aif.ru counter
46

Дорога жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. Аргументы и факты - Тверь 13/05/2009

Пенсионерка построила её меж двух деревень

Такой уникальной женщины, пожалуй, больше не найти в России. Разве можно представить, что обычная пенсионерка построила... дорогу! Однако тверичанка Зоя Алексеевна Кангро смогла сделать это, к тому же ещё и книгу написала! А также организовала своих друзей - бывших детдомовцев в крепкую общественную организацию.

- Мне бы носить свою девичью фамилию - Бойкова, потому что она больше отражает мою сущность, - смеётся Зоя Алексеевна.

И правда, энергии и боевитости у неё хватит на пятерых. Да и вообще девчонки в их семье такие живучие! Четверо братьев Зои Алексеевны скончались во младенчестве, а пять сестёр пережили самые лихие годы. А уж Зое судьба отмерила испытаний полной ложкой.

Зоечку - в приют!

Она появилась на свет в январе 1942 года в Старицком районе в самых экстремальных условиях: в их избе в это время стояли фашисты, которых только что выбили из Старицы наши войска. Но судьба и оккупанты пощадили новорожденное дитя.

Её отец, подразделение которого стояло недалеко, решил навестить жену и дочку и ушёл "в самоволку", за что попал в штрафбат и был направлен в самое пекло - в Ржев. Штрафбат - это заведомые смертники, однако отец Зои Бойковой выжил в ржевской бойне, а погиб под Курском, на той самой огненной дуге.

К тому времени его жена, которая была инвалидом, потеряла здоровье полностью. Умерла она уже после войны, от рака, а перед смертью наказала старшей дочери: "Зоечку - в приют!" В послевоенные, да и военные годы немало многодетных семей отдавали одного-двоих детей в сиротские учреждения. Дело в том, что выбора не было: в детдоме у худосочных бледных детишек оставался шанс выжить, дома они умерли бы с голоду.

В детдомах давали невиданную в деревне роскошную еду - белый хлеб. Зоя Алексеевна до сих пор вспоминает, с какой жадностью она вдыхала аромат булки, кусочек которой однажды с долгой растяжкой жевала, смакуя, её деревенская соседка.

До сих пор женщина помнит, как старшая сестра, которая везла её в приют, желая утешить, подбодрить 9-летнюю малышку, принесла ей кусок чего-то липкого, холодного, ароматного. Дело было на вокзале в Ржеве, где они ожидали поезд. Зоя откусила кусок от этой массы и вскрикнула от холода и боли. Размахнувшись, бросила липкий комок под лавку. В то же мгновение сестра с криком нырнула туда, сгребла массу с грязного пола и, обливаясь слезами, стала жадно есть. За что было ей ругать младшую сестрёнку? За то, что она никогда не ела мороженого?!

Зоя стала жить в приюте, что под Калязином. Сирот кормили и одевали, по меркам того голодного времени, просто роскошно. Только в детдоме многие ребятишки узнавали вкус макарон, сыра, какао. Здесь им было не скучно, ведь их даже возили в кино. Погружали на огромные баркасы и за несколько раз перевозили весь приют по Волге в кинотеатр. ...А длинными, жуткими зимними ночами в окна деревенского дома заглядывали волки.

Чуки и Геки из детдома

В 1955 году Зою перевели в Тверь. Их детский дом располагался в доме на улице Володарского, в том самом, где сейчас находится главный офис "Тверьуниверсалбанка". И каждый год его руководство приглашает уже ставших седыми воспитанников в родной для них дом. Пусть там все стало неузнаваемым: евроремонт и роскошь, которая и не снилась в нищее послевоенное время, а всё же пахнет для постаревших мальчиков и девочек детством!

Через полвека Зоя Алексеевна напишет книгу: "Последняя тайна, или История дома номер 34 по улице Володарского". Это безыскусный и оттого безжалостный рассказ о военном лихолетье и послевоенной разрухе, о том, как выживали дети в эту страшную пору. Предполагается передать книгу в детские дома и интернаты Тверской области.

Когда здание на Володарского отдали музыкально-педагогическому училищу, детей перевели в деревню Поминово - просьба не путать с родиной предков Владимира Владимировича! Хотя место это не менее легендарное. Именно там, в барском доме, где был организован с тех пор детский дом, жил художник Валентин Серов. А теперь здесь поселились 100 мальчишек и девчонок.

- Вы, наверное, там вовсю влюблялись? - спросила я Зою Алексеевну. - Ведь уже взрослые были!

- Какое там! Мы такие озорники были. "Тили-тили-тесто" для нас было самой страшной дразнилкой. Так что мы не только не испытывали взаимную симпатию, но ещё и старались продемонстрировать полное безразличие и независимость!

Днём ребята были заняты учёбой. В этот детский дом собрали самых способных ребятишек. Блестяще учиться было для них не в новинку.

А кроме этого у детей был великолепный хор. Ничего удивительного, ведь преподаватель музыки Владимир Францевич Фридрих был раньше... солистом Большого театра. Да только выслали его за "сто первый километр". То есть запретили, в стиле того времени, жить ближе ста километров от столицы.

А кроме этого дети участвовали в походах. Разве забыть запах еды, которую готовили прямо на костре в лесу. А как душисто пах лапник, брошенный в качестве подстилки на землю! Ребятишки воображали себя бойцами отряда легендарного Чапаева, фильм о котором им показывали в детском доме.

Одевались дети простенько. Зато была у них одежда выходная, подаренная шефами - летчиками. Они привезли из Германии симпатичные пальто с капюшонами, отороченными белым мехом, а девочкам ещё и ленты на банты! Ребятишки в шутку называли друг друга Чуками и Геками - героями знаменитого фильма, поставленного по повести Аркадия Гайдара.

Не менее красивое пальто, вспоминает Зоя Алексеевна, она сшила из обычного... шерстяного одеяла. Но это было уже потом, в педагогическом институте, после выпуска из детского дома. Девчонок и мальчишек снабдили 10 с полтиной рублями, валенками, платьем и парусиновыми тапочками. Так до самой зимы Зоя и бегала в них. А где другую-то обувь можно было взять?!

Строим дальше

На четвертом курсе студентка Бойкова, сменившая тогда свою фамилию на мужнину - Кангро, родила первого ребёнка. Так и сдавала педагогическую практику: спеленатый младенец лежал на первой парте, а она давала урок. К трудностям ей было не привыкать, вот и ютилась она десять лет с мужем и детьми вчетвером в маленькой комнатке.

Где бы ни работала Зоя Алексеевна, всегда была общественницей. И за дорогу она взялась со всем энтузиазмом, даже не предполагая, во что ввязывается. Ну конечно, это только человек, который привык преодолевать трудности, мог взяться за такое безнадёжное дело - строительство дороги, тем более, что "бюджет" первоначально составлял... 15 тысяч рублей. За такие деньги и четверть проектной документации не сделаешь! Зато можно было восстановить аллею, которая вела когда-то к детскому дому и которую так хорошо помнили все детдомовские ребятишки. Однако жители Калининского района Тверской области из деревень Щербинино и Чуприяновка попросили её зря денег на красоту не тратить, а пустить их на дорогу. Надоело им хуже горькой редьки месить грязь весной и осенью!

Денег на проект и строительство дороги требовалось в несколько раз больше. Откуда их взять? Два года Зоя Алексеевна ходила, просила, умоляла, доказывала. Под напором активной пенсионерки сдавался то один, то другой предприниматель. Кто не мог помочь деньгами, давал... дренажные трубы, например. Подрядчик, узнав, что дорогу строит не богатая "новая русская", которой проезд к усадьбе понадобился, а обычная пенсионерка, начал аж чертыхаться. Ну где это видано, чтобы пожилая женщина работу чиновников на себя взваливала?! В 2007 году дорогу открыли. Казалось бы, деревенские должны радоваться дороге да добрым словом вспоминать Зою Алексеевну, однако они опять пришли бить челом к ней: дорога между деревнями есть, а вот до станции Чуприяновка по-прежнему не добраться. Зоя Алексеевна опять засучила рукава...И, если подготовительные работы завершатся успешно, Кангро рассчитывает, что проект войдёт в число социально важных, на которые 90 % средств выделяет областной бюджет, а 10 % - бюджет сельского поселения.

А что касается организации "Детдомовское братство", то накануне 9 мая они пригласили меня в гости. Мы встретились в старом деревянном доме на неожиданно тихой, полудеревенской улице в самом центре Твери. Бывшие детдомовцы сидели за большим столом, вспоминали былое, ели нехитрое угощение и пели. Вы бы знали, как слаженно, красиво и музыкально они пели! Сразу видно, уроки прекрасных педагогов не забыты. Но главное - исполнение было таким душевным, что подпевать я им не могла: в горле стоял комок, и слезы на глаза наворачивались.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах