aif.ru counter
60

Тринадцать, и все родные

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. Аргументы и факты - Тверь 21/04/2010

После гибели мужа Светлана Голякова одна воспитывает детей

В посёлке Рамешки, что в Тверской области, в небольшом зелёном домике живёт большая семья. Светлана Голякова и её тринадцать детей - мал мала меньше.

Приготовить обед, искупать малышей, сделать домашнее задание со старшенькими, и ни минуты на себя - повседневные материнские хлопоты давно стали для Светланы Голяковой смыслом жизни. Кто-то всплеснет руками и не поймёт такой самоотверженности, а вот Светлане невдомёк другое: как можно жить иначе? В чём же радость, если не в детях?

Муж Светланы, протоиерей Алексей Голяков, погиб в автокатастрофе. И теперь женщина одна поднимает семью...

Мягкая улыбка, добрые светлые глаза и безграничная сердобольность - в этом она вся. Когда рожала малышей, ни разу никому не пожаловалась на непростую долю. 13 - и все родные и любимые - разве может быть награда больше?

Братья и сёстры - погодки, между ними разница примерно в полтора года. А вот между самым младшим и самым старшим - целых 20 лет. Кто впервые узнаёт о Светлане, с уважением пожимает ей руку. Родить 13 детей - дорогого стоит. А по нынешним меркам - тем более. Это раньше в русских избах минимум семеро по лавкам сидели, а теперь заведут одного, максимум троих, на том и останавливаются.

Комсомольский билет - в печку

20 лет назад Светлана расхохоталась бы, если бы кто-нибудь ей сказал, что она станет матушкой и родит 13 ребятишек. Озорная Света была современной девушкой, активисткой, комсомолкой и просто красавицей. Окончив школу, поступила в училище, потом по распределению попала в Лихославль. Там-то и изменилась её жизнь в корне. Встретила она парня Алёшу, очень доброго и внимательного, сыграли свадьбу и стали жить обычной советской семьёй. Она работала конструктором на заводе, он - художником-оформителем в местном клубе, рисовал плакаты, афиши, транспаранты для разных мероприятий и демонстраций.

- Как раз в то время, а это были годы перестройки, начали активно восстанавливать разрушенные храмы, - вспоминает Светлана. - Поднимали их буквально из руин. И муж этим очень загорелся. Сначала писал иконы, старательно, бережно и с огромным удовольствием, а через некоторое время серьёзно увлёкся верой и начал подумывал о том, чтобы посвятить жизнь богослужению. Я тогда сильно противилась, понимала, насколько это большая ответственность. Тем более что мы были далеки от веры, в школе и техникуме я была комсоргом, гордилась своим комсомольским билетом. Однажды Алексей схватил этот самый мой билет и демонстративно его сжёг. Ох, как я тогда плакала! Потом, когда храмов стало много, надо было искать священников, в те времена их не хватало. И вот муж стал дьяконом, а я не иначе, как матушкой.

Куча ребятишек - божий дар

После того, как муж уверовал, Света во всём неотступно следовала ему. Сначала соблюдала все посты, выучила наизусть не один десяток молитв. Ну а когда Алексей стал дьяконом, достойно несла звание матушки.

- Это совершенно иной образ жизни, - признаётся Светлана. - Например, нельзя носить брюки, можно только юбки, и те в пол. Нельзя пользоваться косметикой, носить украшения, красить ногти, перекрашивать волосы. Но мне это не было в тягость, я как раз занималась детишками, поэтому на себя времени всё равно не оставалось, тогда у нас трое карапузов было. А супруга моего владыка обязал в семинарии учиться. Муж обучался и ещё очень хлопотал за Лихославльский храм, его хотели восстановить и отдать под молодёжный клуб. А Алёша во что бы то ни стало хотел, чтобы храм отреставрировали. Большими усилиями храм всё-тики отстояли, реконструировали, придали ему первозданный вид и даже колокол поставили. Теперь он радует глаз жителей. А потом дьякона Алексея направил в посёлок Рамешки. Именно там у Голяковых образовалась большая семья. Детишки рождались один за другим.

- Жёны священников не должны зачатию препятствовать. Вот только не у каждой получается столько детей родить. Я рожала, сколько Бог посылал, не всем так много счастья даётся, - считает женщина.

Приход создавали с нуля

- Священники, они ведь как военные: куда направят, туда и едут, - улыбается Светлана, разглядывая только что отманикюренные ногти. Такие она раньше только у прихожанок и видела, а свои, потемневшие и стёртые от работы, всегда прятала, стыдно было. И вот впервые за 20 лет её уговорили навести красоту. - Попали мы в Рамешки, на тот момент в посёлке была полнейшая разруха, - качает головой женщина. - Были погост и церковь, а вокруг - несколько домов. Жить было негде, поселили нас сначала в хибарку, а со временем возле храма дали дом. В нём раньше, до 1937 года, жил священник, дому этому больше ста лет. Мы, как могли, подремонтировали его, приспособили для житья. Мыться было негде, батюшка на речку ходил, а мы из лейки друг друга поливали.

Местный храм, в котором должен был служить Алексей, был в таком состоянии - хоть плачь. Камень к камню, дощечка к дощечке - восстанавливали с нуля. А ещё надо было создавать приход, ведь в посёлке лишь два - три человека знали "Отче наш".

- Когда муж приходил в храм, то начинал с того, что подметал пол, а бабушки сидели на лавках и поднимали ноги, - смеётся Светлана. - Они не понимали, зачем сюда пришли, что надо делать. Думали - может, это клуб какой, для посиделок. Но потихонечку Алексей добротой, лаской и пониманием показал и рассказал, как молиться, как соблюдать пост. И жители полюбили храм.

Теперь каждый в Рамешках спешит в церковь, чтобы помолиться. Вот только любимого батюшки уж нет в живых. Алексей разбился как раз на Пасху. Когда его хоронили, люди твердили одно: "Умер вместе с Христом - вместе с Христом и воскреснет". А Светлана тяжело заболела. После болезни снова встала на ноги и твёрдо решила: детишек поднимет, чего бы это ей не стоило. Благо, и государство помогает, и люди добрые. А ту любовь, которую мужу отдавала, до крупиночки между ребятишками поделила. Всем поровну - как и положено в настоящей русской семье.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах