что фашисты разбомбили машины и все ушли под лёд. После этого Курову не хотелось жить. А зачем, когда ничего больше не осталось? В голове постоянно крутилась одна мысль: уничтожить врага, биться до последнего, а если попадёт пуля в грудь - это будет самое безболезненное, что случится с ним за эту войну. Но судьба распорядилась иначе, и Иван остался жив. Его полк отстоял Ленинград, а потом войска двинулись в Германию, и уже будучи в Дрездене, узнали, что Красная Армия победила!

- Все плакали от радости, стреляли в воздух, а я сел на землю без сил, без эмоций и не мог понять, как теперь жить дальше. Но счастье от того, что мы сумели защитить Родину, конечно же, нас всех грело. Это был великий день окончания великой битвы. И только тогда мы заметили, как резко постарели, хотя были ещё совсем молодыми.

Лучшая награда

Иван Куров прослужил в армии до 1953 года, после чего вернулся в Калининскую область. Обосновался в Кимрах, снова создал семью, которая стала смыслом всей его жизни. И все эти годы боялся только одного: чтобы снова не грянула война и не забрала у него родных. Когда кто-то жалуется на жизнь, на отсутствие денег или машины, Ивану Захаровичу всегда не по себе. Потому что для него это - всего лишь мишура, а главное, чтобы люди, которыми дорожишь, были здоровы. К сожалению, и вторая жена не дожила до столетнего юбилея своего супруга. Но зато есть дети, внуки и правнуки, они часто навещают дедушку. А он, в свою очередь, души в них не чает.

- Не хочу, чтобы кто-то прошёл через те испытания, о которых сейчас написано так много книг. Пусть мы, ветераны, останемся единственными свидетелями той страшной войны, а наши внуки читают о ней. И сделают всё, чтобы никогда больше земля не горела под ногами. Это будет лучшей наградой для тех, кто не вернулся из боя.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах